Московский государственный университет печати

Заорская И.Ю.
Чапайкин И.В.


         

История русской культуры

Учебное пособие


Заорская И.Ю.
История русской культуры
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление

Введение. Страна и народ

1.

Культура Руси IX - первой половины XII вв.

1.1.

Материальная культура

1.2.

Духовная культура

1.3.

Грамотность в древней Руси

1.4.

Древнерусская литература

1.5.

Искусство Киевской Руси

2.

Русская культура второй половины XII - первой половины XIII в.

3.

Культура русского средневековья (XIV-XVI вв.)

3.1.

Образование, просвещение, книгопечатание

3.2.

Литература

3.3.

Общественная мысль

3.4.

Архитектура

3.5.

Живопись

4.

XVII век в русской культуре

4.1.

Школа, просвещение, научные знания

4.2.

Литература

4.3.

Зодчество

4.4.

Русская усадьба XVII в.

4.5.

Живопись

5.

Становление культуры нового времени. XVIII век

5.1.

Образование

5.2.

Наука

5.3.

Литература и общественная мысль

5.4.

Искусство

5.5.

Живопись

5.6.

Театр и музыка

6.

Культура России XIX века

6.1.

Социально-экономические и политические условия

6.2.

Образование

6.3.

Наука

6.4.

Общественная мысль

6.5.

Художественная литература

6.6.

Архитектура

6.7.

Живопись

6.8.

Скульптура

6.9.

Театр

6.10.

Музыка

Деятели русской культуры

Указатели
812   именной указатель

XVII век в истории России и в истории русской культуры особый, рубежный. Им заканчивается история древнерусской культуры и начинается новый период, зарождается культура нового времени. Этот процесс становления новой культуры занял два с половиной столетия и завершился только в эпоху либеральных реформ Александр IIАлександра II.

XVII век - время предчувствия перемен, которые предстояли России. Смена типа культуры проходила в острой борьбе старой традиции с новыми потребностями и вкусами. Современники очень остро, болезненно ощущали ломку, переоценку ценностей и традиций, потому весь XVII век проходит под знаком борьбы двух общественных настроений. С одной стороны, это страстная до фанатизма защита старины, с другой, - понимание необходимости и полезности перемен.

В это переломное для культуры время появляются первые ростки обновления:

  • начинается процесс секуляризации в духовной жизни общества, оно медленно, но неуклонно освобождается от определяющего все стороны его жизни влияния церкви;

  • человек начинает осознавать себя как личность, появляются люди поступка, энергичные, инициативные, осознающие свое место в судьбах страны. Человек-творец и созидатель перестает быть анонимным, имена таких людей на слуху у современников;

  • вызревают условия для рождения светской культуры, которая свободна от церковных догм и канонов; эти процессы только проявляют себя, потому принято говорить, что в XVII в. идет обмирщение культуры. Обмирщение - это тенденция, а не конечный итог. Параллельно сосуществуют как бы две культуры - религиозная и обновляющаяся, еще не порвавшая с религиозной основой;

  • заметнее становится влияние Запада, особенно после воссоединения с Украиной, культура которой находилась под сильным влиянием Польши.

Культурный перелом не мог осуществляться без утрат. Искусство нового времени, выигрывая в деталях, проигрывало средневековому в целостности, в гармонии древней глубины и духовности. Более того, культурная эволюция с XVII в. идет вширь, а не вглубь, когда освоение новых образов, сюжетов, стилей не сопровождается стремлением к постижению идеала. Поэтому старообрядческая критика «новизны» не являлась исключительно ретроградной боязнью нового как такового. За этой критикой стояло опасение потерять непреходящие духовные ценности, утратить спасительную связь с прошлым.

Традиционалисты, сторонники старины упрекали этот век в «пестроте». «Пестрота» - это небывалая по сравнению с прошлыми веками социально-политическая активность общества, что продемонстрировало Смутное время, когда на авансцену вышли люди незнатные, худородные - мелкие дворяне, посадские старосты, казаки, крестьяне и даже холопы. Они навсегда вошли в историю России, оттеснив на время князей, бояр, полководцев. Эта активность, как осознание своих прав, подняла громадные массы на городкие восстания середины века и продолжалась весь век, не давая власти возможности взять реванш. И власть отступала.

Люди, приемлющие перемены, вносили свою лепту в новизну, оптимистично называли «петроту» «дивным узорочьем». Оно наиболее отчетливо проявилось в красочности, нарядности, декоративности в живописи и зодчестве; красота, многоцветие, разнообразие в украшении быта, в одежде горожан. Искусство нового времени - это гимн творению, а не Творцу в классическом искусстве Древней Руси.

