Московский государственный университет печати

Заорская И.Ю.
Чапайкин И.В.


         

История русской культуры

Учебное пособие


Заорская И.Ю.
История русской культуры
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление

Введение. Страна и народ

1.

Культура Руси IX - первой половины XII вв.

1.1.

Материальная культура

1.2.

Духовная культура

1.3.

Грамотность в древней Руси

1.4.

Древнерусская литература

1.5.

Искусство Киевской Руси

2.

Русская культура второй половины XII - первой половины XIII в.

3.

Культура русского средневековья (XIV-XVI вв.)

3.1.

Образование, просвещение, книгопечатание

3.2.

Литература

3.3.

Общественная мысль

3.4.

Архитектура

3.5.

Живопись

4.

XVII век в русской культуре

4.1.

Школа, просвещение, научные знания

4.2.

Литература

4.3.

Зодчество

4.4.

Русская усадьба XVII в.

4.5.

Живопись

5.

Становление культуры нового времени. XVIII век

5.1.

Образование

5.2.

Наука

5.3.

Литература и общественная мысль

5.4.

Искусство

5.5.

Живопись

5.6.

Театр и музыка

6.

Культура России XIX века

6.1.

Социально-экономические и политические условия

6.2.

Образование

6.3.

Наука

6.4.

Общественная мысль

6.5.

Художественная литература

6.6.

Архитектура

6.7.

Живопись

6.8.

Скульптура

6.9.

Театр

6.10.

Музыка

Деятели русской культуры

Указатели
812   именной указатель

Эпоху русского средневековья принято датировать XIII-XVI вв. Это длительный этап консолидации и развития великорусской народности и ее культурной среды и пространства, тенденций и форм. Культурологи и искусствоведы условно разделяют этот этап на два периода.

I период - с 1240 г. до середины XIV в. Это время наиболее трагического состояния русской культуры. Разрушение, утрата, упадок - основные черты всех без исключения направлений и сфер древнерусской культуры. Такое положение - результат монголо-татарской агрессии с одновременной экспансией со стороны западных соседей - немецких, шведских, венгерских, датских и польских феодалов.

II период - со второй половины XIV в. до XVI в. включительно. Он характеризуется неуклонным подъемом экономического потенциала русских земель с одновременным ростом национального самосознания. Идет процесс формирования великорусской народности, который сопровождается подъемом, а затем и возрождением русской культуры. После двух с половиной веков почти полной изоляции молодое единое российское государство начинает входить в европейское пространство, знакомиться с ренессансной культурой Запада, что позволило преодолеть культурное отставание и создать собственную, полную своеобразия и неповторимости, культуру. Характерно, что в центре общественно-политического и культурного подъема прочно утвердилась Москва.

Внутренним рубежом в развитии культуры II периода стала Куликовская битва (1380 г.), после которой начинается динамический подъем, идет слияние местных художественных школ и стилей в общерусскую культуру.

Следующим рубежом стал Стоглавый собор (1551 г.), который в условиях политической централизации страны, закрепил основы морально-нравственной, церковной и художественной культуры, регламентировал образцы, которым надлежало следовать.

Интенсификация общерусского культурного процесса способствовала тому, что в XVI в. завершается формирование великорусской народности, а в конце XVI в. проявляются светские элементы в культуре.

Известно, что одним из главных показателей культуры любого народа является уровень грамотности и образованности. В русских землях этот показатель медленно, но неуклонно повышался. Благодаря хозяйственному подъему, росту городов и городского населения, активизации торговых связей между регионами, росту государственного аппарата объединяющейся страны, росла потребность в грамотных и образованных людях, так как одновременно увеличивалась потребность в деловых записях, в оформлении хозяйственных расчетов, расширялся диапазон государственных бумаг: от дипломатической переписки до налоговых и родословных книг. С XIV в. в русских землях стали использовать для записей бумагу (вывозили из-за границы) вместо дорогостоящего пергамента. Рост потребности в записях повлек за собой ускорение письма. На смену «уставу» приходит «полуустав» - более упрощенное написание букв, позволяющее вести беглое и свободное письмо, а с XV в. - скоропись, близкая к современному письму.

Распространение грамотности и знаний почти не затронуло деревенское население. Основная масса его оставалась бесписьменной. Разнородные знания (иногда весьма причудливые) об окружающем мире, природе, человеке, устройстве мира передавались изустно в виде сельскохозяйственных примет, знахарских рецептов, пословиц и поговорок, сказок, эпической поэзии, песен и т.п. Церковь и ее учение составляли духовную жизнь сельского населения, определяли его быт, нравы, обычаи.

