Московский государственный университет печати

Заорская И.Ю.
Чапайкин И.В.


         

История русской культуры

Учебное пособие


Заорская И.Ю.
История русской культуры
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление

Введение. Страна и народ

1.

Культура Руси IX - первой половины XII вв.

1.1.

Материальная культура

1.2.

Духовная культура

1.3.

Грамотность в древней Руси

1.4.

Древнерусская литература

1.5.

Искусство Киевской Руси

2.

Русская культура второй половины XII - первой половины XIII в.

3.

Культура русского средневековья (XIV-XVI вв.)

3.1.

Образование, просвещение, книгопечатание

3.2.

Литература

3.3.

Общественная мысль

3.4.

Архитектура

3.5.

Живопись

4.

XVII век в русской культуре

4.1.

Школа, просвещение, научные знания

4.2.

Литература

4.3.

Зодчество

4.4.

Русская усадьба XVII в.

4.5.

Живопись

5.

Становление культуры нового времени. XVIII век

5.1.

Образование

5.2.

Наука

5.3.

Литература и общественная мысль

5.4.

Искусство

5.5.

Живопись

5.6.

Театр и музыка

6.

Культура России XIX века

6.1.

Социально-экономические и политические условия

6.2.

Образование

6.3.

Наука

6.4.

Общественная мысль

6.5.

Художественная литература

6.6.

Архитектура

6.7.

Живопись

6.8.

Скульптура

6.9.

Театр

6.10.

Музыка

Деятели русской культуры

Указатели
812   именной указатель

Рассматриваемый период развития Руси являлся временем феодальной раздробленности. На месте единого государства с центром в Киеве возникают суверенные княжества - земли. Крупнейшими из них были Владимиро-Суздальское, Галицко-Волынское, Черниговское, Смоленское княжества. Правители этих государств вели между собой борьбу за гегемонию, за киевский великокняжеский престол. На Севере Руси образовалась и стала расширять свои владения Новгородская республика. В то же время сохранилось сознание единства Русской земли.

Раздробленность на Руси не была точным аналогом феодального порядка на Западе. После смерти Ярослав Мудрый (князь)Ярослава Мудрого (1054) возник особый порядок наследования, известный как «лествица» (лестница). Хорошо сказал о своеобразии процесса распадения Киевской державы крупный знаток истории Запада Виппер Р.Ю.Р.Ю. Виппер: «Вначале положение русских князей было выгоднее, чем королей западноевропейских: в то время как на Западе рано исчезли издревле освященные династии вроде длинноволосых Меровингов и короли сделались выборными, на Руси потомки Рюрика бесспорно считались единственно признанными править и носить имя князей; между тем как на Западе короли были вынуждены отдавать области в управление сеньорам, которые стремились к независимости, на Руси княжие мужи, или бояре, оставались советчиками и помощниками князей в думе; глава династии мог всюду посадить по областям своих братьев, сыновей, племянников и, удерживая власть над родством, сохранять единство государства. Однако это преимущество потеряло свое значение и обратилось в недостаток, когда стал разрастаться княжеский род. Каждый князь требовал себе земли в надел, и области пришлось дробить. При разделах старшие получали лучшие, наиболее богатые земли; младшие завидовали им и не хотели ждать очереди, пока сами подвинутся в порядке старшинства; отсюда получались княжеские усобицы, борьба за обладание областями, взаимное разорение княжеств»Виппер Р.Ю. История средних веков. Курс лекций. - Киев, 1996. - С. 239..

Постепенно в каждой из земель-княжеств возникла особая династия князей - ветвь большой династии Рюриковичей. Борьба за киевский великокняжеский «стол» (престол) началась уже в первом поколении Ярославичей. В дальнейшем эта борьба все более ожесточалась. Съезды князей (1097, 1100, 1103) создавали лишь видимость нормализации. Основная борьба за Киев шла между переяславскими Мономаховичами (потомками Владимира Всеволодовича Мономаха, умершего в 1125 г.) и черниговскими Олеговичами - потомками Олега Святославича. В дальнейшем род Мономаховичей разделился на враждовавших между собой Изяславичей волынских, Ростиславичей смоленских, Юрьевичей суздальских. «Как видим, - пишет Гумилев Л.Н.Л.Н. Гумилев, - дети Мономаха схлестнулись с его внуками не на жизнь, а на смерть. Борьба ростово-суздальских князей Долгорукий Ю.Юрия Долгорукого и Боголюбский А.Андрея Боголюбского, с волынскими князьями: Изяславом Мстиславичем, Мстиславом и Романом, за киевский стол, конечно, была борьбой дядьев с племянниками, но рассматривать ее как семейную ссору - неправильно... Как уже говорилось, боролись между собой стоявшие за князьями военно-политические группировки, выражавшие интересы тех или иных земель распадавшегося Русского государства»Гумилев Л.Н. От Руси к России: очерки этнической истории. - М., 1992. - С. 86, 87.. Отсюда длительный, упорный характер борьбы, носившей вооруженный характер.

