Московский государственный университет печати

Общая редакция: Ермакова Л.И.,
Юдина Т.Н.


         

Теоретические основы рыночной экономики и предпринимательства

Материалы к спецкурсу для специальностей: 0608 - "Бухгалтерский учет, контроль и анализ хозяйственной деятельности; 0705 - "Экономика и управление издательским делом и полиграфией"


Общая редакция: Ермакова Л.И., Юдина Т.Н.
Теоретические основы рыночной экономики и предпринимательства
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление
1.

Часть первая. ТЕОРИИ РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ

1.1.

Глава 1. ТЕОРИЯ РЫНКА: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

1.1.1.

Адам Смит (1723 - 1790)

1.1.2.

Вопросы для анализа

1.1.3.

Давид Рикардо (1772 - 1823)

1.1.4.

Вопросы для анализа

1.1.5.

Жан-Батист Сэй (1767 - 1832)

1.1.6.

Вопросы для анализа

1.1.7.

Карл Генрих Маркс (1818 - 1883)

1.1.8.

Вопросы для анализа

1.1.9.

Евгений Бем Баверк (1880 - 1914)

1.1.10.

Вопросы для анализа

1.1.11.

Альфред Маршал (1842 - 1924)

1.1.12.

Вопросы для анализа

1.1.13.

Артур С. Пигу (1877 - 1959)

1.1.14.

Вопросы для анализа

1.1.15.

Джон М. Кейнс (1883 - 1946)

1.1.16.

Вопросы для анализа

1.1.17.

Эдвард Х. Чемберлен (1899 - 1964)

1.1.18.

Вопросы для самоанализа

1.1.19.

Поль А. Самуэльсон

1.1.20.

Вопросы для анализа

1.1.21.

Фридрих фон Хайек (1899 - 1992)

1.1.22.

Boпpocы для анализа

1.1.23.

Милтон Фридманр (1912)

1.1.24.

Вопросы для анализа

1.1.25.

Джон К. ГэлбрейтПечатается по: Д. Гэлбрейт. Новое индустриальное общество. М., 1969. С.58, 59, 63, 64, 71. (1908)

1.1.26.

Вопросы для анализа

2.

ЧАСТЬ 2. ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

2.1.

Глава 2. Теория предпринимательства

2.1.1.

Макс ВеберПечатается по: М. Вебер. Избранные труды. М., 1990. с.I96,197, 200,201,202,203,204,205,206,207. (1864 - 1920)

2.1.2.

Вопросы для анализа

2.1.3.

Йозеф Шyмпетер (1883 - 1950)

2.1.4.

Вопросы для анализа

2.1.5.

Людвиг Эрхард (1897 - 1977)

2.1.6.

Вопросы для анализа

2.2.

Глава 3. Теоретические основы маркетинга

2.2.1.

Сегментация рынка

2.2.2.

Вопросы для анализа

2.3.

Глава 4. История предпринимательства в России

2.3.1.

Библиографический список

2.3.2.

Вопросы для анализа

2.4.

Глава 5. Становление и развитие предпринимательства в Российской Федерации (Анализ законодательных актов о предпринимательстве)

2.4.1.

Вопросы для анализа

2.4.2.

Библиографический список

Рынок так рынок!

На мерки продается тут зерно,

На дюжины - что яйца, что ириски,

На бочки, разумеется, вино,

На штуки - тыквы, ну, а суп - на миски.


Изюм - на горсти, так заведено,

Миндаль - на кучки, а треска - на снизки,

На связки - лук, на ярды - полотно,

Мука на фунты, на бутылки - виски.


Размер подчет - на вкус, на дух, на цвет,

Тюки, мешки, рулоны, кучки, бочки -

Все продается, исключений нет.


Пусть покупают кто во что горазд!

Издатель, счет переведя на строчки,

Газету, да и совесть, распродаст.

(Джузе Мускат - Аццопарди)

Что такое рынок? Проще всего ответить что рынок - это место, где совершаются сделки купли-продажи товаров (базар, биржа, аукцион, ярмарка). Примерно так представлял себе рынок персидский царь Кир, который сказал спартанскому глашателю : "Я не страшусь людей, у которых посреди города есть определенное место, куда собирается народ, обманывая друг друга и давая ложные клятвы ...". Эти презрительные слова,- пишет далее "отец истории" Геродот, -Кир бросил всем эллинам за то, что у них покупают и продают на рынках (ведь у самих персов вовсе нет базарной торговли и даже не существует рынков)" Геродот. История. Историки Античности. T.I. M., 1989. С. 95.
.

Насколько далеко люди продвинулись с тех пор в понимании этого явления? Обратимся за точным определением к некоторым фундаментальным источникам.

  • "Рынок, совокупность социально-экономических отношений в сфере обмена, посредством которых осуществляется реализация товаров и окончательное признание общественного характера заключенного в них труда"Экономическая энциклопедия. Политическая экономия. Т.З. М., 1979. С. 524..
  • "Рынок. В экономической теории это понятие относится скорее к сделкам, которые имеют место, нежели к физическому местоположению. Таким образом, все сделки (продажа товаров и услуг, оптовые продажи, продажи по каталогам, продажа жилищ - независимо от типа сделки или местоположения) подразумевают понятие рынок. Аналогично, понятие рыночные силы, или рыночный механизм, относится ко всем факторам, кроме прямого государственного воздействия, которые помогают ответить на фундаментальные экономические вопросы, такие как: какое количество товара производить, какова должна быть цена и т.д. Поскольку рыночные силы являются свободными и централизованно не планируются, то капитализм часто называют рыночной экономикой"Economic Dictionary D.W. Moffat. 10 x ford 1.0.1976. p. 179..
  • "Рыночная экономика. Способ экономической организации, при которой силы спроса и предложения регулируют решение проблем отбора видов товаров для производства, методов их производства и потребителей этих товаров"The Mc Grow Hill Dictionary of Modern Economics. Mc Grow Hill Book Company. N.Y., a.o. 1965. P.315.
.

Развитие рынка - это длительный процесс в экономической истории человечества. Со временем меняются границы, формы и конкретные функции рынка. Но на любой фазе своего исторического развития рынок выступает как особая сфера, в которой происходит обмен товаров, столкновение и согласование интересов производителей и потребителей. Основные элементы рынка: цена, спрос, предложение, конкуренция. Основные функция рынка: информационная, стимулирующая и санирующая. Рыночные цены информируют товаровладельцев о состоянии дел в экономике, об изменениях в уровне издержек, в объеме и структуре спроса со стороны потребителей. Преследуя цель максимизации дохода, товаропроизводители осуществляют снижение издержек, перепрофилирование производства, освоение технических новшеств. Через механизм конкуренции производство очищается от экономически слабых неэффективных хозяйственных единиц.

В современном понимании рынок имеет различные смысловые оттенки.

Во-первых, рынок в буквальном и узком смысле обозначает фазу общественного товарного воспроизводства, поскольку это товарное и денежное обращение, истоки которых отражают связи товаропроизводителей и потребителей в системе общественного разделения труда. Иными словами, рынок - это организованная для данного вида экономического блага встреча спроса и предложения.

Во-вторых, рынок употребляется в значении регулятора общественного воспроизводства противоположного централизованному планированию. В этом смысле рынок рассматривается как механизм для распределения ограниченных ресурсов в соответствии с индивидуальными предпочтениями потребителей. Он также характеризуется свободой принятия хозяйственных решений со стороны производителей. Через рыночные цены производители товаров получают информацию о запросах потребителей, о возможных затратах на производство конкретного товара. Изменения цен заставляют товаропроизводителей корректировать объемы и ассортимент выпускаемых товаров, что приводит к новому изменению цен и т.д. В этом смысле рынок выступает как саморегулирующая система. В процессе конкуренции и рыночного ценообразования происходит взаимоприспособление интересов потребителей и производителей, возникает тенденция к сбалансированности объемов и структуры спроса и предложения товаров. Через отбор наиболее конкурентных производителей реализуется тенденция к экономии рабочего времени на производство товаров. Законы стоимости, спроса и предложения, денежного обращения образуют важнейшие связи в рыночном механизме регулирования.

В-третьих, можно указать на расширительное толкование рынка как понятие тождественного товарному (рыночному) хозяйству, объединяющего товарное производство и товарно-денежное обращение. Рынок как хозяйственный уклад существовал с незапамятных времен. Однако лишь в буржуазную эпоху ХYШ-ХХ вв. рыночные связи охватывают все отрасли и сферы экономической жизни. В связи с этим понятие рынок (рыночная система или рыночное хозяйство) часто ассоциируется с сиcтемой частного капиталистического предпринимательства.

Посмотрим на проблему рынка с исторической точки зрения.

