Московский государственный университет печати

Степанов В.Г.


         

Теоретические основы редактирования переводной литературы

Конспект лекций


Степанов В.Г.
Теоретические основы редактирования переводной литературы
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

1.

Истоки и традиции издания переводной литературы в России

2.

РАЗДЕЛ II. Переводная литература в системе современного книгоиздания

3.

РАЗДЕЛ III. Критерии редакторской оценки перевода произведений литературы

4.

РАЗДЕЛ IV. Использование словарей в процессе редактирования переводной литературы

5.

РАЗДЕЛ V. Аппарат изданий переводной литературы

Указатели
77  именной указатель
9  указатель издательств
13  указатель компаний
34  указатель названий

3.
РАЗДЕЛ III. Критерии редакторской оценки перевода произведений литературы

При всей важности работы по отбору литературного произведения для издания, по составлению и коррекции сопроводительного аппарата издания перевода центральное, ключевое место занимает подготовка и коррекция его основного текста, т.е. текста перевода. Поскольку издания переводов охватывают широкий круг произведений как художественной, так и нехудожественной литературы, поскольку произведения равно художественной и нехудожественной литературы весьма разнородны по своему характеру [наглядный тому пример - очевидная разница между прозаическими и поэтическими текстами], при подготовке и редакционной обработке текста перевода следует руководствоваться определенной иерархией приемов и средств, имеющихся в распоряжении переводчика и редактора. Другими словами, эдиционный инструментарий будет в существенной степени зависим от характера переводимого и обрабатываемого материала.

Для определения иерархии средств, используемых при подготовке и обработке текстов переводов целесообразно обратиться к основам теории языковых значений.

Значения языковых единиц существуют не в человеческом сознании, а в самих этих единицах, то есть не в мозгу человека, а в речи. Суммируя вкратце основные исходные положения, на которых базируется наше понимание природы значения в языке, сформулируем несколько фундаментальных положений.

    1) Язык есть знаковая (семиотическая) система особого рода, наиболее сложная и наиболее универсальная из всех существующих в обществе знаковых систем. Основной функцией языка, определяющей его характер и природу, является функция общения («коммуникации»).

    2) Язык существует в речи, в речевых произведениях (текстах), создаваемых в процесс речевой коммуникации. Язык является основным и важнейшим компонентом любого речевого произведения, тем материалом, из которого оно строится.

    3) Единицы языка являются двусторонними образованиями: в них различаются план выражения и план содержания. Обе эти стороны языка взаимосвязаны.

    4) Значения языковых единиц так же, как и их формальная (звуковая или графическая) сторона, существуют в речи, в речевых произведениях (текстах).

Природа знака обусловливает следующее. Любой знак является знаком лишь благодаря тому, что он что-то обозначает, иными словами, относится к чему-то, лежащему вне знака. Следовательно, значение есть не сущность, а отношение. Это отношение знака к чему-то, лежащему вне знака, и есть значение знака.

Значение единиц языка не следует путать с нашим пониманием этого значения. Как подчеркивал А.И. Смирницкий, наше знание языка - «лишь отпечатки, отображение языка в сознании говорящих на нем, владеющих им... Следует отличать подлинное, объективное существование языка в речи от существования его отображения в сознании, то есть от знания данного языка». Сказанное относится не только к звуковой форме языка, но и к его значимой стороне, к языковым значениям. Реально они существуют в речи, в которой те или иные единицы языка всегда к чему-то отнесены, что-то обозначают.

Следует уточнить, к чему именно знак относится, то есть определить, какое отношение или отношения между знаком и чем-то другим являются значением (значениями) данного знака. В современной семиотике принято говорить о трех основных типах отношений, в которые входит знак - и, соответственно, о трех основных типах значений:

    1) Прежде всего это отношение между знаком и предметом, обозначаемым данным знаком. Предметы, процессы, качества, явления реальной действительности, обозначаемые знаками, принято называть референтами знака, а отношение между знаком и его референтом - референциальным значением знака (referential meaning) [Другие употребляемые в научной литературе термины: «денотативное», «понятийное» или «предметно-логическое» значение]. При этом референтом знака, как правило, является не отдельный, индивидуальный, единичный предмет, процесс и т.д., но целое множество однородных предметов, процесса, явлений и пр.

    2) Вторым типом отношений, в которые входит знак, является отношение между знаком и человеком, пользующимся данным знаком (то есть отношение между языковым знаком и участниками речевого процесса - говорящим или пишущим и слушающим или читающим). Люди, использующие знаки языка, отнюдь не безразличны к ним - они вкладывают в них свое субъективное отношение к данным знакам, а через них - к самим референтам, обозначаемым данными знаками. Так, русские слова «очи», «глаза» и «гляделки»; «почивать», «спать» и «дрыхнуть»; «похитить», «украсть» и «спереть» обозначают, соответственно, одни и те же референты, то есть имеют одинаковые референциальные значения, но они отличаются по тем субъективным отношениям, которые существуют между этими знаками и людьми, использующими эти знаки. Эти субъективные отношения (эмоциональные, экспрессивные, стилистические и пр.), которые через знаки переносятся на обозначаемые знаками референты, называются прагматическими отношениями. Соответственно второй тип значений мы будем называть прагматическими значениями знаков. [Другие употребляемые термины - «коннотативное значение», «эмотивное значение», «стилистическая» или «эмоциональная» окраска]. Как правило, прагматические значения языковых знаков являются одинаковыми для всего коллектива людей, говорящих на данном языке.

    3) Любой знак, в том числе и языковой, существует не изолированно, а как составная часть определенной знаковой системы. В силу этого любой знак находатся в сложных и многообразных отношениях с другими знаками той же знаковой системы. Такие отношения называются внутрилингвистическими. Соответственно мы будем говорить о внутрилингвистических значениях языковых знаков. [Другие термины - «лингвистическое значение», «значимость»].