Просвещение в городах, монастырях, боярских вотчинах основывалось на книжной грамотности. Уровень грамотности и образованности особенно заметно растет среди священнослужителей, в церковной и монастырской среде. Священнослужители становились учителями в княжеских дворцах и хоромах, в боярских усадьбах, у местных батюшек обучались дети служилых людей (дворян), купцов, ремесленников. По уровню грамотности землевладельцы и купечество оказались впереди других сословий. Об этом свидетельствуют документы тех столетий - хозяйственные учетные книги и записи, духовные грамоты (завещания), договоры великих и удельных князей, хозяйственные акты московских князей и русской митрополии, переписка и т.п.

Безусловно, в начальный период монголо-татарского ига общий уровень грамотности снизился, но Русь не стала сплошь неграмотной. Грамотные люди в ней никогда не переводились. Житийная литература XIV-XV вв. свидетельствует, что обучать детей начинали в 6-7 лет, сначала учили чтению, используя церковную литературу (Часослов и Псалтырь), а затем письму. Рост грамотности отмечен не только среди мужчин, но и среди женщин. Учителями в домашнем круге становятся родители.

Большое внимание церковь и родители обращали на воспитание подрастающего поколения. Именно в это время формируется российская аристократия - поколения древнейших родов, которых отличала хорошая по тем временам образованность, строгое понятие родовой чести и достоинства, осознание своей духовной ответственности. Знаток эпохи, писатель и фольклорист Балашов Д.Д. Балашов на примере жизни Радонежский С.Сергия Радонежского, который происходил из обедневшей боярской семьи, отмечает, что в правящем сословии нравственные требования были выше и строже, чем в простонародьеСм. Бушуев С.В., Миронов Г.Е. История государства Российского. Историко-библиографические очерки. Книга первая. IX-XVI вв. - М.: 1991. - С. 387..

О нравственности населения заботились власть церковная и светская. В 1551 г. Стоглавый церковный Собор поставил задачу улучшить нравы духовенства, чтобы поднять авторитет церкви, а местных священнослужителей сделать наставниками прихожан. На Соборе сам царь обличал низшее духовенство и монашество в пороках, в небрежении к своим обязанностям, в неподобающем духовному сану поведении. Собор принял ряд строгих предписаний и решение об открытии в каждой епархии духовных школ для подготовки священнослужителей.

В XVI в. появились первые учебные пособия. Федоров И.Иван Федоров во Львове 1574 г. издал русский букварь, затем в Москве были подготовлены специальные руководства по грамматике и арифметике.

Некоторые исследователи полагают, что школа, как таковая, начинает складываться именно в XVI в., когда Стоглавый собор принял решение о создании в городах «книжных училищ». Эти первые учебные заведения были в то время всесословными и давали солидное (по тому времени) общее и специальное образование. Помимо духовных лиц учредителями выступали и светские «мастера грамоты», открывавшие своеобразные двухгодичные школы.

Об уровне просвещения народа ученые судят по книжному делу. В XIV-XVI вв. оно возрождается и развивается. Книга в этот период продолжала оставаться рукописной. Но замена пергамента бумагой сделала ее более доступной. К XV в. в монастырях складываются библиотеки. Среди частных библиотек ученые указывают на собрание книг московских государей, особенно Иван IIIИвана III. Коллективное использование средневековой книги (чтение вслух) еще более расширяло аудиторию приобщенных к «книжной премудрости».

Выдающее событие в культуре XVI в. - появление книгопечатания. Сохранились сведения, что работы по устройству типографии начались в 1553 году в Кремле. Организацией этих работ занимался Иван Федоров с благословения митрополита Макария. Книги печатались по венецианским образцам. Затем типографские работы были перенесены за стены Кремля, на Никольскую улицу, где в 1564 г. была издана первая русская датированная книга «Апостол». Однако существуют 7 книг без даты издания. В годы опричнины Иван Федоров уехал в Прибалтику, а затем работал во Львове, где со своим помощником Мстиславец П.Петром Мстиславцем они издали первый русский букварь. Кроме типографии на Никольской улице, в XVI в. существовала типография в Александровской слободе. За весь XVI в. было выпущено 20 книг в основном духовного содержания. Ведущее место продолжала занимать рукописная книга.

Драматические события XV-XVI вв. способствовали развитию литературы. Наряду с освоенными жанрами, появляются новые, изменяются уже существовавшие, расширяется круг пишущих.

Ведущим жанром оставалось летописание. Если в XIII в. этот жанр древнерусской литературы едва теплился в северо-западных землях, то с XIV в. складываются новые центры летописания и потому летописи этого времени носят локальный характер. Московское летописание появилось в первой половине XIV в. Возрождение общерусского летописания приходится на конец XIV - начало XV вв.

В 1418 г. составлен Владимирский полихрон (летописный свод) при участии митрополита Фотия. Его главная идея - необходимость союза московской великокняжеской власти с городским населением для политического объединения Руси.