Начало регулярного обмена отодвигается в глубь веков. Новейшие археологические исследования свидетельствуют о том, что уже более 30 тыс. лет назад между островами Полинезии существовал более или менее регулярный обмен. Основой обмена, который первоначально проходил между общинами, выступало различие природных ресурсов. Решающее значение в превращении обмена излишков в обмен товаров, специально производимых для продажи имели первое (специализация земледелия и скотоводства) и второе (специализация ремесла) общественные разделения труда. Переход к земледелию и скотоводству произошёл в ряде районов Ближнего Востока (Сев. Иран, Палестина) в 9-7 тыс.до н.э. Эти типы хозяйства утвердились к 6 тыс. до н.э. на территории Малой Азии, Туркмении, Сирии; к 5 тыс. до н.э. - в Междуречье Тигра и Евфрата, долине Нила, Центральной Европе. Специализация позволяла получать не только больше продукции по объему, но и по видам ее конечной обработки, что способствовало интенсификации обмена с соседними менее развитыми племенами. Возможно, что осмысление людьми новых рыночных отношений в тот период было примерно таким, как это себе представлял первобытный старик Янечек из рассказа Карела Чапека "О падении нравов".

"Да вот, взгляни в ту сторону, там, в четырех днях ходьбы отсюда, стало стойбищем какое-то неведомое бродячее племя, ну, сказать голь перекатная; будто бы они такое делают... Так и знай - все глупости наша молодежь переняла от них. И костяное оружие и прочее. И даже - они его даже покупают у них! - сердито воскликнул дед. - Отдают за это наши славные шкуры! Да когда же это бывало, чтобы чужие с добром приходили?... "Да что ты, батя, - говорит сын, - теперь другие отношения теперь вводится товарообмен!" Товарообмен! Да если я кого убью и заберу, что у него было, вот тебе и товар, и ничего я ему за это отдавать не должен - к чему же какой-то товарообмен?"

На средней ступени варварства наряду с простейшей формой рынка, когда все, что предназначено для купли-продажи, сбывается из рук в руки, появляется товарообмен с помощью денег. Главным предметом, которыми обменивались пастушеские племена со своими соседями был скот, который становится посредником в обмене с другими товарами или приобретает функцию денег. В древнейшее время на Руси (Х-ХII вв.) общепринятым средством платежа, или деньгами, служил скот, а затем "куны", т.е. куньи, собольи и беличьи меха. У некоторых славян в роль денег в Древности выполняло и полотно, или подревнеславянски "платно", откуда происходит слова платить, уплата и т.д.Струмилин Г.А. Очерки экономической истории России. М., I960. С.30.

Потребность в регулярном обмене становится все более настоятельной по мере развития ремесла как специализированного вида деятельности. В древнейших центрах мировой культуры земледелия, долинах Нила, Евфрата было мало камня, строительного дерева, металлов. Но эти виды сырья имелись в соседних горных и пустынных районах.

С IV тыс. до н.э. межплеменные рыночные связи между этими территориями приобретают регулярный характер, не исключая однако военных грабежей как средства окончательного урегулирования спорных вопросов. Специализация сельского хозяйства и ремесла имела решающее значение для формирования товарного производства в подлинном смысле слова, когда производство осуществляется не для собственного потребления, а на рынок, для удовлетворения чужих потребностей, что позволяло получить взамен другие полезные вещи. Появление денег в металлической форме, способствовало накоплению богатства в денежной форме, стимулировало дальнейшее развитие рыночных отношений.

В VIII в. до н.э. произошла монетарная революция: на территории Малой Азии впервые начали чеканить золотые монеты для обслуживания рынка. Две тысячи лет назад китайцы изобрели купюры, используя для изготовления оленьи шкуры и затем бумагу, выделанную из коры шелковицы.

Развитие цивилизации упрочивает и усиливает все возникшие ранее виды общественного разделения труда и добавляет третье - создает торговых посредников, купцов, которые специализируются на обмене товаров. Избавляя товаропроизводителей от труда и риска, связанных с обменом, они расширяют границы рынков вплоть до самых отдаленных территорий. Растет число торговых факторий, идет борьба за господство на международных торговых путях. Со временем с усилением дробности общественного разделения труда сами рынки начинают специализироваться. Розничные рынки товаров потребительского назначения отделяются от оптовых, где совершаются сделки с крупными партиями товаров. Для обслуживания торговых сделок создается система купли-продажи и хранения денежного товара.

В VII в. до н.э. в Нововавилонском царстве возникают первые банки. Широкое распространение они получили в эпоху Античности. В Древнем Риме свой счет у банкира имел каждый состоятельный римлянин, и когда, например, сын Цицерона учился в Афинах, отец выплачивал необходимые ему деньги банкиру в Риме, а сын получал их от банкира афинского.Куманецкий К. История культуры Древней Греции и Рима. М.,1990.С.241.
Таким образом, уже в эпоху Древнего мира рыночные отношения получили достаточно высокую степень развития. Может быть даже слишком высокую, по мнению выдающихся философов той эпохи. Говорят, что древнегреческий мудрец Сократ, придя на Афинский рынок воскликнул: "О, сколько здесь ненужных мне вещей!". Отрицательно отзывались о рынке как о дестабилизирующем факторе развития экономики также Платон и Аристотель.

Наряду с товарными рынками в эпоху Древнего мира и в средние века, существовали рынки наемного и рабского труда. Для иллюстрации механизма функционирования таких рынков обратимся к роману Марка Твена "Янки из Коннектикута при дворе Короля Артура".

"Да нас продали с публичного торга, как свиней. В большом городе и на людном рынке за нас бы дали хорошую цену; но тут было страшное захолустье, и нас купили так дешево, что мне даже стыдно вспомнить об этом. Король Англии пошел за семь долларов, а его первый министр за девять; между тем за короля можно было бы дать двенадцать долларов, а за меня все пятнадцать. Но так бывает всегда: если рынок плох, какой бы хороший товар вы не предлагали, вы очень мало на нем наживете; и я советую вам помнить об этом".

Развитие рыночного механизма - важный элемент истории цивилизации. Древний мир оставил нам любопытную информацию о попытках людей понять и научиться управлять этим механизмом в своих интересах. Библия (первая книга Бытия) повествует о долгосрочной рыночной стратегии в Древнем Египте. Фараону приснился знаменательный сон, что из реки вышли семь тучных коров и затем семь тощих коров, которые сожрали первую семерку. Затем семь полновесных колосьев были проглочены захудалой коровьей семеркой. Сон был растолкован Иосифом Прекрасным. Он предсказал семь обильных и затем семь плохих урожаев. По его совету фараон приказал в годы хороших урожаев скупать зерно по низким ценам, что способствовало известной стабилизации рынка. В неурожайные годы Иосиф и его партнер по бизнесу - фараон показали себя жестокими монополистами, диктуя цены покупателям.

Практика регулирования национального рынка имела место в Древнем Китае. В трактате "Гуань-цзы" (IV в до н.э.) дается одно из самых первых и достаточно четких определений рынка, его информационной функции: "Рынок, это то, по чему знают и порядок и беспорядок в состоянии хозяйства". Если правитель "сам держит в руках возможности регулирования хлеба, денег и металлов, то тогда вся страна будет в устойчивом состоянии".Шитейн В.М. Гуан-цзы. Исследование и перевод. М., 1959. С.303, 258. В трактате ставилась перед государством цель регулировать цены одинаково по всей стране дабы пересечь возможность перехода контроля над ценами в руки спекулянтов. Принцип уравновешивания хозяйства предполагал, что государство должно накапливать фонды в период дешевизны и пускать их в оборот в период дороговизны. Наряду с косвенными методами регулирования конъюнктуры в странах Древнего Востока практиковалось и прямое регулирование рынка. Пример тому - древнеиндийский трактат Арташастра (IV в. до н.э.). В нем содержатся рекомендации строгого государственного контроля за мерами и весами, качеством товаров, перечисляются виды наказания за контрабанду или продажу товара не на рынке, а в месте его изготовления, за заключение соглашения между купцами о повышении или понижении цен. Допускалось прямое установление "справедливой цены". Тем самым можно убедиться в том, что еще на ранних этапах развития рыночного хозяйства было стремление создать условия для его эффективного функционирования, стремление откорректировать его отрицательно стороны.

Важным достижением экономической мысли античности была разработка элементов теории товарного производства в трудах древнегреческих мыслителей IV в. до н.э. Ксенофонту Афинскому принадлежит идея о взаимосвязи между степенью дробности общественного разделения труда и размерами рынка, которая впоследствии получила развитие в исследованиях Адама Смита. Философ Платон анализировал функции денег как средства обмена, платежа и наживы. Реальные противоречия развития рыночного хозяйства в Древней Греции нашли отражение во взглядах Аристотеля. Он исследовал исторический процесс зарождения и развития рыночных отношений: "... первоначальной формой товарной торговли были меновая торговля, но с ее расширением необходимо возникают деньги. С изобретением денег меновая торговля неизбежно должна была развиваться в товарную торговлю, и эта последняя ... превратилась в хрематистику, в искусство делать деньги ... Для нее обращение есть источник богатства ... Вся она построена на деньгах, ибо деньги суть начало и конец этого рода обмена ... Поэтому-то и богатство, к которому стремится хрематистика, безгранично"См.: Маркс К. Капитал. T.I. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т.23, C.163.
. Аристотелю также принадлежит постановка проблемы менового соотношения товаров: "Обмен ... не может иметь место без равенства, а равенство без соизмерения"Там же с.69.
. Однако лишь спустя много веков, уже в эпоху Нового времени, эти идеи получили дальнейшее развитие.