Итак, любой языковой знак находится в определенных отношениях с: а) обозначаемым им референтом; б) людьми, пользующимися данным знаком, и в) другими знаками, входящими в ту же самую языковую систему. В силу этого семиотическое содержание знака складывается из трех компонентов - референциального, прагматического и внутрилингвистического значений.

Естественно, что эти три типа значений находятся в неразрывной связи.

Как правило, знаки имеют в своей семантической структуре все три типа значений, однако существуют и такие знаки, в которых представлены не все данные типы. Так, в системе любого языка есть знаки (к их числу относятся разного рода служебные и формально-грамматические элементы), лишенные всякого референциального значения. С другой стороны, любой знак обязательно обладает внутрилингвистическим значением. Спорным является вопрос о наличии у всех без исключения знаков прагматических значений. Для эдиционной - в том числе переводческой - теории и практики первостепенным является вопрос: все ли типы значений, выражаемых в тексте подлинника, сохраняются при переводе.

Степень «сохранности» значений в процессе перевода оказывается неодинаковой в зависимости, прежде всего, от самого типа значений. В наибольшей степени при переводе сохраняются (то есть как бы являются «наиболее переводимыми») референциальные значения.

В меньшей степени, чем референциальные значения, поддаются передаче при переводе значения прагматические. Дело в том, что отношение разных человеческих коллективов к данным предметам, понятиям и ситуациям может быть различным.

Внутрилиигвистические значения в силу самой своей сущности поддаются передаче при переводе в минимальной степени. Как правило, они вообще не сохраняются в процессе перевода, и внутрилингвистические значения, присущие единицам ИЯ, исчезают и заменяются виутрилингвистическими значениями, свойственными единицам ЯП.

Однако доминирующим фактором, определяющим «порядок очередности» передачи значений, является характер самого переводимого текста. Выделенные типы языковых значений играют далеко не одинаковую роль в текстах разных жанров. Если для такой жанровой разновидности текста, как научная и техническая литература, характерна преобладающая роль референциальных значений, то для художественной литературы, в особенности для лирической поэзии, ведущими и основными часто оказываются не референциальные, а прагматические отношения. Из этого вытекает, что при переводе текстов художественных, в особенности поэтических, переводчик нередко вынужден жертвовать передачей референциальных значений с тем, чтобы сохранить несравненно более существенную для данного типа текстов информацию, заключенную в выражаемых в нем прагматических (эмоциональных и пр.) значениях. В ряде случаев наиболее существенная информация оказывается заключенной именно во внутрилингвистическихзначениях, так что переводчик бывает вынужден жертвовать ради передачи внутрилингвистических значений значениями других типов, в первую очередь, референциальными.

В каждом конкретном случае переводчик должен решать, каким значениям необходимо отдать преимущество при передаче, я какими можно жертвовать; с тем чтобы минимизировать потери информации, наиболее существенной для данного текста.

Рассмотрим в первую очередь особенности передачи РЕФЕРЕНЦИАЛЬНЫХ значений.

Основная проблема передачи референциальных значений, выражаемых в исходном тексте,- это несовпадение круга значений, свойственных единицам ИЯ и ЯП.

В целом все типы соответствий между единицами языка - прежде всего лексическими - можно свести к трем основным: I полное соответствие; II частичное соответствие; III отсутствие соответствия.

I. Случаи полного совпадения лексических единиц во всем объеме их референциального значения относительно редки. Как правило, это слова однозначные, то есть имеющие в обоих языках только одно лексическое значение.

    1) Имена собственные и географические названия, напр.: Гомер - Homer, Польша - Poland и т.д.

    2) Научные и технические термины, напр.: шестигранник - hexahedron, ключица - clavicle и т.д.

    3) Некоторые другие группы слов, близкие по семантике к указанным двум, например, названия месяцев и дней недели: март - March, воскресенье - Sunday, плюс числительные: тысяча - thousand.

Однако слова-термины во многих случаях характеризуются многозначностью. Особенно большой многозначностью отличается техническая терминология (камера - chamber, compartment, cell, camera /фото/, tube /шины/, lining /шланга/ и др.; пластина - plate, bar, sheet, blade и др.)

В очень редких случаях полное соответствие встречается и у многозначных слов. Так, русское слово «лев» и английское «lion» имеют следующие значения: 1. крупное хищное млекопитающее; 2. знаменитость; 3. созвездие и знак Зодиака.

П. Наиболее распространенным случаем является частичное соответствие.

Иногда круг значений слова в ИЯ оказывается шире, чем у соответствующего слова в ЯП или наоборот, напр., характер - character. [(S) SL >/< (S) ТЦ. Такое отношение неполной эквивалентности можно назвать включением.

Более распространенный случай имеет место, когда оба слова - в ИЯ и в ЯП - имеют как совпадающие, так и расходящиеся значения, напр., лексемы «стол» и «table», «дом» и «house». Подобный вид отношений между словами двух языков мы можем назвать пересечением.

Весьма интересны частные случаи частичного соответствия, обусловленные явлением, которое можно назвать недифференцированностью значения слова в одном языке сравнительно с другим. Речь идёт о том, что одному слову какого-либо языка, выражающему более широкое («недифференцированное») понятие, то есть обозначающему более широкий класс денотатов, в другом языке могут соответствовать два или несколько. слов, каждое из которых выражает более узкое, дифференцированное, сравнительно с первым языком, понятие, то есть относится к более ограниченному классу денотатов. Так,. русскому слову «рука» в английском языке соответствуют два слова,- апп» и «hand», каждое из которых обозначает более узкое понятие. Аналогичным образом, английскому глаголу «to chuckle» соответствуют в русском языке глаголы «кудахтать», «крякать» и «гоготать», русскому существительному «цветок» соответствуют английские слова «flower» /цветок как растение/ и «bloom» /головка цветка/. Можно привести множество аналогичных примеров.