Век дивного узорочья - век обмирщения, секуляризации культуры, нарастания в ней светских начал, рационализма и практицизма.

XVII век отмечен общественными потребностями и тягой к просвещению не только верхних слоев общества, но и средних, особенно городского населения.

Усложнение городской жизни с ее торгово-ремесленной деятельностью, рост аппарата власти, развитие связей с зарубежными странами предъявляли новые требования к образованию: росла потребность в увеличении числа образованных людей.

Общий уровень грамотности в XVII в. значительно вырос в различных слоях населения и по подсчетам специалистов составлял: среди помещиков - 65%, купечества - 96%, посадских людей - 40%, крестьян - 15%, стрельцов, пушкарей, казаков - 1%.

По-прежнему грамоте чаще всего обучали в семьях, поэтому особенно популярными были пособия по домашнему воспитанию и образованию. Основными учебными пособиями оставались книги религиозного содержания, но в свет вышли и несколько светских изданий: буквари, которые по содержанию были шире своего названия и включали статьи по вероучению, краткие словари, статьи педагогического содержания. Букварь Бурцев В.Василия Бурцева (1634 г.) переиздавался несколько раз в течение столетия. На книжном складе Печатного московского двора в середине века лежало до трех тысяч экземпляров бурцевского букваря. Стоил он одну копейку, или две деньги, довольно дешево по тем временам. Тогда же издали грамматику Смотрицкий М.Мелентия Смотрицкого, украинского ученого. По ней потом учился Ломоносов М.В.Михайло Ломоносов. В конце столетия напечатали букварь Истомин К.Кариона Истомина, монаха Чудова монастыря в Кремле. Популярен был букварь Полоцкий С.Симеона Полоцкого (1679 г.), по которому сам автор обучал детей царя Алексея Михайловича. Тот же Карион Истомин подготовил практическое пособие для счета (таблицу умножения) - «Считание удобное, которым всякий человек, купующий или продающий, зело удобно изыскати может число всякой вещи»См. История России. С древнейших времен до конца XX века. Т. 1. - М., 1996. - С. 559..

Стали печататься азбуковники - словари иностранных слов, дополненные сведениями о фонетике, правописании, падежах и склонениях. Кроме того, азбуковники знакомили с философскими понятиями (существо, естество, качество и т.п.), сообщали краткие сведения об античных философах и писателях, содержали географические сведения и материалы по отечественной истории. Это были скорее справочники - пособия энциклопедического характера, дающие знания по широкому кругу проблем.

Ученые установили, что за вторую половину столетия Печатный двор выпустил 300 тыс. букварей (разных авторов) и 150 тыс. учебных псалтырей и часослововСм. История России. С древнейших времен до конца XX века. Т. 1. - М., 1996. - С. 559..

В 1672 г. в Москве открылась первая книжная лавка. Нередко случалось, что за несколько дней в ней продавались тысячные тиражи книг разного назначения.

Процент грамотных по стране неуклонно рос. Для посадского населения - торговцев, крупных владельцев ремесленных мастерских, - знание письма и счета становилось насущной потребностью. Для других - эти знания становились доходным делом, своеобразным промыслом, к которому стремились люди невысокого и малого достатка. Это был писарский промысел. На площадях городов они предлагали свои услуги тем, кто сам был не в состоянии оформить тот или иной документ, написать письмо, обращение и т.п.

Сохранилось много книг XVII в. Наряду с церковными (печатными и рукописными) все больше появляется светской литературы: разного рода сборники, книги исторического, медицинского, географического, астрономического и иного содержания. Поражает многообразие практических пособий и руководств по измерению и межеванию земель, строительным работам, изготовлению красок и т.п. Книги ценили в обществе, люди с достатком охотно приобретали их в личное пользование, рос круг домашнего чтения. Уже по сложившейся традиции у царей и боярской аристократии имелись библиотеки с сотнями книг на разных языках.

Общие потребности экономического и политического развития страны поставили вопрос о систематическом, школьном обучении. В 1621 г. в Москве, в Немецкой слободе была открыта лютеранская школа для детей иностранцев, живущих в столице. Но вскоре в ней оказались ученики из русских, которые обучались иностранным языкам и тем предметам, освоение которых давало образованности более широкий характер. В 40-е годы по инициативе и на средства окольничего Ртищев Ф.М.Ф.М. Ртищева, любимца и советника царя Алексея Михайловича, в Андреевском монастыре была открыта частная школа. В ней боярско-дворянская молодежь обучалась славянскому и греческому языкам, философии, риторике, истории и географии. Ф.М. Ртищев - фигура знаковая для своего времени, он - новатор, поклонник учености, сторонник новых начинаний. Он убеждал царя в необходимости посылать детей боярских и дворянских за границу за ученостью, приглашать в страну иностранных ученых. В 1650 г. в кремлевском Чудовом монастыре на патриаршие средства открыта еще одна школа, программа которой преследовала цель подготовки кадров просвещенного и образованного духовенства.