В начале XV в. в Москве составлен общерусский свод - Троицкая летопись, погибшая во время московского пожара 1812 г. В 80-е гг. XV вв. появился Московский летописный свод. Характерно, что все своды начинались с «Повести временных лет». Их главная тема - идея общерусского единства.

Общерусский характер носил и Новгордско-Софийский свод (включивший в свой состав свод Фотия), составленный в 30-е гг. XV в. В середине XV в. (1442 г.) появился «Хронограф». Автор этого исторического произведения Логофет П.Пахомий Логофет рассматривал русскую историю в контексте всемирной истории.

В XVI в. усиливается официальный характер летописания. Включавшиеся в летописи предшествующие летописные своды подвергаются определенной обработке в политических целях. Нарушаются характерные черты летописного жанра (погодность изложения событий); летописи не претендуют на написание истории от начала до конца, а выделяют отдельные сюжеты. Например, «Летописец начала царства» запечатлел первые годы правления Ивана IV. Его основная идея - необходимость сильной независимой царской власти на Руси, а потому в летописи содержится немало чисто политических упреков в адрес родовитой аристократии - князей и бояр.

Самым официальным летописным произведением XVI в. была «Степенная книга царского родословия». Это систематическое изложение русской истории в виде параллельного жизнеописания Великих князей и митрополитов; расположены описания по 17 степеням от Владимир (князь)Владимира Святого до Иван IV (Грозный)Ивана IV. Основная идея - прославление правящей династии, обоснование божественного происхождения самодержавной власти, преемственность власти киевских и московских князей и поддерживавших их митрополитов.

Исторической энциклопедией XVI в. называют ученые «Никоновскую летопись», подготовленную московскими летописцами к середине XVI в. В XVII в. она хранилась у патриарха Никон (патриарх)Никона. Один из ее списков содержит около 16 тыс. миниатюр-портретов (лиц). Отсюда ее второе название - Лицевой свод.

XIV-XV вв. - время расцвета древнерусской литературы. Ей присущи жанровое и стилистическое разнообразие и высокое нравственное звучание.

Наиболее распространенным и любимым жанром этой эпохи стали военно-исторические повести. В их основе лежали конкретно-исторические события и факты, персонажи. Военно-исторические повести - светские произведения, близкие по своему характеру к устному народному творчеству, хотя многие из них перерабатывались в духе церковной идеологии и даже включались в летописи.

Докуликовский период русской истории зафиксирован в ряде произведений этого жанра: «О битве на Калке», «Повесть о разорении Рязани Батыем», где содержится рассказ о подвиге Евпатия Коловрата, «Слово о погибели Русской Земли», памятник тверской литературы «Повесть об убиении князя Михаила Ярославича в Орде», повести о подвигах Александра Невского (житие, имеющее черты военной повести), «Повесть о Шевкале», где воспроизведены события в Твери в 1327 г. - восстание против монголо-татар.

Эти произведения проникнуты патриотическим чувством, пафосом борьбы с ордынским игом. Цикл военно-исторических повестей посвящен победе Дмитрия Донского на поле Куликовом.

Первым литературным откликом на битву стала поэтическая «Задонщина», стилистически близкая знаменитому «Слову о полку Игореве». Автор ее - рязанский боярин Софоний (боярин)Софоний. Великий князь Дмитрий Иванович и его двоюродный брат Владимир Андреевич Серпуховской «поострища сердца свои мужеству», собрали со всей земли воинов: «Кони ржуть на Москве, бубны бьють на Коломне, трубы трубят в Серпухове, звенит слава по всей земле Русськой».

В «Сказании о Мамаевом побоище», появившемся позже, в XV в. автор поэтически описывает саму битву как общенародное дело. В ткань повествования включены народные пословицы и причеты.

В XVI в появились новые военно-исторические повести о событиях того времени: «Казанское взятие», «О прихождении Стефана Батория на град Псков».

В XIV-XVI в. московская литература, вбирая в себя областные стилистические тенденции, приобретает общерусский характер и занимает ведущее место.

Расцветает житийная литература, столь любимая на Руси. Ее представляли талантливые писатели - выходец из Сербии Логофет П.Пахомий Логофет и выдающийся русский писатель начала XV в. Епифаний ПремудрыйЕпифаний, прозванный современниками Премудрый. Они составили описания жизни крупнейших церковных деятелей - митрополита Петра, Сергия Радонежского, внесших большой вклад в объединение русских земель. В образах Петра и Сергия авторы выразили морально-нравственный идеал того времени, прославили подвиги духовные и деятельную любовь к русской земле.

Своеобразно трансформируется жанр «хождений», известный на Руси с XII в., где описывались путешествия паломников в места, связанные с религиозными святынями, - в Иерусалим, Царьград и на Афон. «Хождение за три моря» тверского купца Никитин А.Афанасия Никитина - это описание его деловой поездки в Персию и Индию (1466-1472 гг.). Он обстоятельно вносил в свои тетради названия городов, сообщал расстояния, места рынков, цен, перечислял товары. Просто и деловито описаны быт и нравы неведомой еще европейцам Индии (Никитин посетил Индию за 30 лет до открытия пути в Индию португальцем Васко да Гама).