По существу основы теории рынка были заложены лишь в 17-19 вв. представителями классической школы английской и французской политической экономии. К этому времени само явление рынка перешло в новое качественное состояние. С развитием мануфактур, а впоследствии фабрик, возникает массовое товарное производство. Границы местных рынков все более расширяются, формируются национальные (внутренние) рынки, а затем и мировой рынок в глобальном масштабе. Главной фигурой на рынке становится промышленник, предприниматель капиталистического типа. Рынок превращается в основной механизм регулирования хозяйственных связей между людьми, охватывая все сферы экономики. В рамках классической школы, а с фрагментами из произведении ее основных представителей вы имеете возможность познакомиться в этом методическом пособии, получили разработку как отдельные элементы рыночного механизма (товар, стоимость, цена, деньги), так и законы его функционирования в целом. В самом начале развития экономической науки обнаружились два подхода к проблеме, определения соотношения обмена, или меновых стоимостей. Один подход связывал основания обмена с затратами труда или издержками. Другой - с полезностью вещей с точки зрения удовлетворения потребностей потребителей. Английские классики В. Петти, А. Смит, Д. Рикардо являются создателями трудовой теории стоимости, которая выступает в качестве основы для анализа рыночных отношений. К числу их важнейших научных достижений относятся разграничения категорий стоимости и цены, определение количественной основы стоимости и цены, выявление особенностей ценообразования на рынках капитала и рабочей силы, открытие закономерностей мирового рынка.

Во Франции первоначально преобладал подход к анализу рыночных процессов с позиций концепции субъективной полезности товаров как основы их меновых соотношений. У истоков этой концепции стояли Э. Кондильяк, Ф. Кенэ, Ж. Тюрго, Ф. Галиани, Ж-Б. Сэй (18 - начало 19 в.).

Представителям классической школы был присущ оптимистический взгляд на рынок как на идеальный механизм функционирования экономики. Рациональное поведение товаропроизводителей при отсутствии внешнего (государственного) вмешательства ведет к созданию естественной гармонии (равновесия) между потребностями и товарными ресурсами, интересами потребителей и производителей, интересами частных лиц и общества в цепом. В то же время уже в начале 19 в. на первый план вышла новая проблема - проблема противоречий рыночной системы хозяйства, связанных с возникновением острых социальных противоречий и экономических кризисов. В истории экономической мысли наиболее раннюю постановку этой проблемы осуществили англичанин Т. Мальтус и француз С. Сисмонди. Между тем в экономической литературе продолжала господствовать точка зрения, что в рыночном хозяйстве автоматически действует закон, согласно которому произведенные товары обязательно должны быть проданы, так как предложение рождает соответствующий ему спрос.

Фундаментальное исследование рыночного механизма, его эволюции, законов и противоречий осуществил К. Маркс. В "Капитале", во всех четырех томах, а также в ряде других произведении он особо выделил разрушительные результаты рыночного саморегулирования - кризисы, безработицу, обнищание и т.д. При разработке теории денег (Капитал, т.1, гл.З) он показал, что в рыночной экономике всегда существует потенциальная возможность кризисов перепроизводства, поскольку часть товаропроизводителей, продав товар и получив за него деньги, может воздержаться от покупки. Далее (Капитал, т.З, гл.15) он приходит к выводу о том, что в условиях массового товарного производства капиталистического типа эта возможность превращается в объективную закономерность, реализуемую в виде экономических кризисов. Для преодоления негативных последствий рыночного порядка Маркс полагал необходимым поставить общественное производство под сознательный контроль, осуществить общественное радикальное преобразование общественно-экономической системы.

В конце 19 в. был сделан новый шаг вперед в изучение рыночного механизма. Английский экономист А. Маршалл осуществил синтез экономического наследия английской классической школы с новейшими для того времени разработками теории рынка с позиции маржинализма.

Маржинализм, или школа предельной полезности, в лице своих основоположников (австрийская школа - К. Менгер, Ф. Зизер, Е. Бем-Баверк; английская школа - У. Джевонс, Ф. Эджуорт, А. Маршалл; лозанская школа - Л. Вальрас, В. Парето) заложил основы современных представителей о механизме рыночного ценообразования, дал ему математическую интерпретацию. Высокую популярность и влияние А. Маршаллу обеспечила разработка теории цены в конкурентных условиях, изложение которой составляет значительную часть его работы "Принципы политической экономии". Начиная с работ Маршалла, центральной проблемой буржуазной политэкономии вплоть до 30-х гг. 20 в. становится исследование факторов, влияющих на ценообразование товаров на отдельных рынках. Складывается современный микроэкономический раздел, состоящий из четырех частей.

  • Первая часть посвящена анализу закономерностей формирования потребительского спроса,
  • Вторая - анализу предложения прежде всего отдельной фирмы с учетом ее издержек
  • Третья содержит анализ соотношения спроса и предложения
  • Четвертая - теория распределения посвящена анализу рынков и ценообразования, факторов производства
В работах Маршалла внимание концентрируется прежде всего на микроэкономических проблемах, на представлениях об исключительных преимуществах рыночного механизма, ведущего к автоматическому равновесию для отдельных хозяйственных единиц и на этой основе к автоматическому равновесию и саморегулированию всей капиталистической экономики.

В XX в. исторический спор о плюсах и минусах рыночного механизма был продолжен. В рамках немарксистского направления экономической мысли противоречия рыночного механизма получили интерпретацию в виде проблемы "подрыва рынка". В работах наследника А. Маршалла на посту заведующего кафедрой политической экономии Кембриджского университета А. Пигу были проанализированы случаи расхождения частной и общественной эффективности в процессе функционирования рыночной системы, были выявлены области, где рынок не справляется со своей задачей оптимального использования экономических ресурсов. Для устранения, предотвращения и корректировки негативных побочных (внешних) эффектов рынка рекомендовались меры государственного контроля.

Д.М. Кейнс, крупнейший экономист XX в., пришел к выводу о внутренне присущей рыночной экономике нестабильности, ведущей к острым социально-экономическим конфликтам (безработица, экономический кризис). Им была обоснована система мер систематического государственного регулирования, в чем-то похожая на принцип уравновешивания хозяйства из истории Древнего Китая или Египта.

На протяжении многих этапов экономической истории человечества имела место комбинация рыночных и нерыночных форм экономического регулирования. Этой проблемой много занимались ведущие экономисты современности, к их числу относятся П. Самуэльсон, Ф. Хайек, Д. Гэлбрейт. Важный вклад в разработку теории рыночной структуры внес американский экономист Д. Чемберлин.

В 80-90-е гг. XX в. представления о рынке как об идеальной саморегулирующей системе вновь становится популярными. Главным идеологом нового рыночного оптимизма выступил американский экономист М. Фридман, связывающий рынок с идеями демократии и свободы. Здесь правда нужно иметь в виду, что в "рыночной демократии" люди пользуются отнюдь не одинаковым правом голоса.

Таким образом, можно сделать вывод, что параллельно с развитием самого рыночного механизма идет процесс все более глубокого осмысления его природы и законов функционирования. Возникшее несколько тысячелетий назад пространство между производством и потреблением стало заполняться все более сложным механизмом обмена. Между продавцом и покупателем становится посредники - купец и меняла, а в наше время - это уже целая отрасль - торговые услуги и кредитно-финансовая сфера. В 1990 г. Нобелевская премия в области экономики была присуждена за исследования в сфере теории современных финансовых рынков, которые играют ключевую роль в современной рыночной экономике, поскольку способствует размещению ресурсов среди различных сфер производства (Г. Марковиц, У. Шарп, М. Миллер). В XX в. сформировался и мировой технологический рынок, где осуществляется обмен патентами, лицензиями и другими видами интеллектуальной собственности.