Во второй половине XVII в. было открыто несколько государственных школ. В школе при Печатном дворе было 30 учеников из разных сословий, притом их число росло из года в год, достигнув к концу века 232 учеников. Подобные школы были открыты при Аптекарском и Посольском приказах. Для них издавались небольшими тиражами единые учебные пособия по основным дисциплинам.

От Москвы не отставала и провинция. В городах на средства горожан открывались школы для их детей. Известно, что в 1685 г. существовала подобная школа в Боровске.

В 1687 г. в Заиконоспасском монастыре в Москве было открыто первое в Росси высшее учебное заведение - Славяно-греко-латинская академия - для подготовки высшего духовенства и чиновников государственной службы. Первыми учителями здесь стали братья Лихуды (братья)Лихуды - греки, закончившие Падуанский университет в Италии. Социальный состав учеников академии был неоднородным, учились представители всех сословий: от сыновей конюха до родственников патриарха и князей древнейших российских родов. Пестрым был и национальный состав: русские, украинцы, белорусы, крещеные татары, молдоване, грузины, греки.

Академия являлась одновременно высшим и средним учебным заведением. Ее ученики постигали всю школьную премудрость от грамматики до философии. Предполагалось, что в будущем государственные должности станут получать только ее выпускники. Из стен академии вышли Ломоносов М.В.М.В. Ломоносов, Постников П.В.П.В. Постников, ставший доктором медицины Падуанского университета в Италии, архитектор Баженов В.И.В.И. Баженов.

В XVII в. типографским способом было издано около 600 названий книг, большинство из них - религиозного содержания. Выходила рукописная газета «Куранты» (для царской семьи и ее окружения).

Интерес к историческому прошлому, стремление поставить его на службу абсолютизму привели к созданию специального Записного приказа, которому вменялось в обязанность собирать материалы для будущей русской истории.

В XVII в. научное знание сохраняло в России преимущественно практический, прикладной характер. Интенсификация торговли вызвала возрастание потребности в прикладной математике: появились пособия по расчету торговых сделок, по различным вычислительным способам. Накопление геометрических знаний происходило при землемерных работах и в строительстве. При строительных работах применяли разнообразные механизмы: водолейные колеса, вороты, блоки, полиспасы, винтовые деревянные домкраты и пр. Механические приспособления использовались на первых русских плавильных мануфактурах.

Произошли изменения и в медицине. Развивалось народное целительство, народное врачевательство. Лечцы обладали рациональными медицинскими навыками, которые передавались по наследству. Рукописные «Лечебники», «Травники» сообщали вековой опыт народной медицины и пользовались большой популярностью. Одновременно в России закладывались основы государственного медицинского обслуживания: открывались первые аптеки, больницы (при Федоре Алексеевиче в 1668 г. при аптекарском приказе устроена первая государственная больница для лечения на полном пансионе «бедных, ученых и старых людей..., служилых чинов, которыми тяжелыми ранами на государевой службе изувечены»).

Огромный вклад в развитие географических знаний внесли русские землепроходцы. В 1648 г. экспедиция Дежнев С.Семена Дежнева вышла к проливу между Азией и северной Америкой. В 1649 г. Хабаров Е.Е. Хабаров изучил и составил карту земель по Амуру, где были основаны русские поселения. В конце XVII в. сибирский казак Атласов В.В. Атласов обследовал Камчатку и Курильские острова. На основе накопленных географических знаний были созданы карты Российского государства, Сибири и Украины.

Общественная мысль XVII в. связана с именами Симеона Полоцкого и Юрия Крижанича. Ими закладывались основы теоретического обоснования абсолютизма. Полоцкий С.С. Полоцкий - белорусский и русский церковный и общественный деятель, писатель и педагог, один из авторов проекта Славяно-греко-латинской академии, - доказывал, что только единоличная власть царя способна навести порядок в стране и обеспечить решение важнейших внешнеполитических задач. Крижанич Ю.Ю. Крижанич - хорват, писатель, сторонник идеи «славянского единства», где главную роль отводил России, - приводил свои доводы в пользу «самовлавства». При этом оба были сторонниками «просвещенного абсолютизма».

Литература XVII в. отразила все стороны общественной жизни России, она наиболее полно выразила рост национального самосознания народа, острую социальную противоречивость века, духовные устремления, а главное - критическое осмысление жизни, порядков, здравый смысл народа, его глубокий патриотизм. За перо взялись князья и бояре, дворяне и посадские, монахи и священники. Каждый из них изложил свое видение событий века, дал свою оценку происходящему.