Время раздробленности не было периодом упадка. Напротив, возникают и крепнут новые экономические и культурные центры. К концу XII в. число городов на Руси превышает 220, а к началу монгольского вторжения их было уже около 300. Сельское хозяйство и ремесленное производство успешно развиваются. Пашенное земледелие распространяется дальше на север. Мастера-ремесленники успешно ищут новые приемы работы. С XII в. стал применяться способ двустороннего литья по двум восковым моделям, что было важным технологическим достижением. В литейном производстве начали применять каменные литейные формы. На Руси научились изготовлять клинки сабель гораздо большей прочности, твердости и гибкости. Все шире распространяется и совершенствуется ювелирное производство (чернь, позолота, инкрустация, филигрань, эмаль). Повсеместно в русских княжествах в XII в. строят водяные мельницы. Производительные силы русских земель в XII - начале XIII вв. сделали большой шаг вперед.

Наряду с материальной успешно развивается на Руси и духовная культура. В период раздробленности оформляются многие местные культурные особенности, формируются различные художественные школы. Каждая из областных художественных школ отличается большим своеобразием, вырабатывает свой стиль. Сложные процессы протекают и в языке, в котором складываются диалекты. Однако тема единства Русской земли является доминирующей в произведениях духовной культуры, в сознании их творцов.

В летописании второй половины XII - начала XIII вв. получает полное отражение процесс раздробленности и междукняжеской борьбы. Идейные основы и художественные приемы летописцев связаны с политическими взглядами князей и местными условиями. Появляются новые центры летописания. Многие летописи приобретают узкоместный характер. В них мы обнаруживаем, главным образом, не рассказы и эпические легенды, а краткие погодные записи, не обладающие цельной композицией.

Киевское летописание продолжается в Выдубицком монастыре, где в начале XII в. были составлены две редакции «Повести временных лет». Около 1200 г. в этом монастыре составляется новый «великокняжеский» свод. Рассказы этой летописи за XII в. носят более пространный характер. Вторым центром летописания становится Галицкая земля. Галицко-Волынская летопись за XII в. - это рассказ о бесчисленных войнах и боярских смутах. Летописец прославляет галицких князей Роман (князь)Романа и Даниил (князь)Даниила.

В отличие от других земель в Новгороде летописи писались не в монастырях, а в среде белого духовенства, близкого к мирской жизни. Этим объясняется хорошее знание летописцем жизни города, борьбы среди горожан. Нет у новгородских летописей высокого поэтического стиля и широты обобщения. Они лаконичны и деловиты. Главное для новгородских летописцев - точная фиксация событий в жизни города. В XIII в. возникает и близкое по характеру к новгородскому псковское летописание. Язык новгородских летописей демократичен и сохраняет много диалектных слов, отражает особенности местного говора.

Особую роль было призвано сыграть летописание Северо-Восточной Руси. Первым крупным возникшим здесь сводом был Владимирский 1177 г. Он проводит идею политического господства Владимира. Отличительные черты этой летописи - идея сильной княжеской власти и манера церковной проповеди (библейские цитаты, поучения). Новый Владимирский свод 1212 г. отличается светским характером. По мнению крупного затока русского летописания Приселков М.М. Приселкова составитель этого свода «принадлежал к числу реформаторов языка летописания», поскольку он систематически заменял устаревшие слова и обороты, стремясь к созданию «удобопонятного» слога. Владимирское летописание XII - начала XIII вв. заложило основы идеологии московских великокняжеских летописцев XV-XVI вв. Характеристики князей во Владимирских летописях торжественно помпезны, пересыпаны библейскими цитатами.