Своеобразный итог разработкам по этой проблеме подвел в своем интервью еженедельнику "За рубежом" Роберт Солоу, известный американский ученый, лауреат Нобелевской премии за 1987 г. Он отметил "углубление понимания нами того, как действует рыночная экономика, как работает взаимосвязанная система рынков. Суть в том, что в нормальных условиях нерегулируемый, неуправляемый рынок должен, казалось бы, порождать хаос. Однако вместо этого наблюдается определенная упорядоченность. Сто лет назад мы не очень ясно представляли себе, как это происходит, как ценовой механизм координирует экономическую деятельность. Теперь мы гораздо лучше понимаем, как он работает и как порой не срабатывает. Мне хочется особо подчеркнуть, что мы стали лучше понимать и то, почему он в определенных условиях не срабатывает - особенно когда речь идет о загрязнении окружающей среды и тому подобных явлениях. Второе, что я хотел бы упомянуть, это то, что в течение последнего столетия мы многое узнали о механизмах делового цикла в капиталистической рыночной экономике. Таким образом, вопрос о том, как ведет себя экономическая система в целом - не как набор отдельных рынков, а как единое целое с общим уровнем занятости, национальным доходом, темпами инфляции и т.п., - вся эта система получила развитие даже не за сто, а за последние 50-60 лет. И хотя экономист пока не достигли полного понимания такого явления, как деловые циклы, мы теперь знаем гораздо больше, чем в начале века" Солоу Р. Опасно сосредотачивать в одних руках политическую и экономическую власть. // За рубежом. 1992. №1,с.5.
.

Очевидно, что представление о рынке как о всеобщей и уникально эффективной форме регулирования хозяйственной жизни, которое сейчас у нас широко пропагандируется, является упрощением. Серьезные современные экономисты различных и даже противоположных теоретических направлений и политических взглядов смотрят на эту проблему далеко не так однозначно.

Механизм рыночной экономики работает относительно эффективно в условиях, максимального приближенных к состоянию свободой конкуренции, при наличии множества независимых друг от друга производителей достаточно простой продукции. Нельзя не учитывать факторы эволюции рынка под влиянием технического прогресса, изменении в структуре производства и экономических потребностях. Воссоздание свободной рыночной экономики - это иллюзия; в довольно резкой форме об этом высказался известный американский экономист Д. Гэлбрейт: "Те, кто говорят, - а многие говорят об этом бойко и не задумываясь - о возвращении к свободному рынку времен Смита, не правы настолько, что их точка зрения может быть сочтена психическим отклонением клинического характера"Известия. 31 января, 1991.
.

Возвращаемся снова к вопросу, что есть рынок - панацея от экономического застоя или источник социальных бедствий, безработицы, инфляции, бедности, загрязнения окружающей среды и моральной деградации; оплот экономической свободы или закон джунглей? Обращение к воззрениям крупнейших экономистов прошлого и настоящего, выдержки из произведений которых приводятся в данной методической разработке, поможет составить сбалансированное представление об этой непростой проблеме.

Великий шотландский экономист, представитель классической школы политической экономии. Ему принадлежит заслуга в разработке важнейших экономических категорий и законов. Сторонник трудовой теории стоимости и экономического либерализма. Занимался преподавательской деятельностью в университетах Глазго и Эдинбурга. В 1778 г. получил должность таможенного комиссара Шотландии.

Главное экономическое сочинение "Исследование о природе и причинах богатства народов" (1776):.

Исследование о природе и причинах богатства народов

... Разделение труда, приводящее к таким выгодам, отнюдь не является результатом чьей-либо мудрости, предвидевшей или осознавшей то общее благосостояние, которое будет порождено им: оно представляет собой последствие - хотя очень медленно и постепенно развивающееся - определенной склонности человеческой природы, которая отнюдь не имела в виду такой полезной цели, а именно склонности к торговле, к обмену одного предмета на другой.

... Эта склонность общая всем людям ... Человек постоянно нуждается в помощи своих близких, но тщетно было бы ожидать ее лишь от их расположения. Он скорее достигнет своей цели, если обратиться к их эгоизму и сумеет показать им, что в их собственных интересах сделать для него то, что он требует от них. Всякий предлагающий другому сделку какого-либо рода предлагает сделать именно это. Дай мне то, что мне нужно, и ты получишь то, что необходимо тебе, - таков смысл всякого подобного предложения. Именно таким путем мы получаем друг от друга значительно большую часть услуг, в которых мы нуждаемся. Не от благожелательности мясника, пивовара или булочника ожидаем мы получить свой обед, а от соблюдения ими своих собственных интересов. Мы обращаемся не к гуманности, а к их эгоизму не говорим никогда им о наших нуждах, а лишь об их выгодах. Никто не хочет зависеть главным образом от благоволения своих сограждан. Даже нищий не целиком зависит от него. Милосердие добрых людей снабжает его, правда, средствами, необходимыми для существования. Но, хотя этот источник в конечном счете дает ему все непосредственно необходимое для жизни, он не снабжает и не может снабжать его непосредственно предметами жизненной необходимости в тот момент, когда нищий испытывает в них нужду. Большая часть его нужд удовлетворяется таким же способом, как и нужды других людей, a именно посредством договора, обмена, покупки. На деньги, которые нищий получает от других людей, он покупает пищу. Старое платье, которое ему дарят, он выменивает на другое, более подходящее для него, или на жилище, пищу, наконец, на деньги, на которые он может купить пишу, одежду, снять помещение в зависимости от потребности.

Точно также как посредством договора, обмена и покупки мы приобретаем друг от друга большую часть необходимых нам взаимных услуг, так и эта самая склонность к обмену породила первоначально и разделение труда. В охотничьем или пастушеском племени один человек выделывает, например, луки и стрелы с большей быстротой и ловкостью, чем кто-либо другой. Он часто выменивает их у своих соплеменников на скот или дичь; в конце концов он видит, что может таким путем получать больше скота и дичи, нежели охотой. Соображаясь со своей выгодой, он делает изготовление луков и стрел своим главным занятием и становится таким образом своего рода оружейником. Другой выделяется своим умением строить и покрывать крышей маленькие хижины или шалаши. Он привыкает помогать в этой работе своим соседям, которые вознаграждают его таким же способом - скотом и дичью, пока, наконец, он не признает выгодным для себя целиком отдаться этому занятию и сделаться своего рода плотником. Таким же путем третий становится кузнецом или медником, четвертый - кожевником или дубильщиком шкур и кож, главных частей одежды дикарей. И, таким образом, уверенность в возможности обменять весь тот излишек продукта своего труда, который превышает его собственное потребление, на ту часть продукта труда других людей, в которой он может нуждаться, побуждает каждого человека посвятить себя определенному специальному занятию и развить до совершенства свои природные дарования в данной специальной области.

... Так как возможность обмена ведет к разделению труда, то степень последнего всегда должна ограничиваться пределами этой возможности, или, другими словами, размерами рынка. Когда рынок незначителен, ни у кого не может быть побуждения посвятить себя целиком какому-либо одному занятию ввиду невозможности обменять весь излишек продукта своего труда на необходимые продукты труда других людей.

Существуют профессии, даже самые простые, которыми можно заниматься только в большом городе. Носильщик, например, ни в каком другом месте не может найти себе занятие и прокормление. Деревня является слишком узким поприщем для приложения его труда, даже город средней величины вряд ли достаточно велик для того, чтобы обеспечить ему постоянную pa6oту. В уединенных фермах и маленьких деревушках, разбросанных в такой редконаселенной стране, как горная Шотландия, каждый фермер должен быть вместе с тем мясником, булочником и пивоваром для своей семьи. В таких условиях трудно встретить даже кузнеца, плотника или каменщика на расстоянии менее 20 миль от его собрата по профессии ...

Так как благодаря водному транспорту для всех видов труда открывается более обширный рынок, чем это мыслимо при существовании одного лишь сухопутного транспорта, то разделение труда и совершенствование всякого рода промыслов, естественно, вводятся впервые в приморских местностях и по берегам судоходных рек; часто эти улучшения спустя лишь долгое время проникают во внутренние части страны ...

... Действительная цена предмета, т.е. то, что каждый предмет действительно стоит тому, кто хочет приобрести его, есть труд и усилия, нужные для приобретения этого предмета. Действительная стоимость всякого предмета для человека, который приобрел его и который хочет продать его или обменять на какой-либо другой предмет, состоит в труде и усилиях, от которых он может избавить себя и которые он может возложить на других ... Труд был первоначальной ценой, первоначальной покупкой суммой, которая была уплачена за все предметы. Не на золото или серебро, а только на труд первоначально были приобретены все богатства мира.

... Однако, хотя труд является действительным мерилом меновой стоимости всех товаров, стоимость их обычно расценивается не в труде. Часто бывает трудно установить отношения между двумя различными количествами труда. Время, затраченное на две различные работы, не всегда само по себе определяет это взаимоотношение. В расчет должна быть принята также различная степень затраченных усилий и необходимого искусства. Один час какой-нибудь тяжелой работы может заключать в себе больше труда, чем два часа легкой работы; точно так же один час занятия таким ремеслом, обучение которому потребовало десять лет труда, может содержать в себе больше труда, чем работа в течение месяца в каком-нибудь обычном занятии, не требующем обучения. Не легко найти точное мерило для определения степени трудности или ловкости. Однако при этом не имеется никакого точного мерила, и дело решает рыночная конкуренция в соответствии с той грубой справедливостью, которая, не будучи вполне точной, достаточна все же для обычных житейских дел.