Существенно подчеркнуть, что в данном случае речь не идет о многозначности слов, или полисемии. В указанных выше случаях эти слова имеют только одно значение (наряду с которым они могут иметь и другие значения, напр., глагол «to chuckle» наряду со значением «издавать определенный звук /о животном/» имеет значение «посмеиваться», «фыркать»), но объем этого значения в целом шире, нежели у их соответствий в другом языке. Следует отличать те случаи, когда разным значениям одного и того же слова в одном из языков соответствуют разные слова в другом языке. Например, русскому слову «жертва» в значении «человек, пострадавший или погибший от чего-либо», соответствует английское «victim», а в значениях «приносимые в дар божеству предметы или существа» и «добровольный отказ»-английское «sacrifice».

Следует иметь в виду, что не всегда можно достаточно строго разграничить многозначность и семантическую недифференцированность.

В разных языках могут встречаться и более сложные, чем приведённые выше, случаи смысловой недифференцированности. (Напр., «сыр», «творог» - «cheese», «cottage cheese»; «стул», «кресло» - «chair», «armchair»; «сад», «огород* - «garden», «vegetable garden»;

«дыня», «арбуз» - «melon», «watermelon»).

Из сказанного выше явствует, что один язык дает возможность не выражать разницы между определенными понятиями, в то время как другой язык вынуждает пользующегося им обязательно выразить эту разницу. В этой связи Р.Якобсон справедливо отмечал, что «языки различаются главным образом в том, что они должны выразить, а не в том, что они могут выразить».

Для перевода и редактирования данное явление, как и многозначность, представляет собой значительную трудность в том плане, что при передаче слова, семантически недифференцированного в ИЯ, необходимо произвести выбор между возможными соответствиями в ЯП. И наоборот, сложность возникает при возникновении необходимости передать слово, семантически дифференцированное в ИЯ. В большинстве случаев возможность сделать правильный выбор обеспечивается показаниями контекста - узкого или широкого.

Картина отношений между единицами двух языков становится еще сложнее, если проводить сопоставление не между отдельными словами, а между целыми группами семантически сходных слов. Достаточно характерным примером подобной сложности являются цветообозначения в различных языках. Так» в русском языковом сознании обозначены семь основных цветов спектра - красный, оранжевый, желтый, зеленый, голубой, синий и фиолетовый. В английском, например, языковом сознании существуют шесть таких цветов - red, orange, yeDow, green, blue, purple. Существуют языки, в которых есть всего два недифференцированных названия цвета - один для красной части спектра (включая красный, оранжевыми желтый) и второй - для синей (включая зеленый, голубой, синий и фиолетовый).

При переводе текста.оригинала и его последующей редакционной обработке необходимо принимать во внимание то, что различное языковое сознание по-разному проводит членение окружающей человека пространственно-временной реальности. Так, говорящие по-английски делят 24-часовой период не на четыре, а на три части: morning (от О до 12 часов дня), afternoon (от полудня до примерно 18 часов, то есть до захода солнца) и evening (от захода солнца до полуночи). Что касается слов day и night, то они обозначают деление суток на светлую часть (day) и темную (night). [Ср.: «Night at the Opera» - «Вечер в Опере»].

Ш. Наконец, третий возможный случай взаимного отношения лексики двух языков - это полное отсутствие совпадения. Речь вдет о так называемой безэквивалентной лексике. Сюда относятся в основном следующие группы слов.

  1. 1. Имена собственные, топонимы, названия учреждений, организаций, газет и пр., не имеющие постоянных соответствий в лексиконе другого языка.

  2. 2. Так называемые реалии. Сюда относятся слова, обозначающие разного рода предметы материальной и духовной культуры: щи, рассольник, квас, сарафан, частушки, drugstore, drive-in, brain drain и пр.

  3. 3. Лексические единицы, которые можно назвать случайными лакунами (сутки, exposure и пр.)

Из практики перевода и редакционной коррекции известны следующие способы передачи безэквивалентной лексики.

1) Переводческая транслитерация и транскрипция. (Брейн-дрейн, паблик скул, ноу-хау, трансмиттер, ресивер, сабвуфер, твитер, дисплей, камкордер, кард-слот, стэндбай, чизбургер, пай и др.) В настоящее время прием транслитерации и транскрипции при переводе художественной литературы используется реже, чем при переводе литературы специальной.

2) Калькирование. Этот прием заключается в передаче безэквивалентной лексики ИЯ при помощи замены ее составных частей - морфем или слов - их прямыми соответствиями в ЯП. (Grand Jury - Большое жюри, brain drain - утечка мозгов, backbencher - заднескамеечник, open earphones - открытые наушники, rear projector - обратный проектор и пр.)

3) Описательный («разъяснительный») перевод. Этот способ передачи безэквивалентной лексики заключается в разъяснении значения лексической единицы ИЯ при помощи развернутых словосочетаний, т.е. по сути дела ее дефиницией (statesmanship - искусство управлять государством, signal feedback - обратное «скармливание» сигнала, floorer - сильный удар, сбивающий с ног, standby - режим ожидания в готовности, щи - cabbage soup, борщ - beetroot and cabbage soup).

Нетрудно заметить, что описательный перевод обычно оказьюается весьма громоздким и неэкономным. Поэтому переводчики и обрабатывающие текст перевода редакторы часто прибегают к сочетанию двух приемов - транскршщии/транслитерапии или калькирования и описательного перевода, представляя последний в подтекстовом или затекстовом комментарии. (Holding company - холдинг-компани, фирма, которая непосредственно не управляет производством, а только держит в своих руках «портфельный капитал». В дальнейшем тексте возможно употребление транскрипции «холдинг-компани» без пояснений). Разъяснив однажды значение данной единицы, переводчик в дальнейшем может использовать транскрипцию/транслитерацию или кальку, смысл которой уже уяснен читателем.