Русская литература не обошла вниманием и вечную тему любви. Ко времени Ивана III относится утверждение культа «покровителей московских государей» - Петра и Февронии Муромских. В XVI в. на основе муромских сказаний и легенд возникло замечательное произведение - «Повесть о Петре и Февронии». Это произведение - жемчужина древнерусской и мировой литературы стоит в одном ряду с такими прославленными мировыми легендами, как «Тристан и Изольда». Она рассказывает о верной любви двух людей, которых не могут разлучить ни злые люди, ни сама смерть. В начале нашего века Римский-Корсаков Н.А.Н.А. Римский-Корсаков положил древнюю повесть в основу оперы «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», где вместе соединены муромская и кижская легенды.

Конец XV-XVI вв. стали временем расцвета публицистики. В «Сказание о князьях Владимирских» родословная правящих московских государей выводилась не только от византийских императоров (символом великокняжеской власти стала «шапка Мономаха», якобы переданная византийским императором Константином Мономахом его внуку, киевскому князю Владимиру Мономаху), но и непосредственно от римского императора Августа. Утверждалось право московской великокняжеской власти над всеми русскими землями и другими княжескими родами.

В начале XVI в. оформилась идея о Москве как «третьем Риме». Ее выдвинул игумен Псковского Елизарова монастыря Филофей (игумен)Филофей в своих посланиях к Василию III. Филофей утверждал, что в истории христианства последовательно существовало три великих центра. Первый из них - Рим пал из-за отступления от истинного христианства, второй - Константинополь - из-за Флорентийской унии 1439 г. Третий же Рим - Москва, а четвертому не бывать. Учение о «третьем Риме» служило идейным обоснованием исключительного значения православия, как истинной веры. Возвеличивалось значение московских государей и русской церкви как носителей и хранителей истинного христианства.

Замечательными публицистами предстают Курбский А.Андрей Курбский и Иван IV (Грозный)Иван Грозный в переписке, которая велась бывшими единомышленниками по «Избранной Раде» после бегства князя Курбского в Литву. В ней Иван Грозный предстает теоретиком самодержавия на Руси, а его оппонент отстаивает идеи сословно-представительной монархии. Оба оказались талантливыми писателями, в совершенстве владеющие риторикой. Но если А. Курбский остается в рамках литературной традиции (церковной риторики), то Иван Грозный нередко нарушает речевой этикет. В его послания врывается образно-разговорная речь. Они пронизаны живым юмором и сарказмом. При этом литературный стиль Грозного удивительно выразителен и лаконичен. Двумя-тремя словами он умел создать яркий художественный образ. Фактически ему удалось стать подлинным новатором в русской литературе XVI в., выйти за пределы традиции.

Известными авторами-публицистами были Санин И.Иосиф Санин («Просветитель»), Сорский Н.Нил Сорский («Предание ученикам», где он изложил свои идеи нестяжательства), Грек М.Максим Грек («Послания», «Слова», где сурово осуждались пороки монашества), и, конечно, Пересветов И.Иван Пересветов («Большая и Малая челобитные» и другие работы) - апологет самодержавной власти. Ивану IV, считал он, суждено по «небесному знамению» исполнить «правду» в Русском государстве: победить Казанское ханство, установить порядок в стране и правосудие.

Об обмирщении культуры свидетельствует такая книга как «Домострой». На современном языке - это домоводство. Она содержала полезные советы и сведения как вести дом, наладить идеальный быт в семье, жить в дружбе с соседями. Наставления «Домостроя» касались и мирской, и хозяйственной, и духовной жизни общества. Авторство приписывают протопопу Сильвестр (протопоп)Сильвестру, входившему в состав «Изданной рады».

Вопросы о положении церкви внутри государства, об отношении русской православной церкви к остальному религиозному миру, внутреннее устройство церкви - были едва ли не самыми обсуждаемыми вопросами в XV-XVI вв.

Конец XV в. - время распространения в Новгороде ереси «жидовствующих» (названа так за некоторое сходство с иудаизмом). Еретики выступали против церковного землевладения, против существования сословия церковнослужителей и монашества. Некоторое время великокняжеская власть сочувственно относилась к «жидовствующим», но в 1490 г. церковный собор в Москве осудил ересь, а позднее еретики были казнены.

В 1502-1504 гг. развернулась борьба нестяжателей и иосифлян.

Идеологом нестяжателей был основатель монастыря на реке Сорке Сорский Н.Нил (Сорский), считавший, что необходимо поднимать авторитет церкви путем строгого исполнения правил и обрядов, аскетического образа жизни. Нил осуждал стяжание церковью богатств, в том числе владение землями (сторонники Сорского получили название «нестяжателей»).