Помимо того, товары гораздо чаще обмениваются, а потому и сравниваются с другими товарами, чем с трудом. Поэтому более естественным является расценивать их меновую стоимость количеством какого-нибудь другого товара, а не количеством труда, которое можно на них купить. К тому же большинство людей понимает, что означает определенное количество какого-нибудь товара, чем определенное количество труда. Первое представляет собою обязательный предмет, тогда как второе - абстрактное понятие, которое хотя и может быть объяснено, но не отличается такою простотою и очевидностью.

С тех пор как прекратилась меновая торговля и деньги сделались общепринятым средством торговли, каждый отдельный товар гораздо чаще обменивается на деньги, чем на какой бы то ни было другой товар. Мясник редко тащит своего быка или барана к булочнику или пивовару для того, чтобы обменять их на хлеб или на пиво; он отправляется с ними на рынок, где выменивает их на деньги, а затем обменивает эти деньги на хлеб и на пиво. Количество денег, которое он получает за них, определяет в свою очередь количество хлеба и пива, которое он может затем купить. Поэтому для него гораздо естественнее и проще расценивать их стоимость по количеству денег - товара, на который он непосредственно выменивает их, чем по количеству хлеба и пива - товаров, на которые он может обменять их только при посредстве третьего товара. Проще сказать, что мясо стоит три или четыре пенса за фунт, чем сказать, что оно стоит три или четыре фунта хлеба или три или четыре кварты пива. В результате этого меновая стоимость каждого товара чаще расценивается по количеству денег, чем по количеству труда или какого-нибудь другого товара, которое можно получить в обмен на него ...

... В каждом обществе или в каждой местности существует обычная или средняя норма как заработной платы, так и прибыли для каждого из различных приложений труда и капитала ... Если цена какого-либо товара соответствует тому, что необходимо для оплаты в соответствии с их естественными нормами земельной ренты, заработной платы и прибыли на капитал, затраченный при добыче, обработке и доставке его на рынок, то этот товар продается, можно сказать, по его естественной цене.

... Фактическая цена, за которую обычно продается товар, называется его рыночной ценой. Она может или превышать его естественную цену, или быть ниже ее, или же в точности совпадать с нею.

Рыночная цена каждого отдельного товара определяется отношением между количеством, фактически доставленным на рынок, и спросом на него со стороны тех, кто готов уплатить его естественную цену или полную стоимость ренты, заработной платы и прибыли, которые надлежит оплатить для того, чтобы товар доставлялся на рынок. Эти лица могут быть названы действительными покупателями, а их спрос - действительным спросом, так как этот спрос достаточен для того, чтобы вызвать доставку товара на рынок. Он отличается от абсолютного спроса. Про очень бедного человека можно в известном смысле сказать, что он предъявляет спрос на карету с шестеркой лошадей, он может желать иметь ее, но его спрос не является действительным спросом, ибо товар ни в коем случае не может быть доставлен на рынок для удовлетворения его.

Если количество товара, доставленного на рынок, не покрывает действительного спроса, то лица, соглашающиеся заплатить полную стоимость ренты, заработной платы и прибыли, которые надлежит оплатить для того, чтобы товар был доставлен на рынок, не могут получить то именно количество товара, которое им нужно. Не желая совсем остаться без него, некоторые из них предпочитают в таком случае заплатить за него несколько больше. Среди них начнется сей час же конкуренция, и рыночная цена более или менее повысится в сравнении с естественной ценой в зависимости от того, насколько недостаток предложения товара, богатство и расточительность покупателей обострят конкуренцию. При наличии конкурентов, отличающихся одинаковыми богатством и одинаковой склонностью к расточительности, определенная нехватка товара обыкновенно вызывает более или менее обостренную конкуренцию в зависимости от большей или меньшей важности для них приобретения этого товара. Отсюда непомерно высокая цена предметов необходимости во время осады города или во время голода.

Если количество товара, доставленного на рынок, превышает действительный спрос, то он не может быть полностью продан тем, кто готов заплатить всю стоимость ренты, заработной платы и прибыли, которые надлежит оплатить для того, чтобы товар был доставлен на рынок. Некоторая часть товара должна быть продана яйцам, которые согласны заплатить меньше этой суммы, и более низкая цена, даваемая ими, должна понизить цену всего товара в целом. Рыночная цена падает сравнительно с уровнем естественной цены в зависимости от того, насколько им необходимо немедленно сбыть с рук этот товар. Избыточный ввоз скоропортящихся продуктов вызывает гораздо большую конкуренцию, чем такой же ввоз товаров непортящихся, ввоз апельсинов, например, вызывает большую конкуренцию, чем ввоз железного лома.

Если товар доставлен на рынок в количестве, как раз достаточном для удовлетворения действительно спроса, то рыночная цена или совершенно совпадает или почти совпадает с естественной ценой. Все количество товара, имеющееся налицо, может быть продано именно по этой, но не по более высокой цене. Конкуренция между различными торговцами заставляет их принять эту цену, но не вынуждает соглашаться на меньшую ...

... Монопольная цена во всех случаях является высшей ценой, какая только может быть получена. Естественная цена, или цена свободной конкуренции, напротив, представляет собой самую низкую цену, на какую можно согласиться, конечно, если речь идет не об отдельном случае, а о продолжительном времени. Первая во всех случаях является высшей ценой, какую только можно вытянуть у покупателя или какую, как предлагается, они согласны дать; вторая представляет собой низшую цену, какую продавцы соглашаются взять, не прекращая в то же время своего дела.

Такую же тенденцию, хотя и в меньшей степени, имеют исключительно привилегии в корпорации, законы об ученичестве и все те законы, которые в отдельных отраслях производства сокращают число конкурентов по сравнению с тем, каким они было бы при других условиях. Они являются своего рода расширенными монополиями и часто могут в течение целых столетий в целом ряде отраслей производства держать рыночную цену отдельных товаров выше естественной цены и удерживать как заработную плату за труд, так и прибыль на капитал, применяемые в этих производствах, на уровне, несколько превышающем их естественную норму.

Подобные повышения рыночной цены могут держаться до тех пор, пока сохраняют силу правительственные постановления, вызывающие их.

Рыночная цена любого товара редко может продолжительное время держаться ниже естественной цены, хотя и может долгое время оставаться на более высоком уровне. Какая бы часть ее ни оплачивалась ниже своей естественной нормы, лица, интересы которых от этого страдают, немедленно почувствуют ущерб и сейчас же извлекут столь ко труда или капитала из производства этого товара, что количество последнего, доставляемого на рынок, окажется достаточным только для удовлетворения действительного спроса на него. Его рыночная цена поэтому скоро повысится до его естественной цены. Так будет, по крайней мере, в случае существования полной свободы ...

... Каждый отдельный человек постоянно старается найти наиболее выгодное приложение капитала, которым он может распоряжаться. Он имеет ввиду свою собственную выгоду, а отнюдь не выгоды общества. Но когда он принимает во внимание свою собственную выгоду, это естественно, или точнее, неизбежно приводит его к предпочтению того занятия, которое наиболее выгодно обществу.

Во-первых, каждый человек старается приложить свой капитал по возможности поближе к дому и, следовательно, по возможности для вложения в отечественную промышленность при том неизменном условии, что он может таким путем получить обычную или почти обычную прибыль на капитал.

... Внутренний рынок является, таким образом, центром, если можно так выразиться, вокруг которого постоянно обращаются капиталы жителей всякой страны и к которому они всегда стремятся, хотя особые причины могут иногда отвлекать их для употребления в отдаленных местах. Но капитал, занятый во внутренней торговле, как уже показано, неизбежно приводит в движение большее количество отечественного труда и дает доход и занятие большему числу жителей страны, чем таких же размеров капитал, вложенный во внешнюю торговлю для нужд потребления, а капитал, вложенный в последнюю, обладает таким же преимуществом сравнительно с капиталом одинакового размера, вложенным в транзитную торговлю. Ввиду этого при одинаковой или почти одинаковой прибыли каждый отдельный человек, естественно, склонен употреблять свой капитал таким способом, при котором он оказывается наибольшее содействие отечественной промышленности и дает доход и занятие наибольшему числу жителей своей страны.

Во-вторых, всякий человек, затрачивающий свой капитал на поддержку отечественного труда, обязательно старается дать ему такое направление, чтобы его продукт обладал возможно большей стоимостью. Продукт промышленности составляет то, что прибавляется ею к предмету или материалу, к которым промышленный труд прилагается. Б зависимости от того, насколько значительна или незначительна стоимость этого продукта, будет и прибыль предпринимателя. Но всякий человек употребляет капитал на поддержку промышленности только ради прибыли, поэтому он всегда будет стараться употреблять его на поддержку той отрасли промышленности, продукт которой будет обладать наибольшей стоимостью и обмениваться на наибольшее количество денег или других товаров.