4) Приближенный перевод (при помощи «аналога») заключается в подыскании ближайшего по значению соответствия в ЯП для лексической единицы ИЯ, не имеющей в ЯП точных соответствий (городничий - mayor, техникум - junior college, drugstore - аптека, imow how - технология и up.)

Следует иметь в виду, что «аналоги» лишь приблизительно передают значение исходного слова и в некоторых случаях могут создать не вполне правильное представление о характере обозначаемого ими явления.

Учитывая это, опытные переводчики и редакторы при использовании «аналогов» дают требуемые пояснения в комментариях к переводу.

5) Трансформационный перевод. В ряде случаев при передаче безэквивалентной лексики приходится прибегать к перестройке синтаксической структуры предложения, к лексическим заменам с полным изменением значения исходного слова, т.е. к тому, что носит название лексико-грамматических трансформаций (Не died of exposure - Он умер от воспаления легких / Он погиб от солнечного удара).

Особняком стоит вопрос о передаче фразеологических единиц на языке перевода и их редакторской коррекции. ФЕ суть сочетания слов с полностью или частично переосмысленными компонентами. Существуют пять сторон значения идиомы, которые будут оказывать влияние на выбор переводчиком эквивалента. Это переносное значение идиомы, ее буквальное значение, ее эмоциональная окраска, стилистический регистр и национальный колорит. Переносное значение является основным элементом семантики идиомы. Так, «red tape» означает бюрократическую волокиту, «to kick the bucket» означает «умереть».

ФЕ могут носить положительный, отрицательный и нейтральный характер. Они могут различаться по своему стилистическому использованию. Кроме того, они могут иметь национальную окраску.

ФЕ могут быть образными. Следует выделить три группы ФЕ с образной основой: 1 ФЕ интернационального характера, напр., «blue stocking» - «синий чулок», «lions share» -»львиная доля»; 2. ФЕ с измененной образной основой при трансформации ее лексического характера, напр., «in the dead of night» - «глубокой ночью», «in broad daylight» - «среди бела дня», «a diamond of first water» - «бриллиант чистой воды»; 3. ФЕ с полной трансформацией образной основы, напр., «to take smb for a ride» - «поднять на смех».

В то же самое время ФЕ могут быть безобразными, т.е. не иметь образной основы, напр., выражение «for that matter», которое имеет значения «в этом отношении», «собственно говоря», «в сущности». Идиома «hair of the dog» приблизительно означает «клин клином».

При переводе ФЕ и последующей редакционной обработке ТП следует принимать во внимание следующие соображения.

1) Лучшим способом будет перевод ФЕ ИЯ идентичной идиомой ЯП. Однако количество таких прямых соответствий ограничено. Даже если переводчику удзлось отыскать эквивалентную ФЕ в ЯП, он может оказаться не в состоянии использовать ее из-за разницы в коннотации. Например, английское выражение «to save ones skin» можно заменить русским «спасти чью-то шкуру» при общем отрицательном значении. Но английское выражение может также обладать положительной хошютацией, отсутствующей у русского cooTBeivibtiii. К тогда переводчику прюдстсл иекйть ппой способ:

Betty saved Tims skin by typing his report for him.

Бетти выручила Тима, напечатав за него доклад.

2) Когда переводчику не удается найти идентичную ФЕ в ЯП, ему следует искать выражение с тем же самым переносным значением, но иным буквальным значением, напр., «to get out of bed on the wrong side» - «встать с левой ноги». Однако здесь переводчик должен быть предельно внимательным, чтобы сохранить эмоциональные либо стилистические особенности оригинала. Таким образом, выражение «Jack of all trades» не следует переводить на русский язык как «мастер на все руки». Так же точно английскую «литературную» идиому «can leopard change his spots» не следует переводить русским выражением «черного кобеля не отмоешь добела»« имеющим ярко выраженный разговорный характер. К тому же не следует пользоваться этим приемом перевода, если ФЕ в ЯП имеет явную национальную «маркировку». Читатель ни в коем случае не ожидает от иностранного автора употребления явно русских фразеологизмов • таких, как, например, «ездить в Тулу со своим самоваром».

3) Дословный перевод фразеологизма с ИЯ невозможен, если русский читатель не сможет догадаться о его переносном значении. Таким образом, калька английской идиомы «skeleton in the cupboard» будет непродуктивна.

4) При помощи экспликации невозможно удовлетворительным образом воспроизвести семантику ФЕ исходного языка. Этим приемом можно пользоваться только в случае отсутствия лучшей альтернативы («to dine with Duke Humphrey» - «остаться без обеда»).

Система ПРАГМАТИЧЕСКИХ значений, выражаемых в языке, является весьма сложной, и эти значения качественно неоднородны. Представляется возможным предложить нижеследующую схему классификации прагматических значений.

I. Стилистическая характеристика слова. Можно. Выделить в словарном составе языка следующие виды стилистической характеристики слов: 1) нейтральная; 2) обиходно-разговорная; 3) книжная; 4) поэтическая; 5) терминологическая.

П. Регистр слова. Имеются в виду определенные условия или ситуация общения, обусловливающие выбор тех или иных языковых средств, в том числе лексических единиц. Можно наметить существование 5 регистров, среди них: 1) фамильярный; 2) непринужденный; 3) нейтральный; 4) формальный; 5) возвышенный.

Ш; Эмоциональная окраска слова. Лексические единицы могут быть подразделены натри основных группы: 1) отрицательно-эмоциональные; 2) нейтрально-эмоциональные и 3) положительно-эмоциональные.

Выделенные здесь аспекты классификации слов по их прагматическим значениям не являются строго взаимоисключающими - между стилистической характеристикой, регистром и эмоциональной окраской существует тесная связь.