Общую характеристику литературы XVII в. дает академик Лихачев Д.С.Д.С. Лихачев: «Если кратко, в немногих словах, определить значение XVII в. в истории русской литературы и русской культуры в целом, то приходится сказать, что главное было в том, что век этот был веком постепенного перехода от древней литературы к новой, соответственно переходу России от средневековой культуры - к культуре нового времени. XVII в. в России принял на себя функцию эпохи Возрождения, но принял в особых условиях и в сложных обстоятельствах, а потому и сам был «особым», неузнанным в своем значении.... Русская литература на грани XVI-XVII вв. стояла перед необходимостью подчинения литературы личностному началу, выработки личностного творчества и стабильного авторского текста произведений. Она стояла перед необходимостью освобождения всей системы литературных жанров, от их подчинения «деловым» задачам и создания общих форм литературы с западноевропейскими. Развитие литературных направлений, театра и стихотворства, активизация читателей и освобождение литературы от подчинения церковным и узкогосударственным интересам, проявление самостоятельности писательских мнений, оценок и т.д. - все это должно было появиться в XVII в., чтобы сделать возможным окончательный переход во второй четверти XVIII в. к новой структуре литературы, к новому типу литературного развития и к новому типу взаимоотношений с литературами европейского Запада»Лихачев Д.В. Развитие русской литературы X-XVII вв. - Л., 1967. - Т. 1. - С. 172-173..

Литература XVII в. продолжает оставаться многожанровой. Но освоенные прежними поколениями традиции и жанровые нормы нарушаются, приобретают новые черты межжанрового характера, появляются новые жанры со своими особенностями, языком, манерой изложения, в текст включается диалог, описание природы.

XVII век - время заката древней формы исторических произведений - летописей. Это последний век летописания. К последним произведения этого жанра относятся:

  • «Новый летописец» - изложение событий от смерти Иван IV (Грозный)Ивана Грозного до окончания событий Смутного времени; в нем дано официальное толкование событий Смуты и обоснование прав Романов М.В.Михаила Федоровича Романова на царский престол;

  • «Летопись о многих мятежах» - освещала роль церкви в событиях «бунташного» века;

  • «Есиповская» и «Строгановская» (сибирские) летописи, где изложены перипетии покорения Ермаком Сибирского ханства и роль промышленников Строгановых в организации похода казаков в Западную Сибирь.

Во второй половине века появились новые своды. Один по заказу патриарха Никона (1652 г.), другой - по случаю заключения «Вечного мира» с Речью Посполитой. Все они составлены в Москве и носят сугубо официальный характер.

Появились новые исторические произведения переходного типа от летописи к обобщающему историческому труду. Ученый и писатель, выпускник Славяно-греко-латинской академии Медведев С.Сильвестр Медведев написал труд «Созерцание краткое лет 7190, 7191 и 7192, в них же что содеяся во гражданстве». Это своеобразная монография, где описаны события с конца правления царя Федора Алексеевича, Московское восстание 1682 г., начало правления Софьи. Труд Сильвестра можно назвать историко-публицистическим произведением.

Воссоединение Украины с Россией дало толчок к созданию первого русского печатного сочинения по истории. Украинский ученый, архимандрит Киево-Печерского монастыря Гизель И.Иннокентий Гизель написал «Синопсис», где дан краткий и популярный очерк русской истории с упором на единство судеб России и Украины. «Синопсис» переиздавался десятки раз и использовался как учебник по русской истории.

Важным шагом в развитии исторической мысли явился обширный труд Лызлов А.Андрея Лызлова «Скифская история» (90-е гг. XVII в.), посвященный борьбе русского народа и его соседей против монголо-татар и турок.

Центральное место в литературе заняли исторические сюжетные повести, носившие публицистический характер. Группа таких повестей - «Временник дьяка Ивана Тимофеева», «Сказание Авраама Палицина», «Иное сказание» и др. - были откликом на события Смутного времени.

«Сказание келаря Троице-Сергиевой Лавры Авраамия Палицина» - обширное произведение, в нем 77 глав. Автор излагает свое понимание причин Смуты и последующих событий. Государственные деятели изображаются в «Сказании» сложными, противоречивыми личностями, в которых добро сочетается со злом (Годунов Б.Борис Годунов), коварными и беспомощными (Шуйский В.Василий Шуйский). Это было новаторством по сравнению с принципами средневековой литературы, где герой являлся однозначно положительным и где ему противостоял столь же однозначно отрицательный персонаж. Новаторством стало и смелое введение в ткань повествования личности самого автора, подчеркивание его личного участия в событиях.