Но годовой доход любого общества всегда в точности равен меновой стоимости всего годового продукта его труда или, вернее, именно и представляет собой эту меновую стоимость. И поскольку каждый отдельный человек старается по возможности употреблять свой капитал на поддержку отечественной промышленности и так направлять эту промышленность, чтобы продукт ее обладал наибольшей стоимостью, поскольку он обязательно содействует тому, чтобы годовой доход общества был максимально велик. Разумеется, обычно он не имеет в виду содействовать общественной пользе и не сознает, насколько он содействует ей. Предпочитая оказать поддержку отечественной промышленности, а не иностранной, он имеет в виду лишь свой собственный интерес, а направляя эту промышленность таким образом, чтобы ее продукт обладал максимальной стоимостью, он преследует лишь свою собственную выгоду, причем в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая совсем и не входила в его намерения; при этом общество не всегда страдает, что эта цель не входила в его намерения. Преследуя свои собственные интересы, он часто более действительным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится делать это. Мне ни разу не приходилось слышать, чтобы много хорошего было сделано теми, которые делали вид, что они ведут торговлю ради блага общества. Впрочем, подобные претензии не очень обычны среди купцов, и немного надо слов, чтобы уговорить их отказаться от них.

Очевидно, что каждый человек, сообразуясь с местными условиями, может гораздо лучше, чем это сделал бы вместо него любой государственный деятель или законодатель, судить о том, к какому именно роду отечественной промышленности приложить свой капитал и продукт какой промышленности может обладать наибольшей стоимостью. Государственный деятель, который попытался бы давать частным лицам указания, как они должны употреблять свои капиталы, обременил бы себя совершенно излишней заботой, а также присвоил бы себе власть, которую нельзя без ущерба доверить не только какому-либо лицу, но и какому бы то ни было совету или учреждению и которая ни в чьих руках не оказалась бы столь опасной, как в руках человека, настолько безумного и самонадеянного, чтобы вообразить себя способным использовать эту власть.

Установление монополии внутреннего рынка для продукта отечественной промышленности в той или иной отрасли ремесел или мануфактур в известной мере равносильно указанию частным лицам, каким образом они должны употреблять свои капиталы, и должно почти во всех случаях являться или бесполезным, или вредным мероприятием. Это регулирование, очевидно, бесполезно, если продукт отечественной промышленности может быть доставлен на внутренний рынок по такой же цене, как и продукт иностранной промышленности. Если это невозможно, регулирование, по общему правилу, должно оказаться вредным. Основное правило каждого благоразумного главы семьи состоит в том, чтобы не пытаться изготовлять дома такие предметы, изготовление которых обойдется дороже, чем при покупке их на стороне. Портной не пробует сам шить себе сапоги, а покупает их у сапожника. Сапожник не пробует сам шить себе одежду, а прибегает к услугам портного. Фермер не пробует ни того, ни другого, а пользуется услугами обоих этих ремесленников. Все они находят более выгодным для себя затрачивать весь свой труд в той отрасли, в которой они обладают некоторыми преимуществами перед своими соседями, и все необходимое им покупать в обмен на часть продукта, или, что то же самое, на цену части продукта своего труда.

То, что представляется разумным в образе действий любой частной семьи, вряд ли может оказаться неразумным для всего королевства. Если какая-либо чужая страна может снабжать нас каким-нибудь товаром по более дешевой цене, чем мы сами в состоянии изготовлять его, гораздо лучше покупать его у нее на некоторую часть продукта нашего собственного промышленного труда, прилагаемого в той области, в которой мы обладаем некоторым преимуществом. Общая сумма промышленного труда страны, будучи всегда пропорциональна капиталу, который пользуется им, от этого не уменьшится, как не уменьшится и труд вышеупомянутых ремесленников; ему придется лишь искать область, в которой он может быть употреблен с наибольшей выгодой. Вне всякого сомнения, он прилагается не с наибольшей выгодой, когда направлен на изготовление предмета, который может быть куплен дешевле, чем произведен им самим. Стоимость его годового продукта, несомненно, более или менее понизится, когда он таким образом отвлекается от производства товаров, обладающих большей стоимостью по сравнению с товаром, на изготовление которого он направляется. Согласно нашему предложению товар этот может быть куплен за границей по более дешевой цене, чем при изготовлении внутри страны. Следовательно, он может быть куплен на часть товаров, или, что то же самое, на часть цены товаров, которые произвел бы внутри страны промышленный труд, употребляемый равным капиталом, если бы ему было предоставлено следовать своим естественным путем. Промышленный труд страны, таким образом, отвлекается от более выгодного к менее выгодному занятию, и меновая стоимость его годового продукта, вместо того чтобы увеличиться, как хотел законодатель, должна неизбежно уменьшаться в результате каждого подобного ограничения.

Печатается по: Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.,1962. С. 28,30,39,57,61,331-333.

  1. Какие субъективные и объективные факторы лежат в основе развития обмена товаров?
  2. От чего зависит объем рынка?
  3. Каковы аргументы А. Смита в пользу трудовой теории стоимости?
  4. Чем определяется величина стоимости товара?
  5. Что есть рыночная цена, и каков механизм ее образования?
  6. В чем состоит суть знаменитого смитовского принципа "невидимой руки"?
  7. Какова связь внутреннего и внешнего рынков? Как А.Смит определяет экономический эффект от внешней торговли?

Английский экономист, выдающийся представитель классической школы политической экономии. Исследовал проблемы стоимости, ценообразования, распределения, денежного обращения, налогообложения. Крупный биржевик, миллионер. Член английского парламента, где защищал интересы английских фабрикантов в период промышленного переворота. Сторонник экономического либерализма.

Основное экономическое сочинение: "Начала политической экономии и налогового обложения"(1817).

Начала политической экономии и налогового обложения

... Вода и воздух полезны, они необходимы для существования однако при обычных условиях за них нельзя ничего получить в обмен. Напротив, золото, хотя полезность его в сравнении с воздухом или водой очень мала, обменивается небольшое количество других благ.

Таким образом, полезность не является мерой меновой стоимости, хотя она существенно необходима для этой последней. Если предмет ни на что не годен, другими словами, если он не служит нашим нуждам, он будет лишен меновой стоимости, как бы редок он ни был и каково бы ни было количество труда, необходимое для его получения.

Товары, обладающие полезностью, черпают свою меновую стоимость из двух источников: своей редкости и количества труда, требующегося для их производства.

Существуют некоторые товары, стоимость которых определяется исключительно их редкостью. Никаким трудом нельзя увеличить их количество, и потому стоимость их не может быть понижена в силу роста предложения. К такого рода товарам принадлежат некоторые редкие статуи и картины, редкие книги и монеты, вина особого вкуса, выделываемые только из винограда, растущего на определенной почве, встречающейся в очень ограниченном количестве. Стоимость их совершенно не зависит от количества труда, первоначально необходимого для их производства, и изменяется в зависимости от изменения богатства и склонностей лиц, которые желают приобрести их.

Но в массе товаров, ежедневно обменивающихся на рынке, такие товары составляют очень незначительную долю. Подавляющее большинство всех благ, являющихся предметом желаний, доставляется трудом. Количество их может быть увеличиваемо не только в одной стране, но и во многих в почти неограниченном размере, если только мы расположены затратить необходимый для этого труд.

Вот почему, говоря о товарах, их меновой стоимости и законах регулирующих их относительные цены, мы всегда имеем в виду только такие товары, количество которых может быть увеличено человеческим трудом и в производстве которых действие конкуренции не подвергается никаким ограничениям

... Но если мы принимаем труд за основу стоимости товаров, а сравнительное количество труда, необходимое для их производства, за регулятор, определяющий соответственно количество товаров, которые должны обмениваться друг с другом, то из этого еще не следует, что мы отрицаем случайные и временные отношения действительной или рыночной цены товаров от этой их первичной и естественной цены.

При обычных условиях нет ни одного товара, который в течение сколько-нибудь продолжительного времени всегда поставлялся бы как раз в том количестве, какого требуют нужды и желания людей. Нет поэтому ни одного товара, цена которого не подтверждалась бы случайным и временным изменением.

Только вследствие таких изменений на производство различных товаров, на которые существует спрос, и уделяется ровно столько капитала, сколько требуется, а не больше. С повышением или падением цен прибыль поднимается выше или опускается ниже общего уровня, и прилив и отлив капитала к известной отрасли промышленности, в которой произошло такое изменение, то поощряется, то задерживается.

Если каждый волен употреблять свой капитал, как ему угодно, то он конечно, будет искать для него наиболее выгодного применения... Это неугомонное стремление всех капиталистов оставить менее прибыльное дело для более прибыльного создает сильную тенденцию приводить прибыль всех к одной норме или установить между ними такую пропорцию, какая по расчету заинтересованных сторон уравновешивает действительные или кажущиеся преимущества одних перед другими.