Вполне обычной является ситуация, когда лексемы двух разных языков, полностью совпадающие по своему референциальному значению, расходятся в отношении прагматических значений, то есть по стилистической характеристике, регистру или эмоциональней окраске («кисть» - «hand», «очи» - «eyes», «град» - «city», «buck» - «доллар», «quid»-»фунт» и т.д.).

Расхождение значений единиц ИЯ и ЯП в процессе перевода нередко ведет к тому, что те или иные из этих значений оказываются при переводе утраченными. Обычно это выражается в замене стилистически или эмоционально «маркированных» слов ИЯ нейтральными словами ЯП.

Но если такие потери при переводе являются до некоторой степени неизбежными, то совершенно недопустимо обратное - замена нейтральной лексики на прагматически маркированную.

Одним из способов передачи прагматических значений является, например, применение описательного перевода («Шкафик мой родной» - «My darling old cupboard»).

С рассматриваемой проблемой передачи прагматических значений тесно связан вопрос о передаче при переводе метафорических значений слов. Речь в первую очередь идет здесь о передаче эмоционально окрашенных сравнительных оборотов («хитер как лиса» - «sly as a fox», «труслив как заяц» - «timid as a hare», но «упрям как осел» - «obstinate asa mule», «глуп как профса» -.»stupid as an ass», «пьян как сапожник» - «drunk as a lord», «слепой как крот» - «blind as a bat».). В ряде случаев для названия некоторых качеств в одном из сопоставляемых языков вообще нет. сравнительных оборотов («dead as a doornail» - «мертвый»); в этих случаях могут возникать затруднения при переводе.

Следующим этапом метафоризации значения слова является употребление второго компонента сравнительного оборота для обозначения самого лица или предмета. Но не во всех языках такие метафорические значения слов совпадают. Английское «rat» обозначает «труса», русское «крыса» метафорически не употребляется. Русское «гусь» означает плутоватого человека, «паук» - кровопийцу-эксплуататора, английские «goose» и «spider» метафорических значений не имеют («Хорош гусь!» - «Theres a good one!»). В узбекском же языке «паук» - символ хитрости. Все эти моменты должны обязательно учитываться при переводе и последующей редакционной обработке.

К прагматическому значению слова примыкает его коннотация, т.е. те дополнительные ассоциации, которое слово вызывает в сознании носителей данного языка. Слово «черемуха» вызывает у русского воспоминание о весне, природе, а английское «bird cherry» для американца и англичанина остается только названием малоизвестного растения. Напротив, для русского «остролист» и «омела» - всего лишь ботанические термины, для англичанина.же их эквиваленты «holly» и «mistletoe» - символы Рождества. Для русского «отруби» - корм для скота, для англичанина «bran» - блюдо, которое принято подавать на завтрак.

К числу ВНУТРИЛИНГВИСТИЧЕСКИХ значений относятся отношения звукового сходства между словами, отношения сходства морфемной структуры, отношения семантического сходства или несходства и пр. Так, передача внутрилингвистических значений единиц ИЯ является необходимой во всех тех случаях, когда сами единицы языка становятся предметом высказывания. К проблемам передачи внутрилингвистических значений относятся проблемы передачи рифмы и аллитерации, игры слов.

Особо важную роль передача внутрилингвистических значений играет при переводе такого рода текстов,где формальные особенности превалируют.

Элементы грамматического • строя языка - аффиксы, формы словоизменения и синтаксические конструкции - также относятся к числу языковых знаков и так же, как и лексические единицы, являются носителями референциальных, прагматических и внутрилингвистических значений.

***

Важнейшая задача, стоящая перед переводчиком-практиком в процессе выполнения перевода и перед редактором, осуществляющим последующую обработку текста, - отыскание в ИТ минимальной единицы перевода (unit of translation). Единицей перевода может быть единица любого языкового уровня. Соответственно единица любого языкового уровня может становиться объектом перевода и последующего редакторского анализа.

Такой вид перевода, при котором соответствие между единицами ИЯ и ЯП устанавливаются на уровне фонем, носит название переводческой транскрипции (Heath - Хит).

В том случае, когда соответствие устанавливается на уровне графем, то есть передается не звуковой облик, а написание (графическая форма) исходного слова, налицо переводческая транслитерация (Lincoln - Линкольн, «timer» - «тюнер», «distributor» -»дистрибутор»).

Следует, однако, отметить, что строгое разграничение транслитерации и транскрипции на практике осуществляется редко; обычно имеет место сочетание обоих приемов. Так, традиционная передача на русском языке английской фамилии Newton как Ньютон есть смешение транскрипции и транслитерации: последовательная транскрипция была бы «Ньютен», а последовательная транслитерация - «Невтон». Сходное явление - входящая в оборот лексема «дистрибьютер».

В силу того, что фонемы (как и графемы) сами по себе не являются носителями каких-либо значений, перевод на уровне фонем (графем) может использоваться лишь в весьма ограниченных масштабах. С большей или меньшей регулярностью он встречается при передаче имен собственных и географических названий. Есть, однако, определенные исключения. Некоторые имена собственные будут иметь на русском языке различное написание в зависимости от того, относятся ли они к «обычным» действующим лицам, либо к королям и библейским персонажам (George - Джордж - Георг, Charles - Чарльз - Карл, William - Уильям - Вильгельм, James - Джеймс - Яков. Abraham - Абрахам /Эбрахам/ - Авраам, Isaac - Айзек - Исаак, Moses - Мозес - Моисей).

Другим случаем применения того же вида перевода является передача разного рода политических и культурно-бытовых реалий («office» - «офис»,»<1еа1ег» - «дилер», «know how» - «ноу-хау» и пр.). Однако данный вид перевода будет необходимым и продуктивным при переводе текстов, богатых авторскими неологизмами (например, научно-фантастическая и фэнтэзийная литература.