Дьяк Тимофеев И.И. Тимофеев, князь Катырев-Ростовский И.М.И.М. Катырев-Ростовский, другие многочисленные известные и анонимные авторы оставили потомкам немало повестей, сказаний, слов, видений о трагическом Смутном времени. Каждый из них по-своему попытался объяснить причины российской катастрофы. Для одних - это божье наказание за людские грехи, для других - нарушение справедливости, кара за то, что избрали на престол царя-детоубийцу (Годунова), иные высказались в духе феодальной идеологии, что всему причина - непослушание и мятеж «рабов господских».

Народ настойчиво осмысливал события века, давал свою оценку. «Казачье написание» составили участники похода ЕрмакЕрмака, где инициативу похода отводили самим казакам, а не Строгановым. Еще один самобытный писатель XVII в. беглый холоп Порошин Ф.Федор Порошин, ставший подьячим Войска Донского, создал в 40-х годы «Повесть об Азовском осадном сидении донских казаков». «Повесть» написана ярким языком, героическая борьба донцов с турками развернута как эпическое и драматическое повествование. Специалисты считают ее одним из лучших литературных памятников эпохи.

Широкое распространение, наряду с исторической, получает бытовая повесть. Примером ее может служить «Повесть о Горе-Злосчастии», написанная неизвестным автором. Ее герой - молодой человек из купеческой семьи покидает отчий дом и пытается жить своим умом, но постоянно терпит неудачи. Впервые в русской литературе героем становится «несчастный» человек, неудачник, вызывающий сочувствие автора. В авторском сочувствии этому греховному человеку проявилась новая для того времени гуманистическая тенденция: прежде сострадать подобному герою было невозможно.

Полный социальными конфликтами XVII в. вызвал к жизни новый жанр - демократическую сатиру. Сатирические повести создавались в среде посадского населения, подьячих, низшего духовенства. Это повести-пародии на судопроизводство («Повесть о Шемякином суде», «Повесть о Ерше Ершовиче»), на житийные произведения («Слово о бражнике»), на упадок нравов в церковной («Калязинская челобитная») и городской («Служба кабаку») среде.

Новым жанром стали мемуары. Этот жанр освоен идеологом Раскола - протопопом Аввакум (протопоп)Аввакумом («Житие протопопа Аввакума, им самим написанное»). Составить представление об идеологии Раскола XVII в. позволяют и другие труды Аввакума, где он выступает как яркий старообрядческий публицист: «Книга бесед» и «Книга обличений».

Книжная поэзия - еще одно новшество российской словесности XVII в. Стихи известны уже в первой трети века, но временем расцвета силлабической поэзии стала его вторая половина - это рифмованные стихи и драматургия. Их зачинатели - Полоцкий С.Симеон Полоцкий и его ученики - Истомин К.Карион Истомин и Медведев С.Сильвестр Медведев. Первые театральные представления состоялись в 1672 г. в придворном театре царя Алексея Михайловича. Для театра С. Полоцкий написал несколько пьес, где были подняты серьезные нравственные, политические и философские проблемы, отражавшие сложное и богатое событиями время.

Таким образом, русская литература XVII в. начала освобождаться от средневековых традиций; подтачивалось церковно-схоластическое мировоззрение и ему на смену приходило более реалистическое видение действительности. Был подготовлен переход русской словесности от средневековья к Новому времени.

Общий процесс «обмирщения» культуры наиболее ярко и последовательно захватил такие сферы культуры как зодчество и живопись:

  • в архитектуре внедряются народные вкусы, порой уводящие зодчего далеко от традиционных, освященных древностью образцов;

  • приобретает небывалый размах гражданское строительство, конкурируя с культовым, являвшимся доселе главной линией развития архитектурного искусства;

  • вместе с тем церковная и гражданская архитектура утрачивает резкую противоположность;

  • в живописи пробивается струя реализма и свободной трактовки церковных сюжетов.

Каменные архитектурные сооружения отличаются большой живописностью, затейливостью, ассиметричной группировкой масс, наборными кирпичными наличниками, многоцветными «солнечными плитами» - изразцами. В становлении этого стиля сыграло большую роль то обстоятельство, что заказчиками культовых построек все чаще выступали купцы и посадские общины, вкусы которых выражали светское начало в храмовом зодчестве.

Безусловно, ведущим сооружением каменного зодчества оставался храм. Его «дивное узорочье» достигалось более усложненной «игрой объемов» (по сравнению с предшествующим периодом) с сочетанием различных декоративных средств, дающих множество деталей. В итоге церкви становятся богаче и наряднее внешне и внутри. Но достигается это частичной утратой цельности архитектурного образа. Однако в лучших своих творениях архитекторы XVII в. умеют уравновесить красоту и монументальность, добиться гармоничного сочетания целого и деталей.