Нестяжателям противостояли Иосифляне - сторонники игумена подмосковного Волоцкого монастыря Волоцкий И.Иосифа, который настаивал на необходимости для церкви иметь большие материальные средства.

В 1503 г. собрался церковный собор, на котором по инициативе Иван IIIИвана III (склонного поддержать нестяжателей, тем более что Иосиф Волоцкий встал на сторону удельных князей в их борьбе против великокняжеской власти) был поставлен вопрос об отказе церкви от землевладения. Нестяжатели потерпели поражение, а в декабре 1504 г. были осуждены и казнены.

Впрочем, это не помешало церкви канонизировать Иосифа Волоцкого, так же как и Нила Сорского.

Опустошительные походы монголо-татарского войска по русским землям в XIII в. трагически отразились на материальной культуре Руси. Русская архитектура переживала пору упадка и застоя. На полстолетия прекратилось монументальное строительство. Не было сил и средств у князей и бояр, которые обычно являлись заказчиками строительных работ. Кадры строителей либо были уничтожены, либо оказались в Орде. В конце XIII - начале XIV вв. строительство оживает в основном в двух регионах: в Новгородско-Псковской земле и Владимиро-Суздальской.

В Новгородской земле за 100 лет (с 1250 по 1350 гг.) было построено лишь несколько небольших каменных церквей: Николы на Липне (1292 г.), Спаса на Ковалеве (1345 г.) и др.

Со второй половины XIV в. растет экономическое и политическое могущество Новгорода. Широко развивается и монументальное строительство. В эту пору складывается классический тип новгородского храма, образцами которого служат церкви Стратилат Ф.Федора Стратилата (1361 г.) и Спаса Преображения на Ильине (1374 г.). Эти крупные сооружения резко выделялись на фоне окружающей деревянной застройки. Зодчие отказываются от излишней лаконичности и делают эти однокупольные храмы подчеркнуто нарядными. Их заказчиков - именитых новгородских бояр интересовал внешний эффект. Особым богатством декора и изысканностью пропорций отличается церковь Спаса на Ильине, расписанная внутри фресками Грек Ф.Феофана Грека.

Географическое положение Пскова, постоянная опасность нападения Ливонского ордена обусловили развитие здесь в основном оборонного зодчества. В XIV-XV вв. возведены каменные стены псковского детинца (Крома) и «Довмонтова города». В начале XIV в. общая протяженность крепостных стен Пскова составила 9 км.

Первые монументальные постройки в Москве относятся к концу XIII в. Это Успенский и Архангельский соборы в Московском Кремле, просуществовавшие недолго и уже через полвека замененные новыми постройками.

Оживление строительства в Москве относится ко времени ее усиления при Калита И.Иване Калите (II четв. XIV в.). В отличие от Новгорода и Пскова монументальное зодчество здесь с самого начала приобрело государственный целеустремленный характер. В этом смысле история московского зодчества схожа с владимиро-суздальской: московские князья выступали продолжателями объединительной политики «владимирских самодержцев» XII-XIII вв., а развитие культуры прочно опиралось на владимирское наследство.

Каменные постройки того времени - Успенский собор (1326-1327), церковь Спаса на Бору (1330), Архангельский Собор (1333), церковь - колокольня Лествичник И.Иоанна Лествичника (1329) - все были возведены в Московском Кремле. Все храмы были белокаменными. Стены украшал белокаменный резной декор. Колокольня Иоанна Лествичника играла роль дозорной вышки Кремля. Все эти постройки не сохранились и известны по археологическим раскопкам и письменным источникам.

Но именно эти постройки предопределили композицию центрального ансамбля Кремля на два столетия.

Московское строительство второй половины XIV в. связано с именами князя Донской Д.И.Дмитрия Ивановича (Донского). При нем Московский Кремль расширяется и получает каменные стены протяженностью около 2 км с девятью башнями (1367 г.). Заложены каменные храмы - Чудов монастырь (в Кремле), Симонов монастырь, прикрывавший дорогу к Москве с юга; белокаменные храмы в Коломне, Серпухове, Звенигороде, Можайске. В целом за вторую половину XIV в. московские мастера возвели не менее 10-ти белокаменных храмов. В «послекуликовский период» каменное строительство получает большой размах. В начале XV в. были построены соборы Троицкий (1422-1423 гг.) Троице-Сергиева и Рождественский Савво-Сторожевского монастырей. Оба храма сурово массивны и статичны.

В конце XV в. возведен заново Московский Кремль. К этой работе были привлечены итальянские мастера, среди них ведущую роль играл миланский инженер Солари П.А.Пьетро Антонио Солари.