Церковная литература периода раздробленности далека от злободневных политических проблем. Среди ее памятников выделяются сочинения Туровский К.Кирилла Туровского и Смолятич К.Климента Смолятича - видных церковных деятелей того времени. Оба они хорошо владели ораторскими приемами, глубоко знали Священное писание. На рубеже XII-XIII вв. сложился большой памятник монашеской литературы - Киево-Печерский патерик - сборник поучений, рассказов, житий святых. В нем проводится идея первенства Киево-Печерского монастыря среди всех русских монастырей. Для сборника характерны богатство содержания, выразительный язык, переплетение действительности и фантазии.

Виднейшим памятником гражданской литературы эпохи является «Слово о полку Игореве». Оно в поэтической форме рассказывает о походе новгород-северского князя Игорь Святославич (князь)Игоря Святославича против половцев в 1185 г. Поэтическая манера автора «Слова» широка и эпична. С большой художественной силой он рассказывает о поражении русского войска. Главная идея «Слова» - призыв к единству действий русских князей. Перед нами поэма о прошлом и настоящем Русской земли. Автор «Слова», видимо, принадлежал к дружинной среде.

«Слово о полку Игореве» - наиболее выдающееся произведение не только литературы XII в., но и всей древнерусской литературы. Уже два столетия оно привлекает к себе умы ученых, литераторов, всех, кто интересуется культурой средневековья. За два столетия о нем написано свыше 5 тысяч книг и статей, сделаны сотни переводов на различные языки. Однако до сих пор идут жаркие споры о жанре произведения, его авторе, о «темных» (т.е. еще непонятных) местах «Слова»... Вот что написал о жанре этого произведения один из его виднейших исследователей Рыбаков Б.А.Б.А. Рыбаков: «"Слово" обычно называют поэмой, так как оно соткано из множества поэтических образов, сказочных ситуаций, нежной лирики, обращений к романтике языческой старины, в чем Автор предвосхитил поэтов Ренессанса. Но нельзя упускать из виду того, что «Слово» мужественно говорит о важных политических и военных вопросах, сурово и твердо осуждает того князя, чье имя поставлено в заголовке, и отнюдь не лирично, а в повелительном наклонении призывает современных ему полководцев «вступить в стремена», «стрелять поганого Кончака», «загородить Половецкому Полю ворота». Многие десятки тончайших намеков, хорошо понятных современникам Автора (и с огромным трудом при помощи летописей XI-XII веков разгадываемых нами), явно свидетельствуют о том, что «Слово» было действительно словом, обращенным впрямую, непосредственно к людям 1185 года. Эта речь-призыв была, разумеется, не экспромтом, а заранее обдуманным и написанным произведением, где россыпь поэтических сокровищ не заслоняла непреклонной воли Автора - политика, оратора и патриота»Рыбаков Б.А. Петр Борисович: Поиск автора «Слова о полку Игореве». - М.: Молодая гвардия, 1991. - С. 5..

В XII-XIII вв. появилось и другое выдающееся произведение гражданской литературы - «Моление» («Послание») Заточник Д.Даниила Заточника. Автор «Моления» выступает за сильную княжескую власть и недоброжелательно говорит о боярах. Он презрительно относится к монахам и холопам. Даниил - служилый человек из Ростово-Суздальской земли стремится подчеркнуть «честь и милость» службы князю, значение вассальных отношений. «Моление» выделяется художественной стройностью и выразительностью языка.

«Своеобразие нашего средневековья, - писал Чивилихин В.В. Чивилихин, - включая его домонгольский период, состояло и в том, что письменный язык прекрасно обслуживал широкие массы русского народа в те времена, когда не только восточные ханы, но и некоторые западноевропейские короли были неграмотными»Чивилихин В. Память // Роман-газета. - 1982. - № 17. - С. 75..

Развитие письменной культуры периода раздробленности свидетельствует о росте грамотности на Руси, создании новых культурных центров, обогащении литературной манеры письма.

В новых княжеских столицах широко развернулось каменное строительство. Князья и города как бы соперничали между собой, стремясь подчеркнуть силу и богатство своих земель. Архитектура XII-XIII вв. отличается от архитектуры Киевской Руси поисками наиболее простых, но в то же время красивых форм, простотой внутренней отделки. Типичным становится кубический храм с позакомарным покрытием и массивной главой. Возникают и становятся устойчивыми местные особенности зодчества. Своим характером выделяется архитектура Новгородской и Ростово-Суздальской земель.

В Новгородской республике строились небольшие, скромные храмы, предназначавшиеся для повседневных служб жителей прихода, на чьи деньги они и строились. Среди памятников конца XII в. выделяется церковь Спаса-Нередицы, построенная в 1198 г. Небольшой по размеру крестово-купольный храм стоял на холме у реки. Хорошо продуманные пропорции церкви создавали впечатление архитектурной законченности здания. Простая внутренняя композиция создавала простор и позволяла с любого места охватывать взглядом богатую фресковую роспись, покрывающую почти целиком внутреннюю поверхность стен и барабана.