После иностранной интервенции начала века каменное строительство возобновилось в 20-е годы. Была осуществлена реставрация стен и башен Московского Кремля. Башни утратили свое военное назначение: четырехскатные крыши уступили место шатрам. Зодчие Огурцов Б.Бажен Огурцов и англичанин Галовей Х.Христофор Галовей возвели шатер над Спасской башней (1624-1625 гг.).

Самой замечательной постройкой гражданского зодчества первой половины века является Теремной дворец Московского Кремля, сооруженный для царских детей Б. Огурцовым, Константинов А.А. Константиновым, Шатурин Т.Т. Шатуриным, Ушаков Л.Л. Ушаковым. В архитектуре дворца заметно влияние деревянных построек хоромного типа. Постепенно гражданское каменное строительство приобретало размах и велось в различных городах (трехэтажные палаты думного дьяка Кириллов А.Аверкия Кириллова на Берсеневской набережной в Москве, купеческие Поганкины палаты в Пскове, 1-я половина XVII в.).

Одной из излюбленных архитектурных форм по-прежнему остается шатер. В конце 20-х годов возводится храм Покрова Богородицы в поместье князя Пожарский Д.Д. Пожарского в Медведкове. Это своеобразный повтор Покровского собора на Красной площади (Василия Блаженного). Другой образец шатрового зодчества - трапезная церковь Алексеевского монастыря в Угличе (1628 г.), прозванная в народе «Дивной». Последний шатровый храм Москвы - церковь Рождества Богородицы в Путинках (1649-1652 гг.). Ее начали строить прихожане на свои средства, но их не хватило. Пришлось обратиться за помощью к царю Алексею Михайловичу. Он помог, но храм в итоге обошелся в 500 рублей - огромную по тому времени сумму (пуд мяса тогда стоил 5 копеек). Патриарх Никон (патриарх)Никон в 1652 г. запретил строить шатровые храмы как несоответствующие греческим образцам, но так как запрет не распространялся на колокольни, то рядом с официально разрешенными купольными храмами возводились полюбившиеся русским шатровые колокольни. Вдали от патриарших глаз местные зодчие продолжали возводить деревянные шатровые церкви.

Соборный храм XVII в. в классическом виде представлен в монастырском зодчестве. Его отличает монументальность, лаконичность декора. Примерами могут служить Преображенский собор московского Новоспасского монастыря (1642-1647 гг.), собор Ипатьевского монастыря в Костроме (1650-е гг.), Успенский собор в Коломне (1672-1682 гг.).

Характерная черта соборного зодчества на протяжении XVII в. - нарастание высоты соборов. В этом выразилась общая тенденция архитектуры века к вертикальной композиции.

Развитие древнерусской архитектуры завершилось в 90-е гг. появлением нового стиля - «нарышкинского» или «московского барокко». Главные композиционные принципы этой архитектуры - ярусность, центричность, симметрия, равновесие масс. Декоративное убранство, обычно из резного белого камня, выглядело необыкновенно красиво на фоне гладких кирпичных стен. Окна, овальные или восьмиугольные, обрамлялись небольшими колоннами (церковь Покрова в Филях, 1690-1693; Спаса в селе Уборы близ Москвы, 1693-1697, зодчий Бухвостов Я.Я. Бухвостов). Декоративные формы «московского барокко» были применены и в пятиглавых храмах соборного типа (Успенский собор в Рязани, кон. XVII в., Я. Бухвостов; московская церковь Воскресения в Кадашах, 1687-1713 гг.).

Следует отметить, что несмотря на название - барокко, это совершенно самобытный национальный стиль. Можно говорить лишь о заимствовании отдельных элементов европейского барокко, которые к тому же пришли с Украины, куда в свою очередь, попали не прямо с Запада, а из Польши и Литвы.

В XVII в. переживает расцвет деревянное зодчество. «Восьмым чудом света» называли современники дворец царя Алексея Михайловича в селе Коломенском. Он имел 270 комнат и около 3 тыс. окон. Был построен артелью русских мастеров во главе с холопом Петров С.Семеном Петровым и стрельцом Михайлов И.Иваном Михайловым. Искусными были деревянные многоглавые храмы (22-главый храм Преображения в Кижах, кон. века).

Извлечение из: Бушуев С.В. История государства Российского. Историко-библиографические очерки. XVII-XVIII вв. - М., 1994. - С. 245-247.

Веком «родовых гнезд» - знаменитых русских усадеб - принято обычно считать XVIII в. Однако уже предшествующее столетие знало и само слово и многие усадьбы.