В проведенном с огромным размахом строительстве Кремля (1485-1495 гг.) использовались достижения как русского, так и итальянского военно-инженерного искусства. Территория Кремля (26,5 га) была защищена стеной из красного кирпича, длиной более 2-х км, толщина стен - 6,65 м, высота стен - 19 м. Возведены были 18 башен (из 20 - ныне существующих). Первой была заложена Тайницкая башня. В ней находился тайник с родником воды на случай длительной осады. Сначала строилась южная стена, чтобы прежде всего защититься от ордынцев. Башни Кремля имели 4-скатную крышу, их назначение - военно-оборонительное. Зубчатые стены с бойницами для ружей и пушек, башни с дозорными вышками, дубовые ворота со стрельницами, широкие крепостные проходы, позволявшие передвигаться большому числу воинов, - все делало Московский Кремль неприступной крепостью и вместе с тем - шедевром русского зодчества.

Как Кремль - крепость Иван IIIИвана III почти полностью повторял план Кремля Донской Д.И.Дмитрия Донского, так и новые храмы возводились на местах старых храмов Калита И.Ивана Калиты. Москва как бы подчеркивала этим свои древние связи.

Первым был построен Успенский собор (1475-1479 гг.). Его строитель - итальянский архитектор ФиоравантиФиораванти, уроженец г. Болоньи, прозванный за свое искусство Аристотелем.

В документах архива г. Болоньи архитектор именуется «удивительным» гением, а его творения признаются «невероятными». Неудивительно, что именно его пригласили строить главный собор в столице Российского государства.

При постройке Успенского собора Фиораванти, следуя образцу Владимирского Успенского собора, творчески соединил наиболее характерные древнерусские формы с нормами итальянского Возрождения.

Несколько позже на той же центральной площади Кремля итальянцем Алевиз НовыйАлевизом Новым был построен Архангельский собор (1505-1509 гг.). Собор возводили как усыпальницу московских государей, но в ее облике нет ничего мрачного, храм представляет собой двухэтажное палаццо в духе Ренессанса, что знаменовало усиление светских тенденций в русской культуре.

Благовещенский собор (1484-1489 гг.) и церковь Ризположения (1484-1486 гг.), построенные русскими мастерами, более связаны с русскими традициями. Эти храмы подняты на высокий цокольный этаж - подклет и окружены открытой галереей; по фасаду и апсидам проходит аркатурно-колончатый пояс.

Среди гражданских построек Московского Кремля возводится Грановитая палата (зодчие Руффо М.Марко Руффо и Солари П.А.Пьетро Антонио Солари, 1487-1491 гг.). Это большой зал, площадью около 500 м2 , при высоте более 9 м, перекрытой четырьмя крестовыми сводами. В палате московские государи стали принимать иностранных послов. Величественная открытая лестница вела в палату со стороны Соборной площади.

Завершал ансамбль высокий «столп» храма-колокольни Ивана Великого (1505-1509 гг., арх. Фрязин Б.Бон Фрязин). Это исключительная по красоте пропорций башня из стройных восьмериков с аркадами для колоколов.

Широкое каменное строительство в Москве продолжается в XVI в. В 30-е годы XVI в. была возведена вторая линия каменных укреплений в городе - стены Китай-города (мастер Малый П.Петрок Малый), а в 1585-1593 гг. - третья - Белый город (мастер Конь Ф.Федор Конь).

Своеобразным итогом развития крепостного зодчества в XVI в. стал замечательный Смоленский Кремль (1595-1602 гг., Федор Конь).

В XVI в. широкое распространение получили шатровые храмы. Это поистине русская во всех формах постройка, порвавшая с привычным образом крестово-купольного храма. Шатровые церкви не имели внутри опорных столбов, и вся тяжесть сооружения держалась только на фундаменте. Один из лучших образцов этого стиля - церковь Вознесения в селе Коломенском (1530-1532 гг.). При огромной высоте площадь храма невелика. Он создан прежде всего для обозрения снаружи как торжественный памятник - монумент важному событию - рождению наследника престола (Ивана IV). В этом же стиле русские зодчие БармаБарма и Постник ЯковлевПостник Яковлев в 1554-1561 гг. в память о взятии Казани воздвигли на Красной площади Собор Покрова, «что на рву» (Собор Василия Блаженного). Архитектурный ансамбль церкви состоит из 9 столпообразных храмов различной высоты. Его первоначальную цветовую гамму составляли сочетания красного кирпича стен с белым резным декоративным камнем, сверкающие главы, крытые «белым железом», цветные майоликовые украшения центрального шатра. Нарядные луковичные главы собора появились в конце XVI в., а цветистая роспись в конце XVII-XVIII вв. Смелый по композиции и необычайно декоративный, он воплотил всю мощь русского архитектурного гения. Это высшая точка развития русского зодчества в XVI в.