Из других новгородских церквей следует отметить четырехстолпные церкви Петра и Павла на Синичьей горе (1185-1192), Параскевы Пятницы на Ярославовом Дворище (1207) и др. Для основного типа новгородской архитектуры определяющей была простота композиции: четырехстолпный кубический храм с одним куполом и тремя апсидами, маленькие деревянные хоры. Множество церквей в городе и на его окраинах придавали Новгороду нарядный, красивый вид.

Города Северо-Восточной Руси - Ростов, Суздаль, Переславль-Залесский, Юрьев-Польский, Владимир богаты памятниками зодчества XII-XIII вв. Богатство и сила Владимиро-Суздальского княжества позволяли осуществлять вплоть до монгольского нашествия широкое каменное строительство.

В Переславле-Залесском на берегу реки Трубеж построен Спасский собор (1152 г.) - небольшой четырехстолпный одноглавый храм с гладкими белыми стенами мог использоваться и как крепостное сооружение. Ростово-суздальские церкви середины XII в. строили из белого известняка, придававшего сооружению светлый, нарядный вид. Наружный и внутренний края стен выкладывали из тесаных камней, а середину заполняли каменным ломом и валунами, заливали известковым раствором.

Наибольшего расцвета архитектура Владимиро-Суздальского княжества достигла в конце XII - начале XIII вв. Особенно выделялся своими постройками город Владимир. Расположенный на берегу Клязьмы, он был застроен каменными храмами, украшен белокаменными воротами, обшитыми медными листами. Эти ворота получили название «Золотые». Они служили для торжественных въездов и выездов.

В южной части Владимира возвышаются два наиболее ценных памятника города - Успенский и Дмитриевский соборы. Успенский собор был построен в 1158-1161 гг. в лучшей, возвышенной точке городского рельефа. С собора открывается вид на далекие окрестности. Пять золоченных глав храма дали ему прекрасное завершение. Богатый аркатурно-колончатый пояс покрывал фасад собора. Между колоннами поясного украшения помещены фресковые изображения святых. Фрески сочетались с позолотой аркатурного пояса. Во внутреннем убранстве храма широко использовались золото, ткани, драгоценные камни и живопись. Центральное место в храме занимала икона Владимирской Богоматери, вывезенная князем Боголюбский А.Андреем Боголюбским из Киевской земли.

Столь же великолепен был Дмитриевский сбор (1194-1197 гг.). Выделялся он богатством своей отделки. Красивые, стройные пилястры делят стены собора на три широкие части, завершающиеся полукружием закомар. Стены украшены богатой каменной резьбой. Выделяются фигуры святых и камни со стилизованным растительным и животным орнаментом, поставленные между колоннами. Резчики по камню Владимиро-Суздальской земли проявили высокое художественное мастерство.

Шедевром мировой архитектуры по праву считается церковь Покрова на реке Нерль под Боголюбовым (1165 г.). Она поражает исключительной стройностью, устремленностью вверх, легкостью. Строители смогли идеально вписать церковь в окружающий ландшафт. Храм словно вырастает из земли, отражаясь в глади воды. Стены церкви украшены фигурами птиц, львов, грифонов. Из более поздних памятников Владимиро-Суздальского зодчества (начало XIII в.) следует отметить собор Рождества Богородицы в Суздале (1222-1225 гг.), Георгиевский собор в Юрьеве-Польском (1230-1234 гг.).

Заслуживает внимания оценка русского зодчества XII - начала XIII вв., данная отечественным историком культуры Воронин Н.Н.Н. Ворониным. «Русские зодчие проявили себя художниками того же широкого и зоркого видения, что и автор «Слова». Они превосходно понимали связь их искусства с природой, взаимодействия здания и ландшафта и почти никогда не забывали этой взаимосвязи, используя ее в целях наиболее полного выявления архитектурного образа... Слагающиеся в XII-XIII веках ансамбли древнерусских городов Киева, Владимира, Рязани - свидетельствуют о том, что зодчие избирали наилучшие места для важнейших построек города, располагая их так, что они слагались в целостную панораму, образуя как бы «фасад» города, видный с далеких расстояний. Особенно выразителен в этом смысле ансамбль Владимира. Величественные белокаменные храмы, самый замысел которых был пронизан идеей могущества «владимирских самовластцев», воздвигались на высших точках владимирских гор, обращенных к Клязьме и просторам пойм и лесов... Да и в охарактеризованной выше динамической композиции здания, достигшей наиболее полного выражения в черниговском храме Пятницы, была заложена та же тяга к энергичной и активной архитектурной форме. Ее значение можно оценить лишь в свете истории зодчества последующих столетий. Ведь это было то зерно, из которого позже развивалась русская шатровая архитектура - эти смелые «высотные здания» древней Руси, ознаменовавшие своим гордым и неудержимым взлетом сложение русского национального государства»Воронин Н.Н. Слово о полку Игореве. - М.-Л., 1950. - С. 341..