... Капиталист, ищущий прибыльного применения для своих средств, естественно, будет принимать в соображение все преимущества одного занятия перед другим. Поэтому он может поступиться частью своей денежной прибыли ради верности помещения, опрятности, легкости или какой-либо другой действительной или воображаемой выгодой, которым одно занятие отличается от другого ...

... При системе полной свободы торговли каждая страна, естественно, затрачивает свой капитал и труд на такие отрасли промышленности, которые ей доставляют наибольшие выгоды. Это преследование индивидуальной выгоды самым удивительным образом связано с общим благом всех. Стимулируя трудолюбие, вознаграждая изобретательность, утилизуя наиболее действенным образом все те силы, которые дает нам природа, этот принцип приводит к самому эффективному и наиболее экономному разделению труда между нациями. И в то же время увеличивая общую массу продуктов, он увеличивает все общее благополучие и связывает узами общей выгоды и постоянных сношений все цивилизованные нации в одну всемирную общину. Именно этот принцип определяет, что вино должно производиться во Франции и Португалии, что хлеб должен возделываться в Америке и Польше, а различные металлические изделия и другие товары должны изготавливаться в Англии ...

Печатается по Д. Рикардо Начала политической экономии и налогового обложения. Соч. Т.I.М.,1955, с.33,34,81,82,116.

  1. Какие факторы определяют меновые пропорции на рынке?
  2. Какова роль редкости и полезности в процессе обмена товаров?
  3. Что нового внес Д. Рикардо в трудовую теорию стоимости?
  4. Какое влияние оказывает рыночное ценообразование на изменение величины прибыли?
  5. Что означает принцип свободной торговли, и какова его теоретическая аргументация?

Французский экономист, один из первых популяризаторов экономической теории. Развивал идеи субъективной теории ценности и рыночного саморегулирования. Основоположник концепции "трех факторов производства". Сторонник свободного предпринимательства и торговли. Участник Великой Французской революции, занимался коммерческой деятельностью. Профессор политической экономии Парижского университета.

Основные экономические сочинения:

"Трактат политической экономии" (1803)

"Катехизис политической экономии или краткое учение о составлении, распределении и потреблении богатства в обществе" (1817)

"Курс политической экономии" (1828-1830)

Катехизис политической экономии или краткое учение о составлении, распределении и потреблении богатств в обществе

... Каким образом можно сравнить сумму богатств, содержащихся в разных предметах?

Через сравнение их ценностей. В теперешнее время купец, имеющий фунт кофе, богаче другого, имеющего фунт риса, ибо кофе стоит дороже.

Как измерить их ценность? Через сравнение сей ценности с разными количествами одинакового предмета, какие можно получить в обмене, посредством их.

... Почему обыкновенно вычисляют ценность вещей количеством монет, которое они могут доставить, а не каким-либо другим количеством?

Употребляя ежедневно монету, мы знаем ее ценность лучше, нежели других предметов; мы определеннее знаем, что можешь приобрести двумястами рублей, нежели что можем получить в обмен 100 кулей муки, хотя по курсу ценность двух предметов может быть совершенно равна, и следовательно составить два равных богатства.

Можно ли создать богатство?

Можно; для сего достаточно создать ценность, или увеличить ценность, уже находящуюся в имеемых предметах.

Каким образом дают ценность предмету?

Доставляя ему пользу, которой он прежде не имел.

Как увеличивают ценность предметов? Увеличивая степень пользы, которую они имели в то время, когда приобретены.

... Что вы разумеете под словом польза? Такое качество, по которому вещи могут нам служить, как бы то ни было.

Почему польза вещи составляет ценность? Польза заставляет людей искать вещи и делать пожертвования, чтобы ее приобрести. За бесполезное не дают ничего, но дают известное количество имеемых предметов (известное число серебряных монет, например), чтобы получить вещь, в которой чувствуют нужду. Вот что составляет ее ценность.

Однако ж иногда вещи имеют ценность, не имея в себе пользы, как например, перстень, искусственные цветы? Вы не признаете пользы сих вещей, ибо называете полезным только то, что кажется таковым рассудку, между тем как под словом польза следует понимать все, что может удовлетворить нуждам, желаниям человека. Его тщеславия, его страсти часто порождают в нем нужды, стоять же сильные, как и голод. Он один судит о важности и необходимости вещей в отношении к самому себе. Мы можем о них судить только по цене, которую он им дает; для нас ценность вещей служит единственною мерою пользы их для человека. Следственно, для нас достаточно дать им пользу в его глазах, чтобы дать им ценность.

Следственно, ценность различна по местам и обстоятельствам?

Без сомнения: печка полезна в Швеции, по сему она имеет ценность в этой стране; но в Италии она не имеет никакой, ибо там печей не употребляют. Опахал, напротив, имеет ценность в Италии, и никакой ни имеет у Лапландцев, ибо они не чувствуют в нем нужды.

Польза вещи также изменяется в одной и той же стране, смотря по времени и по обычаям сей страны. Прежде во Франции не носили рубашек, и потому, если б кто вздумал шить их, то не продал бы ни одной, теперь, в той же стране, сбывают миллионы рубашек.

Ценность всегда ли соразмерна с пользою вещей?

Нет, но она соразмерна с пользою, которую им дали.

Объяснитесь примером. Положим, что женщина выработала шерстяное платье, употребив на работу четыре дня: ее время и работа составляют как бы цену, которую она заплатила, чтоб иметь в своем владении платье, следственно она не может отдать его даром, без потери, чего она постарается избежать. А посему нельзя иначе получить платья, как заплатив цену, соразмерную с пожертвованием труда и времени работавшей женщины .

Что такое обмен?

Обмен есть отдача одной вещи, принадлежащей одному лицу, за другую вещь, принадлежащую другому лицу.

Продажи и покупки не суть ли обмена?

Продажа есть обмен товара на сумму денег, покупка есть обмен денег на товар.

С какой целью обменивают товар на деньги?

С целью употребить сие деньги на покупку другого товара, ибо деньги не служат ни к чему, кроме покупок.

Что Вы из сего заключаете?

Что продажи и покупки действительно не что иное как обмены произведений. Ненужное и продаваемое произведение обыкновенно променивают на то, которое покупают и из которого хотят сделать употребление. Монета не цель, но только посредник обменов. Она на время

вступает в наше владение, когда мы продаем, и выходит из оного, когда мы покупаем; и служит другим лицам, как служила нам.

Обмены производят ли богатство?

Нет, не производят прямо, ибо богатство производится только тем, что умножает ценность вещей, умножая их пользу, а обмениваемые предметы переходят в разные руки, не получая, по окончании обмена, ценности больше той, которую имели прежде.

Почему же обмены столь важны в общественном хозяйстве?

Потому что всякий человек может посвятить себя только одному роду произвождения, а чувствует нужду во множестве разных предметов. Он потребляет весьма малую часть из производимого им самим, и принужден остальное продавать для покупки других предметов, в коих он нуждается.

... Какое различие между ценою и ценностью произведений?

Цена есть количество ходячей монеты, которое можно получить за произведение при продаже; она есть ценность, выраженная деньгами.

Какая самая низкая цена, по которой может быть продано и куплено произведение?

Произведение не может постоянно продаваться и покупаться по цене, которая менее издержек произвождения. Если фунт кофе не может быть доставлен в лавку, где мы его покупаем, менее рублевого расхода, то невозможно, в продолжении долгого времени, продавать кофе ниже рублевой ценыНе следует забывать сказанного в главе, что работы разных предпринимателей (земледельцев и торговцев), кои способствовали произвождению, составляют часть истраченных на иное задатков, и что их прибыли, будучи только выручкою сих задатков, составляют часть издержек произвождения.
.

Цена товара не упадет ли, когда он предлагается в большом количестве, и не повышается ли в соразмерности с требованием на него?

Товар, единственно потому что предлагается в большем количестве между тем как прочие товары остаются в прежнем, делается дешевым в отношении к прочим, ибо дешевизна вещи состоит в возможности, которую получают покупатели, приобретать ее в большем количестве за ту же цену.

По сей причине, она становится дороже, когда на нее более требования, ибо требование на произведение есть не что иное, как предложение другого для приобретения первого. С той минуты, когда сие другое произведение предлагается в большем количестве для получения первого, с той минуты первое становится дороже. Говоря о товаре, что значит выражение "сбыт товара"? Возможность продать большее или меньшее количество товара. Какие причины распространяют сбыт товара в частности? Во-первых, дешевизна, до которой он может быть доведен в сравнении с его пользою, с его службами, и во-вторых, деятельности в произвождении других произведений.