Во второй половине XVI в. в культовом строительстве появились консервативные тенденции. Стоглавый церковный собор строго регламентировал церковное строительство. Зодчим было указано придерживаться канонического образца Успенского кремлевского собора; шатровые постройки, противоречившие византийским образцам, были запрещены. Тогда шатровый стиль, полюбившийся на Руси, стали использовать при возведении колоколен. Так появилось сочетание больших пятиглавых купольных храмов и рядом стоящих шатровых колоколен.

В целом зодчество XVI в. по масштабам, разнообразию и оригинальности творческих решений принадлежит к наиболее ярким этапам в истории русской архитектуры.

В эволюции живописи XIV-XVI вв. следует различать следующие тенденции:

  1. Живопись второй пол. XIII-XV вв. явилась естественной преемницей искусства домонгольской Руси. Это результат того, что в ходе монголо-татарского нашествия сохранились города с памятниками древнерусского искусства (Ростов, Ярославль, Новгород, Псков). Здесь же сохранились кадры мастеров, традиция передачи художественного опыта.

  2. Однако, это не означало, что изобразительное искусство повторяло старые образцы и каноны. Уже в период феодальной разобщенности русских земель складываются местные художественные школы - новгородская, ростовская (XIII в.), тверская, псковская, московская, вологодская (или северная) - (XIV в.).

  3. И, наконец, в конце XIV-XV вв. по мере усиления Москвы как общерусского центра идет процесс слияния местных школ в общерусскую, который завершается в XVI в. формированием культуры великорусской народности.

Процесс слияния местных школ сопровождался переосмыслением местных особенностей и ориентацией на современную византийскую живопись, не всегда совпадавшую с каноническими образцами. Одним из художников, оказавшим огромное влияние на развитие русской иконописи и фрески, был Грек Ф.Феофан Грек. Он приехал в Новгород из Византии в 70-х годах XIV в. Достоверной работой его в Новгороде является роспись церкви Спаса Преображения на Ильине улице. Для его изобразительной манеры характерна повышенная экспрессия и драматизм. Внутренняя сила образов Феофана, их страстная напряженность и огромная духовная энергия, неповторимое разнообразие индивидуальных характеристик, нарушающих условности иконографических подлинников - все это явилось не только выражением живописного темперамента мастера, но и результатом пребывания в Новгороде. Атмосфера Новгорода с его вечевым строем и независимостью, особым духовным и физическим складом жителей должны были оказать воздействие на Феофана.

Московская живопись XIV-XV вв. по размаху и стилевому разнообразию не знала себе равных. Когда около 1390 г. из Новгорода в Москву приехал Феофан Грек, здесь уже сложилась самобытная художественная традиция. Это позволило московским живописцам избежать простого подражания великому мастеру. Но именно он на рубеже XIV-XV вв. стал главной фигурой в художественной жизни Москвы. Под его руководством проходили основные художественные работы: росписи церкви Успения Богородицы, Архангельского и Благовещенского соборов, теремов Московского Кремля и др.

Сохранился ряд икон, созданных в кругу Феофана. Лучшая из них - «Богоматерь Донская» из Успенского собора Коломны с «Успением Богородицы» на обороте.

Наиболее достоверным творением самого Феофана в Москве считаются 7 икон деисусного чина Благовещенского собора (нач. XV в.). Эти 7 икон входят в ряд величайших произведений мирового искусства. Их отличают глубокая одухотворенность, выразительный рисунок, звучный колорит.

Первые 7 икон праздничного чина иконостаса Благовещенского собора традиционно связывают с именем величайшего художника Руси Рублев А.Андрея Рублева (ок. 1360 - ок. 1430). Первое летописное известие об Андрее Рублеве относится к 1405 г., когда сообщается об его участии совместно с Феофаном Греком и Прохором с Городца в росписи Кремлевского Благовещенского собора. Вторично его имя упомянуто в 1408 г. На этот раз художник вместе с Черный Д.Даниилом Черным расписывал Успенский собор во Владимире, из стенописа которого лучше всего сохранились сцены Страшного суда.

Для художественной манеры Рублева характерны просветленный мотив и оптимизм. Это соответствовало общественным ожидания XV в., а также мироощущению самого художника-мыслителя, предугадавшего грядущий национальный подъем.

Для Успенского собора во Владимире эти художники выполнили небывало монументальный трехрядный иконостас высотой 6 метров и состоящий из 61 иконы, в числе лучших «Богоматерь Владимирская».

Самое совершенное произведение Рублева - икона «Троица». Она была написана для Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря в 10-е - 20-е гг. XV в. Рублев переосмыслил каноническую византийскую композицию, освободил сюжет от жанровых подробностей и сосредоточил внимание на фигурах ангелов. Три ангела - это предвечный совет о послании Отцом Сына на страдание во имя спасения человечества. Изображенные Рублевым ангелы едины, но не одинаковы. Их фигуры составляют круговую композицию. Повторность форм и контуров вносит в это произведение музыкальный ритм. Световые чистые краски, среди которых особенно выделяется ярко-синий (васильковый) цвет, жизнерадостны и гармонично согласованы.