Наше описание допетровской усадьбы XVII в. представляет собой реферат статьи искусствоведа Байбурова Р.Р. Байбуровой «Старинная русская усадьба», опубликованной в 10-м номере журнала «Наука и жизнь» за 1992 г. (С. 70-78; в № 4 того же журнала за тот же год ее статья об усадьбе Царицыно, бывшей Черные Грязи).

Центральны ядром усадьбы был просторный, обычно обнесенный крепким забором из бревен двор. Главные «передние» ворота его с калиткой нарядно украшались. Против ворот располагались главные хоромы. Их, как правило, делали на подклети, в которой хранились разные припасы. Чтобы попасть в хоромы, надо было подняться на крыльцо, также называемое передним и щедро украшенное шатровой «крышкой» и резными перилами. На крыльце происходили церемонные встречи и проводы гостей хозяевами. В обычные дни ворота и хоромы были крепко заперты. Если «пошлют слугу добрые люди, - наставлял «Домострой», - он должен был «у ворот легонько поколотить», а пройдя через двор к хоромам, «ноги грязные отерети, нос высморкати и да выкашлитися, да искусно молитву сотворити», но если и после третьей молитвы «ответа не отдадут, ино легонько потолкатися», пока не впустят».

Переднее крыльцо вводило в «передние сени». В богатых домах здесь проходила граница между жилой частью дома и большой столовой хороминой для гостей, где по праздникам были пиры. Над столовой хороминой могли сооружать ярусы пирамидально уменьшавшихся кверху чердаков.

Но пиры совершались лишь по праздникам, а в будний день посетителя из передних сеней провожали на жилую половину хором, в первое помещение, называемое «передней». Хозяин дома выходил к гостю сюда. Идти дальне мог только близкий семье человек.

За «передней» была «комната», где проводили дневное время. Она часто занимала угловое положение, так как именно угловое помещение давало более широкий обзор усадьбы. В комнате хозяева трапезничали в будние дни, нередко в ней и спали. Из «комнаты» был переход в «другую комнату», часто уже в задней половине дома. Иногда к этим помещениям прибавлялась еще дополнительная повседневная столовая, а также специальная «крестовая», еще покои и еще сени.

В богатых хоромах делалась «мыльня» с особыми сенями перед ней. «Задние сени» были обращены соответственно на «заднее крыльцо». В сенях устраивали чуланы (кладовые), помещения для дворни, иногда выгораживали отхожие места.

Хоромы имели два, а иногда три яруса. Наверху располагались «светлицы» - женская часть дома.

Окна делали из практических соображений «лежачими», выбирая из горизонтальных бревен небольшой проем. Они давали лишь минимально необходимый свет. Большими делались только так называемые «красные» окна; их в богатых хоромах заполняли стеклом, а чаще - более дешевой в XVII в. слюдой.

Ограниченность числа помещений в хоромах, их замкнутость и изолированность от внешнего мира, по мнению Байбурова Р.Р. Байбуровой, объясняется как «замкнутым образом жизни русских людей того времени», так и христианским мировоззрением, требовавшим сберегания души от соблазнов греховного мира, внутренней сосредоточенности.

Жилые покои были невелики - от 12 до 25 квадратных метров. Этот размер комнаты был обусловлен конструктивно - размером бревен, и еще более - социально замкнутой жизнью хозяев. В хоромах нет места позднейшим анфиладам, когда пространство свободно перетекает из комнаты в комнату. Даже если двери делались на одной оси, их вовсе не предполагалось оставлять открытыми.

В передних сенях и жилых помещениях в красном углу размещались святые образа, перед которыми хозяева читали молитвенное правило. Каждый пришедший в дом обязательно, прежде чем здороваться с присутствующими, как бы знатны они ни были, прежде осенял себя крестным знамением и кланялся иконам и только потом, в порядке знатности и старшинства - всем находящимся в комнате.

По периметру помещение окружали изначально встроенные лавки. Одна из них - «коник» - служила собственно лежанкой. Европейской постели в классическом русском доме не знали. Под коником еще при строительстве сооружался ларь-рундук. На стенах могли быть полки.

В мыленке стояла большая печь с каменкой, «наполненной полевым круглым ярым камнем». Жару поддавали квасом, им же обливались, когда начинали париться. Делался также «полок» и лавки вдоль стен для «отдохновения».

Все в хоромах старались «укрывать и покрывать» - обивали стены, двери, иногда полы, завешивали окна и редкие в быту зеркала, застилали даже подоконники. «Завесою» закрывали и образа «благочиния ради и бережения».

Хозяева любили яркие краски: сукна красные и зеленые, персидские ковры, золотые шелка, расписные потолки. В городских хоромах на стенах в XVII в. уже появились живописные портреты. И конечно, внутреннее убранство хором нельзя представить без печей в ярких муравленых (зеленых) или ценинных (цветных) узорчатых изразцах. Одним словом, все ярко, нарядно, пестро в хоромах XVII в.