Крайне редки случаи перевода на уровне морфем. Поморфемное соответствие наблюдается при переводе английской политической реалии «backbencher» русским словом «заднескамеечник».

Гораздо чаще в качестве единицы перевода выступает слово.

My brother lives in Glasgo. - Мой брат живет в Глазго.

Who told you this? - Кто сказал вам это?

Однако и пословный перевод ограничен в сфере применения. Как правило, в предложении лишь часть слов получает при переводе пословное соответствие, и перевод остальной части предложения осуществляется на уровне словосочетаний. Лишь крайне простые и элементарные по структуре предложения могут быть переведены на уровне слов. Задачей редактора является «отслеживание» и коррекция того перевода сложных по структуре предложений, что выполнен на уровне слов (как правило, подобное служит признаком низкой квалификации переводчика.Наиболее ярким примером перевода на уровне словосочетаний является перевод идиоматических или устойчивых (фразеологических) сочетаний. Их значение не равняется сумме значений их компонентов, и в качестве единицы перевода выступает все словосочетание в целом («to catch fire» - «загореться», «first night» - «премьера и т.д.). Небезынтересно вспомнить приводимый в статье Ф.Энгельса «Как не следует переводить Маркса» пример неверного перевода английского спортивного и жаргонного идиоматического выражения «to catch a crab», буквально означающего «поймать леща», когда в тексте перевода, описывающего соревнование на воде, было написано: «краб зацепился за весло одного из гребцов».

Нередко объектом перевода на уровне словосочетаний выступает свободное словосочетание («to come late» - «опоздать», «to get dressed» - «одеться», «book parcel» -»бандероль» и др.).

В некоторых случаях переводческое соответствие может быть установлено только на уровне всего предложения в целом. Это часто имеет место тогда, когда переводимые предложения по своему значению являются идиоматическими, то есть их значение не равно сумме значений входящих в них слов и словосочетаний, например, в пословицах:

Every dark cloud has a silver lining. - Нет худа без добра.

Birds of a feather flock together. - Рыбак рыбака видит издалека.

Таким же путем переводятся и другие типы устойчивых клише и формул (Keep off the grass. - По газонам не ходить; Dead slow, men at work. - Тихий ход, дорожные работы;

Many happy returns of the day. - Поздравляю с днем рождения.)

Имеют место случаи, когда предложения не могут служить единицами перевода и когда такой единицей оказывается весь переводимый текст в целом. Такое явление в прозе является редким исключением, однако при переводе поэзии оно вполне обычно.

***

Стержневой, центральный момент в работе переводчика над текстом оригинала и редактора над текстом перевода - осуществление и последующая коррекция многочисленных и качественно разнообразных переводческих трансформаций с тем, чтобы текст перевода с максимально возможной полнотой передавал всю информацию, заключенную в исходном тексте, при строгом соблюдении норм ЯП.

Все виды преобразований и трансформаций можно отнести к четырем основным элементарным типам, а именно:

1) перестановки;

D) замены;

Ш) добавления;

ГУ) опущения.

Необходимо отметить: мы исходим из той посылки, что литературный редактор вооружен знанием иностранного языка и располагает возможностью производить в случае необходимости сопоставления ИТ и ТП. Таким образом, реальное знание литературным редактором основных закономерностей процесса перевода, владение приемами выполнения переводческих преобразований служит базой для коррекции текста в процессе его литературной обработки.

С самого начала следует подчеркнуть, что деление переводческих трансформаций на четыре основных элементарных типа является в достаточной степени приблизительным и условным. В ряде случаев то или иное преобразование можно с одинаковым успехом трактовать и как один, и как другой элементарный вид трансформации.

ПЕРЕСТАНОВКА - это изменение расположения языковых элементов в тексте перевода по сравнению с текстом подлинника. Наиболее обыкновенный случай в процессе перевода - это изменение порядка слов и словосочетаний в структуре предложения.

A suburban train was derailed near London last night.

Вчера вечером вблизи Лондона сошел с рельсов пригородный поезд.

Внимание редактора при коррекции произведенных (или не произведенных) переводчиком перестановок должно быть сосредоточено на соотнесении темо-рематических отношений в ИТ и ТП. Так, в английском предложении порядок следования его членов определяется правилами синтаксиса: субъект - предикат - объект - обстоятельство места - обстоятельство времени. В руском предложении на последнее место ставится «новое», то есть слова, несущие в себе впервые сообщаемую в данном предложении информацию.

При переводе нередко изменяется порядок следования частей сложного предложения.

Не was looking at my hat, while he was polishing my shoes.

Он чистил мне ботинки, а сам смотрел на шапку.

ЗАМЕНЫ - наиболее распространенный вид переводческой трансформации. Осуществляются грамматические, лексические и комплексные лексико-грамматические замены.

а) При замене форм слова переводчику и редактору следует учитывать расхождения в грамматическом строе языков. Так, осуществляются замены числа у существительных:

овес - oats, картофель - potatoes, окраина - outskirts, капуста - cabbages;

деньги - money, чернила - ink, новости - news, сведения - information.

...Вишню сушили, мочили, мариновали, варенье варили... (А.П. Чехов. Вишневый сад).

...They used to dry the cherries and soak em and pickle em and make jam ofem...

В ряде случаев осуществляются замены времени глагола. Так, в английском формы времени в простом предложении и в главной части сложноподчиненного предложения употреблятся свободно.

Не lives in London. - Не lived in London.

Он живет в Лондоне. - Он жил в Лондоне.

Однако в придаточных частях дополнительных, если глагол-сказуемое главнойчасти употреблен в форме прошедшего времени, выбор формы глагола уже не свободный, а определяется правилом согласования времен.

Не says he lives in London.

Он говорит, что живет в Лондоне.

Не said he lived in London.

Он сказал, что живет в Лондоне.