Уже современники высоко ценили художественный гений Рублева. Его влияние заметно в произведениях еще одного великого московского мастера конца XV в. - ДионисийДионисия.

Творчество Дионисия связано с подъемом русской культуры в эпоху образования централизованного государства. Продолжая и развивая наследие Рублева, Дионисий создает произведения, исполненные торжественности и оптимизма. Изящный, уверенный рисунок, легкий прозрачный колорит, гибкие вытянутые пропорции фигур, гармонически уравновешенная композиция придают произведениям Дионисия лирический и одновременно спокойно-величавый характер.

Наиболее крупной и вполне достоверной сохранившейся работой Дионисия являются фрески Ферапонтова монастыря, созданные им вместе с сыновьями - Владимиром и Федосием (1500-1502 гг.).

На рубеже XIV-XV вв. меняется соотношение видов живописи. Если в XIV столетии главной была фреска, то в XV в. первенство переходит к иконе. К этому времени относится и оформление так называемого высокого иконостаса. Возникновение высокого (или русского) иконостаса с его сложной иерархической и символической системой расположения икон считается достижением отечественной культуры. Византийское искусство не знало такой формы иконостаса. В византийских храмах (и в русских до XIV в.) алтарь был отделен от молящихся только невысокой перегородкой, которую украшали несколько икон. С конца XIV в. иконостас растет, а с XV в. становится обязательной частью внутреннего убранства храма. Он представляет собой целую систему поставленных в несколько горизонтальных рядов икон, которые образуют высокую стену, отделяющую алтарь от остальной части храма.

За несколько веков существования иконостаса его иконные ряды обрели не одно название - ряд, ярус, пояс, чин. Иконостас вырастал снизу вверх, а «читать» его надо сверху вниз.

В центре иконостаса находились царские врата, ведущие в алтарь. Иконы, вставленные в деревянные тябла, располагались в строгом порядке. В нижнем ярусе помещалась местная храмовая икона святого или праздника, которому посвящен данный храм. Здесь же могут помещаться иконы с местными чтимыми святыми. Следующий ряд (чин) самый главный - деисусный. В центре его изображен сидящий на престоле Христос. По сторонам от него стоят, склонив головы в позе молитвенного заступничества, Мария и Иоанн Предтеча. За ними архангелы, затем апостолы и другие. Над этим главным ярусом следует ряд икон меньших по размеру - «Праздники», на которых изображены евангельские события, начиная с благовещения и кончая успением Марии. Еще выше помещался ряд икон с изображениями пророков, над ними позднее (с XVI в.) стали располагать ряд праотцов.

В смысловом и живописном отношении иконостас представляется единой, логически построенной композицией, образным выражением главных догматов веры.

Начиная с XVI в. в иконостасах получает широкое применение орнаментальная резьба по дереву. Иконы богато украшались драгоценными окладами и ризам с жемчугом и самоцветными камнями.

В XVI в. усиливается церковная регламентация художественного творчества. Стоглавый собор (1551 г.) потребовал, чтобы иконописцы «како греческие иконописцы писали и как писал Андрей Рублев, а от своего замышления ничто же претворяти».

Больших успехов в XVI в. достигает книжная миниатюра, свидетельством могут служить «Великие Четьи-Минеи» и «Лицевой летописный свод», проиллюстрированный 6000 рисунками.

Уже в рукописях начала XIV века на смену фантастическим переплетениям растительных и животных мотивов (тератологический стиль) приходит изображение человеческих фигур и сценок, подмеченных художником в окружающей действительности. Именно в книжной миниатюре художник проявлял свою самобытность, талант и творческое начало. Так, в Евангелие 1355 г. художник изображает заглавную букву «Р» в виде мужчины с банной шайкой в руках. Не менее забавно лицо гримасничающего старика, который сам себя дергает за бороду (тоже буква «Р»). В другой рукописи буква «М» составлена из фигур двух рыбаков, которые бранясь тащат тяжелую сеть с рыбой.

В середине XVI в. вместе с первыми печатными книгами появилась гравюра на дереве (ксилография).

Высокого художественного уровня достигло декоративно-прикладное искусство (лицевое шитье, шитье жемчугом, золотыми и серебряными нитями, ювелирное искусство), скульптура (деревянная и каменная резьба) и литейное производство. Причем литье колоколов поднялось на высоту большого искусства, где скульптурное и декоративное мастерство проявилось во всю силу.

Ученые отмечают, что основной задачей искусства XV-XVI вв. становится прославление русского единого государства. Это придает культуре в целом политический смысл, что в свою очередь в XVI в. уже способствует проникновению светских мотивов в искусство.

© Центр дистанционного образования МГУП