Дом этого времени не связан никакими правилами «регулярности». Разрослась семья, и к нему пристроили дополнительные помещения на подклети или их группу. Поэтому, как заметил Забелин И.Е.И.Е. Забелин, о доме и говорят во множественном числе: хоромы, стены его - только оболочка совокупности хоромин.

Части дома имели и разнообразные завершения: помимо скатных кровель над хоромами возводились шатры, кубы, палатки, бочки. Главные жилые хоромы ставили против передних ворот, а возле них сооружали «переднюю избу», род сторожки. По периметру двора или на самом дворе свободно располагались погреба с напогребицею, ледники, амбары, сушила, житницы, конюшня, хлевы, избы дворни и т.д. Все эти хозяйственные постройки в усадьбах поскромнее располагались в одном или двух дворах: переднем и заднем. В богатых усадьбах могло быть несколько дворов за отдельными заборами: конюшенный, воловий, мельничный и т.д.

Важнейшим хозяйственным сооружением усадьбы была мельница, на которой мололи хозяйский и крестьянский хлеб. Случались «ветряки», но чаще мельницы ставили на речке. Чтобы усилить вращение мельничного колеса, а за ним и жерновов, надо было увеличить напор воды. Для этого строились запруды и копались усадебные пруды. В них разводили ценную рыбу. В подмосковной усадьбе Голициных Черные Грязи в пруду водились осетры, сомы, стерляди, щуки. Подобно прудам и сады в Древней Руси создавались для чисто практических целей. Некоторые усадьбы XVII в. имели еще и усадебные церкви.

Процесс «обмирщения» с особой силой отразился в живописи. Весь XVII в. пронизан борьбой двух творческих методов, двух направлений - старого и нового.

Живопись первой половины XVII в. в значительной степени освободилась от сложной символики, характерной для XVI в., композиции стали проще и жизненнее; в них развивается повествовательность. Однако иконы и миниатюры этого времени не выходили за пределы старой традиции.

В иконописи продолжают развиваться две школы, сложившиеся еще в XVI в.:

В середине XVII в. эти две школы сливаются в работах некоторых мастеров.

Во второй половине XVII в. художественным центром не только Москвы, но и всей страны становится Оружейная палата. Здесь сосредоточились лучшие художественные силы. Мастерам Оружейной палаты поручали подновлять и расписывать заново дворцовые палаты и церкви, писать иконы и миниатюры. При палате состоял целый цех «знаменщиков», т.е. рисовальщиков, которые создавали рисунки для икон, церковных хоругвей, полковых знамен, шитья, ювелирных изделий.

Кроме того, Оружейная палата служила чем-то вроде высшей художественной школы. Сюда приходили художники для усовершенствования своего мастерства. Все живописные работы возглавлял царский изограф Симон Ушаков. Наиболее значительными из иконописцев Оружейной Палаты были Владимиров И.Иосиф Владимиров, Казанец Я.Яков Казанец, Зубов Ф.Федор Зубов.

Эти мастера были сторонниками нового, эстетического начала в религиозном искусстве. Ушаков С.Симон Ушаков уподоблял живопись зеркалу, отражающему жизнь и все предметы. Иконы этих мастеров написаны с учетом анатомического строения лица, с использование светотени. Наиболее значительными произведениями этого автора являются иконы «Спас нерукотворный» (1658 г.), «Древо государства Московского» (1668 г.), гравюры на меди «Отечество» и «Семь смертных грехов».

Новым явлением в живописи XVII в. стало появление парсуны (от латинского - личность, т.е. портрет реального лица). Именно в парсуне получили свое развитие реалистические тенденции в живописи.

Жанр парсуны зародился на рубеже XVI-XVII вв. Но свое развитие этот первый чисто светский жанр получил во второй половине XVII в. Известны портреты царей Алексея Михайловича и Федора Алексеевича, которые находятся в Государственном историческом музее. Там же хранится портрет юного царевича Петра.

Наиболее значительные произведения парсунной живописи написаны в конце века (портреты стольника В. Люткина, дяди и матери Петра I - Л.К и Н.К. Нарышкиных). В этих портретах-парсунах уже заметны те художественные черты, которые стали основой и особенностью русской портретной школы XVIII в., а именно: внимание к внутреннем миру портретируемого, поэтизация образа, тонкий колорит.

Таким образом, для культурного процесса XVII в. в целом характерен отход от традиционной и становление новой, светской культуры. Этот переход связан с глубинными социально-экономическими и политическими изменениями в стране. Культурная эволюция XVII в. подготовила почву для преобразований грядущего столетия.

© Центр дистанционного образования МГУП