б) Замена частей речи является весьма распространенным явлением. Простейший ее вид - прономинализация, то есть замена существительного местоимением.

Сначала он висел в комнате деда, но скоро дед изгнал его к нам на чердак, потому что скворец научился дразнить дедушку... (МТорький. Детство).

At first the bird hung in my grandfatherroom. but soon he outlawed it to our attic, because it began to imitate him...

Встречается и обратная замена местоимения существительным (субстантивация).

Весьма типичной заменой является замена отглагольного существительного на глагол.

Не gave a loud whistle.

Он громко свистнул.

I am a very light eater.

Я очень мало ем.

Не is not a terribly good mixer.

Он не очень сходится с людьми.

Довольно обычна замена прилагательного существительным.

The British Goverment - правительство Англии.

Australian prosperity - процветание Австралии.

в) При замене членов предложения слова и группы слов в ТП употребляются в иных синтаксических функциях, чем в ИТ, иначе говоря, происходит переструктурирование синтаксической схемы построения предложения. Чаще всего такая перестройка вызывается необходимостью передачи актуального членения предложения.

Не was met by Ms sister.

Его встретила сестра.

His bed was placed next to Rayanas.

Его кровать поставили рядом с кроватью Райаны.

Такого рода трансформации («пассив > актив») встречаются весьма часто.

Не was shot by the sheriff.

Его застрелил шериф.

The door was opened by a tall girl.

Дверь открыла высокая девушка.

Типичным случаем является синтаксическая трансформация при переводе на русский язык типичных для иностранной прессы конструкций образца: The communique says... - В коммюнике говорится.... The memorandum accuses me present government... - В меморандуме нынешнее правительство обвиняется...

При подобной трансформации субъект предложения преобразуется в обстоятельство - места, времени или причины.

The crash killed 1 Об people.

В результате авиакатастрофы погибло 106 человек.

Иногда замена членов предложения имеет более комплексный характер:

Her eyes semmed to dance with mischief.

В глазах у нее, казалось, плясали озорные искорки.

The empty room echoed with heavy footsteps.

В пустой комнате эхом отдавались звуки тяжелых шагов.

г) Достаточно широко практикуются синтаксические замены в сложном предложении. Представляется возможным выделить несколько основных видов подобных замен.

1. Замена простого предложения сложным. Такого рода замена нередко вызывается грамматическими причинами - структурными расхождениями между предожениями ИЯ и ЯП. Так, при переводе с английского языка на русский эта трансформация часто является необходимой для передачи английских предикативных или «полупредикативных» конструкций с неличными формами глагола, например:

I like watching her dance.

Я люблю смотреть, как она танцует.

Не saw the thief retrieve the purse.

Он видел, как вор вытащил кошелек.

I never once saw him brush Ms teeth.

Я никогда не видел, чтобы он чистил зубы.

В других случаях такие трансформации вызваны стилистическими причинами.

They looked sort of poor.

Видно было, что они довольно бедные.

Для европейских языков, например, английского, итальянского и др., характерны конструкции простого предложения, осложненные оборотом с предлогом «с» («with», «con» etc.). Прямой перевод в подобных случаях будет неадекватным. Оборот ИТ, включающий предлог «с», трансформируется в процессе перевода или его редакторской коррекции и преобразуется в ТП либо в независимую часть сложносочиненного предложения, либо - а это происходит чаще - в субординированную придаточную часть в составе нового сложноподчиненного предложения на языке перевода.

At the beginning of the day, with the vastness of the desert stretching out before them, Rayana had felt intimidated by it.

В начале этого дня, когда перед ними раскинулась безбрежная пустыня, Райана почувствовала страх перед ней.Рассмотренный пример интересен еще и тем, что в процессе переводческой трансформации синтаксическая замена представлена в сочетании в заменой частей речи. (Причастие П «intimidated» в составив глагольного сказуемого замещено существительным «страх»). Подобное сочетаниедвух -»или даже нескольких - разнородных видов замен в пределах одного и того же трансформируемого предложения вовсе не является редким исключением.

2. Замена сложного предложения простым - обратная трансформация по сравнению с предыдущей.

It is a debt that Г shall never be able to repay.

Этот долг я никогда не смогу отдать.

Even though it was so late, me bar was full.

Даже в такой поздний час в баре было полно народу.

3. Замена главной части сложноподчиненного предложения придаточной и наоборот. В нижеследующем примере придаточная часть в ИТ заменяется главной в ТП, а главная части в ИТ-придаточной частью в ТП.

While I was eating my breakfast, two girls came in.

Я ел завтрак, когда вошлидве девушки.

5. Замена подчинения сочинением и наоборот.

Предложения могут соединяться друг с другом как при помощи сочинительной, так и при помощи подчинительной связи. Однако в Целом для русского языка, особенно для устно-разговорной речи, более характерно преобладание сочинительных конструкций, в то время как в английском, например, подчинение встречается чаще.

It was not long before she began to fall behind.

Прошло немного времени, и она начала отставать.

...Не had a new father whose picture was enclosed...

У него новый папа - это он снят на карточке.

При переводе с английского (либо редакторской коррекции) весьма продуктивным является трансформация подчинительной конструкции с союзом «as» - «в то время как».

As Varanna watched him practicing down in the courtyard, she recalled how emaciated he had been, when Elder AlKali has first brought him to the temple.

Варанна наблюдала за тем, как он упражняется внизу, во дворе, и вспоминала, каким худым и истощенным он был, когда Наставница Ал*Кали впервые привела его в храм.

При переводе с русского языка на английский, напротив, сочинительная связь нередко заменяется подчинительной.

6. Замена союзной связи бессоюзной и наоборот.

Для русского языка, особенно для устно-разговорной речи, бессоюзный способ более характерен. Это находит свое отражение в часто наблюдающейся замене союзного типа связи бессоюзным, например, при переводе с английского языки

It was hot as hell and the windows were all steamy.