Следует решительно отвергнуть концепцию влияния на русское зодчество XII в. западноевропейской романской архитектуры. «Не говоря уже о чисто типологических отличиях владимирских храмов от романских базилик, следует отметить совершенно иную идейно-художественную трактовку образа зданий при большом внешнем сходстве архитектурных форм. Романский стиль - это гимн одухотворенной тяжести, «тяжелое молчание», по образному выражению Роден О.Огюста Родена. Скульптура же владимирских каменосечцев более оптимистична, это не символы мистического пророчества о конце мира и наказании грешников, а в значительной степени сказочные образы, повествующие о добре и зле, имеющие параллели в народном творчестве, отличающемся непосредственностью и любовью к праздничной нарядности»История русской архитектуры. - СПб.: Стройиздат, 1994. - С. 72-73..

Продолжалось развитие русской живописи. Фрески конца XII - начала XIII вв. свидетельствуют о широкой манере письма, сочетании сочности с остротой характеристик, использовании контрастов колорита. Это особенно проявляется в новгородской фреске (например, во фресках церкви Спаса-Нередицы). Новгородская иконопись XII-XIII вв. - яркая страница древнерусского искусства. Под кистью новгородских мастеров возникали образы, исполненные глубины и величия. Таковы образы Богоматери и архангела Гавриила на иконе «Устюжское Благовещение», поражающие благородством. Среди новгородских икон выделяются также две иконы с изображением Святого Георгия из новгородского Юрьева монастыря, икона с изображением архангела Михаила («Ангел Златые власы»). Эти новгородские иконы отличаются одухотворенностью, лиризмом образов.

К сожалению, памятников станковой живописи Владимиро-Суздальского княжества сохранилось немного, а фресковой очень мало. Из икон Владимиро-Суздальской земли прославлены икона Солунский Д.Дмитрия Солунского (Успенский собор г. Дмитрова), «Богоматерь Великая Панагия» (т.н. «Ярославская Оранта»), найденная в Ярославле, икона «Спас нерукотворный» (середина XII в.). В этих иконах поражает сила и напряженность образов, лаконичность и выразительность художественных средств. Владимирские иконописцы смогли создать свой изобразительный язык, восхищающий изяществом формы, богатством колорита и нарядностью. Для живописи Владимиро-Суздальской земли характерно сочетание высокого совершенства формы, монументальности и глубокой психологической выразительности.

В развитии русской живописи XII - начала XIII вв. ясно прослеживаются две основные тенденции. С одной стороны, возрастало влияние церковного аскетизма. Церковь активно боролась с пережитками язычества, ужесточала контроль за соблюдением канонов. Это приводило к тому, что образы святых становились более суровыми, аскетичными, а также к усилению плоскостности и линейности изображений. С другой стороны, в искусство ряда местных школ, часто отдаленных территориально от Митрополичьей кафедры, активно проникали элементы народной культуры.

Подводя итог развитию русской культуры домонгольского времени, можно согласиться с современным отечественным историком Сахаров А.Н.А.Н. Сахаровым, что ее ведущими чертами «являются стремление к монументальности, масштабности и образности в летописании; народность, цельность и простота в искусстве; изящество, глубоко гуманистическое начало в архитектуре; мягкость, жизнелюбие, доброта в живописи; постоянное биение пульса исканий, сомнений, страсти в литературе. И над всем этим господствовала большая слитность творца культурных ценностей с природой, его ощущение сопричастности всему человечеству, переживания за людей, за их боль и несчастья»История России с древнейших времен до конца XVII века. - М., 1996. - С. 217.. Именно эти черты позволили русской культуре выстоять в страшных испытаниях последующих грозных веков.

© Центр дистанционного образования МГУП