Жара была адская, все окна запотели.

При переводе с русского, например, на английский язык, напротив, бессоюзная связь заменяется союзной.

И сушеная вишня тогда была мягкая, сочная, сладкая, душистая.

The dried cherries were soft and juicy and sweet and sweet smelling then.

д) При лексических заменах происходит замена отдельных лексических единиц ИЯ лексическими единицами ЯП, которые не являются их словарными эквивалентами.

Конкретизацией называется замена слова или словосочетания ИЯ с более широким референциальным значением словом или словосочетанием ЯП с более узким значением.

Приведем несколько примеров подобных замен.

thing - вещь, предмет, дело, факт, случай, обстоятельство, произведение, существо и пр.

come - приходить, прибывать, подходить, подбегать, приплывать, прилетать и пр.

go - идти, ходить, ехать, отправляться, сходить, проходить, плыть, лететь и пр.

say / tell - говорить, (рассказать, (про)молвить, повторить, заметить, отметить, утверждать, сообщать, высказываться, спросить, возразить, приказать, велеть и пр.

Приведем несколько примеров.

hi the distance some creature howled.

Где-то в отдалении завыл зверь.

Violence struck suddenly at the unwary.

Смерть могла внезапно поразить неосторожного.

Не moved so quietly that even with her trained senses, she did not hear him until he stepped into Ще firelight.

Он двигался так тихо, что даже своим натренированным слухом она не услышала его, пока он не появился в свете костра.

Трансформация именного сказуемого, например, при переводе с английского обычно требует конкретизации глагола.

Не is at school.

Он учится в школе.

Не is at the army.

Он служит в армии.

She is in bed.

Она лежит в постели.

Обратное явление, то есть замена единицы ИЯ, имеющей более узкое значение, единицей ЯП с более широким значением, носит название генерализации. Хрестоматийным примером подобной переводческой трансформации служит русское название повести А.Конан-Дойла «The Hound of the Baskervilles» - «Собака Баскервилей». - Еще один пример:

Your true name would now sit upon you like ill fitting cloak.

Твое новое имя пойдет тебе, как дурно сшитая одежда.

е) Широкое распространение получила комплексная лексико-грамматическая замена, сущность которой заключается в трансформации утвердительной конструкции в отрицательную или наоборот. Такая замена носит название антонимического перевода.

It would no be smart.

Это было бы неумно.

I mean it.

Я не шучу.

Не doesnt feel comfortable here.

Ему здесь неудобно.

ж) К особой разновидности замены, носящей название компенсации, прибегают, когда есть необходимость восполнить, компенсировать семантическую потерю. Переводчик передает ту же самую информацию какимглибо другим средством, причем необязательно в том же самом месте текста, что и в подлиннике.

...they said «he dont» and «she dont»...,

...они говорили «хочуг» и хочете»...

Компенсация используется особенно частом там, где необходимо передать чисто внутрилингвистические значения.

Объективно существуют причины, вызываюдпие необходимость лексических ДОБАВЛЕНИЙ в тексте. Одна из них - формальная невыраженность семантических компонентов в ИЯ. 3 процессе выполнения перевода, учитывая контекст, добавляют различные «уместные» слова.

I began the book.

Я начал читать / писать / переводить книгу.

Her English is not very good.

Она не очень хорошо знает английский / понимает по-английски / говорит по-английски.

«Формальная невыраженность» определенных семантических компонентов особенно типична для английских словосочетаний структуры «существительное +• существительное»:

pay claim - требование повысить зарплату; •

gun license - удостоверение на право ношения оружия;

oil countries - страны-производительницы нефти;

electricity cut - прекращение подачи электроэнергии;

а также в сочетаниях «прилагательное + существительное»:

solid engine - двигатель на твердом топливе;

logical computer - компьютер, выполняющий логические операции;

the Un-American Committee - Комиссия по расследованию антиамериканской деятельности.

JC подобным добавлениям переводчику и редактору следует прибегать при передача на русский язык множественного числа некоторых существительных, не имеющих этой формы в русском:.

philosophies. - философские школы;

defences - оборонительные сооружения;

humanities - гуманитарные науки.

ОПУЩЕНИЕ - это явление, прямо противоположное добавлению. При переводе и последующей редакторской коррекции опущению подвергаются чаще всего слова, являющиеся семантичеси избыточными то есть выражающие значения, которые могут быть извлечены из текста и без их помощи.

К подобной трансформации будет относиться устранение так называемых «парных синонимов»:

just and equitable treatment - справедливое отношение;

The treaty was pronounced null and void. - Договор был аннулирован;

bold and courageous struggle - мужественная борьба.

Однако избыточные элементы в тексте отнюдь не сводятся к «парным синонимам». Рассмотрим пример из художественного текста.

Rayana felt a disquieting sense of apprehension.

Здесь семантически избыточным является либо причастие «disquieting» -»беспокоящий», «волнующий», «тревожный», либо существительное «apprehension» -»опасение», «дурное предчувствие», «страх». Кроме того, семантически дублируют друг друга глагол-сказуемое «felt» - «почувствовала», «ощутила» и существительное-дополнение «sense» - «чувство», «ощущение». В результате устранения семантической избыточности на этапе подстрочного перевода появится вариант: «Райана ощутила тревожное чувство». Дальнейшая коррекция устраняет оставшуюся семантическую избыточность, и в результате возможен следующий окончательный вариант перевода: «Райана почувствовала волнение и беспокойство».

с**

Перечисленные переводческие трансформации в «чистом» виде встречаются редко. Как правило, трансформации разного рода осуществляются одновременно, то есть сочетаются друг с другом. Именно такой сложный комплексный характер переводческих трансформаций и делает перевод (равно как и его редакционную коррекцию) столь сложным и ответственным делом.

© Центр дистанционного образования МГУП