Почему дешевизна произведения распространяет его сбыт? Семейства, обитающие в одной стране, способствуя тому или другому произвождению, получают ежегодно весьма неравные доходы, иные - тысячу рублей, другие - десять тысяч, некоторые - сто тысяч и более. Годовые сии выигрыши состоят из разных средних сумм, умеренные выигрыши многочисленнее прочих, а значительные редки. Отсюда следует, что произведение будет продаваться тем в большем количестве, чем оно будет полезнее и дешевле, ибо сии два условия заставляют большее число людей желать его и позволяют большему числу людей его приобретать.

Всякий производитель является со своим произведением на рынок В обыкновенном разговоре рынок означает площадь, куда собираются для покупки и продажи. Но в политической экономии, оно означает целую область, даже целую страну, где может, быть сбыт товара. Франция - рынок для американской хлопчатобумажных изделий; Соединенные Штаты - рынок для лионских шелковых изделий.
для обмена своего на другое.

... ценность вещи увеличивается когда сея вещь предлагается в меньшем количестве (притом когда все прочее остается в прежнем положении) и ... ценность уменьшается, когда она предлагается в большем количестве. Только одно количество, предлагаемое или требуемое, служит выражением ценности.

... монета такой же товар, как и всякий другой. Она получает ценность от употребления, соображенного с издержками ее произведения, то есть от количества требуемого или предлагаемого по той цене, по какой можно ее доставить. Следовательно, она не есть знак ценности, она сама по себе ценность ...

Печатается по: Сэй Ж-Б. "Катехезис политической экономии или краткое учение о составлении, распределении и потреблении богатств в обществе". СП., 1833. С.3,4,5,6,7,62,63,64,65,66,67,219,220,221.

  1. Какая экономическая зависимость лежит в основе ценообразования с позиций субъективной теории ценности?
  2. Уточните трактовку Ж-Б. Сэйем следующих экономических категории: обмен, деньги, цена, ценность, издержки, рынок, и сравните ее с позицией А. Смита и Д. Рикардо.
  3. На каком основании зиждется "догма Сэя", исключающая кризис сбыта товаров?

Выдающийся ученый и общественный деятель XIX века. Родился в Германии в семье адвоката. Образование получил в Боннском и Берлинском университетах. С 40 - х гг. включился в активную политическую деятельность и сблизился с социалистическими рабочим движением. В творческом сотрудничестве с Ф. Энгельсом разработал основы новой теории исторического развития (диалектический исторический материализм), определил подходы к критике современной политической экономии. Автор (совместно с Ф.Энгельсом) «Коммунистического манифеста» (1848). Участник буржуазно-демократической революции 1848 г. В континентальной Европе, после поражения которой был вынужден до конца своих дней жить в эмиграции в Лондоне. В 1864-1876 гг. крупнейший деятель Международного товарищества рабочих (I Интернационал).

В течении трех десятилетий продолжал работу над основным экономическим сочинением «Капитал. Критика политической экономии». Разработка теории экономической системы капитализма и анализ тенденции его экономического развития, содержащиеся в этом произведении, легли в основу нового направления экономической мысли, марксисткой политической экономии. Опубликованный в 1867 г. I том «Капитала» стал библией социалистического и коммунистического движения. II и III тома были подготовлены к изданию после смерти К.Маркса Ф.Энгельсом, опубликованы в 1885-1894 гг.

Основные экономические сочинения:

«Нищета философии» (1847)

«К критике политической экономии» (1859)

«Капитал. Критика политической экономии», I том (1867), II том (1885), III том (1894)

Капитал. Критика политической экономии

… Предметы потребления становятся вообще товарами лишь потому, что они суть продукта независимых друг от друга частных работ. Комплекс этих частных работ образует совокупный труд общества.

Так как производители вступают в общественный контакт между собой лишь путем обмена продуктов своего труда, то специфически общественный характер их частных работ проявляется только в рамках этого обмена. Другими словами, частные рабаты фактически осуществляются как звенья совокупного общественного труда лишь через те отношения, которые обмен устанавливает между продуктами труда, а при их посредстве и между самими производителями. Поэтому последним, т.е. производителям, общественные отношения их частных работ кажутся тем, что они представляют собой на самом деле, т.е. не непосредственно общественными самих людей в их труде, а напротив, важными отношениями лиц и общественными отношениями вещей.

Лишь в рамках своего обмена, продукты труда получают общественно одинаковую стоимость, предметность, обособленную от их чувственно различных потребительных стоимостей. Это расщепление продукта труда на полезную вещь и стоимостную вещь осуществляется на практике лишь тогда, когда обмен уже приобрел достаточное распространение и такое значение, что полезные вещи производятся специально для обмена, а потому стоимостной характер вещей принимается во внимание уже при самом их производстве. С этого момента частные работы производителей действительно получают двойственный общественный характер. С одной стороны, как определенные виды труда, они должны удовлетворять определенную общественную потребность и таким образом оправдать свое назначение в качестве звеньев совокупного труда, в качестве звеньев естественно выросшей системы общественного разделения труда. С другой стороны они удовлетворяют лишь разнообразные потребности своих собственных производителей, поскольку каждый особенный вид полезного частного труда может быть обменен на всякий собственный вид полезного частного труда, и следовательно, равнозначен последнему. Равенство видов труда, во всех отношениях различных друг от друга, может состоять лишь в отвлечении от их действительного неравенства, и сведении их к тому общему характеру, которым они обладают как затраты человеческой рабочей силы, как абстрактно человеческий труд…

Практически лиц, обменивающихся продуктами, интересует прежде всего вопрос: сколько чужих продуктов можно получить за свои, т.е. в каких пропорциях обмениваются между собой продукты? Когда эти пропорции достигают известной прочности и становятся привычными, тогда кажется будто они обусловлены самой природой продуктов труда. Так, например, равенство стоимости одной тонны железа и двух унций золота воспринимаются также, как тот факт, что фунт золота и фунт железа имеют одинаковый вес, несмотря на различие физических и химических свойств этих тел. В действительности стоимостной характер труда утверждается лишь путем их проявления как стоимостей определенной величины. Величины стоимостей непрерывно изменяются, независимо от желания, предвидения и деятельности лиц, обменивающихся продуктами. В глазах последних их собственное движение принимает форму движения вещей, под контролем которого находятся, вместо того, чтобы его контролировать. Необходимо вполне развитое товарное производство для того, чтобы из самого опыта могло вырасти научное понимание, что отдельные частные работы, совершаемые независимо друг от друга, но всесторонне связанные между собой как звенья естественно выросшего общественного разделения труда, постоянно приводятся к своей общественно пропорциональной мере. Для появления этого научного понимания необходимо вполне развитое товарное производство потому, что общественно необходимое для производства продуктов рабочее время прокладывает себе путь через случайные постоянно колеблющиеся меновые отношения продуктов частных работ лишь насильственно, в качестве регулирующего естественного закона, действующего подобно закону тяготения, когда на голову обрушивается дом. Определение величины стоимости рабочим временем есть поэтому тайна, скрываемая под видимым для глаз движением относительных товарных стоимостей…

Трудно представить себе что-либо более плоское, чем догмат, будто товарное обращение обязательно создает равновесие между куплями и продажами, так как каждая продажа есть в тоже время купля и наоборот. Если этим хотят сказать, что число действительно свершившихся сделок равно числу покупок, то это - бессодержательная тавтология. Однако этим догматом хотят доказать, что продавец приводит с собой на рынок своего покупателя. Купля и продажа представляет собой один и тот же акт как взаимоотношение двух противоположных лиц- владельца денег и товаровладельца. Но, как действия одного и того же лица они образуют два полярно противоположных акта. Таким образом, тождество продажи и купли предполагает, что товар становится бесполезным, когда он будучи брошен в алхимическую реторту обращения, не выходит из нее в виде денег, не продается товаровладельцем, а следовательно, не покупается владельцем денег. Это тождество предполагает далее, что процесс обмена, если он удается, есть некоторая пауза, известный период в жизни товара, который может быть более или менее продолжительным. Так как первый метаморфоз товара есть одновременно продажа и купля, то этот частичный процесс составляет в тоже время самостоятельный процесс. У покупателя есть товар, у продавца есть деньги, т.е. товар, сохраняющий форму, способную к обращению независимо от того, рано или поздно он фактически снова выступит на рынке. Никто не может продать без того, чтобы кто-нибудь не купил. Но никто не обязан немедленно покупать потому, что сам он что-то продал. Обращение товаров разрывают временные, пространственные и индивидуальные границы обмена продуктов именно благодаря тому, что непосредственная тождественность между отчуждением своего продукта труда и получение взамен него чужого расчленяется на два противоположных акта- продажи и купли. Если процессы, противостоящие друг другу в качестве совершенно самостоятельных, образуют известное внутреннее единство, то это как раз и означает, что их внутреннее единство осуществляется в движении внешних противоположностей. Когда внешнее обособление внутренне самостоятельных, т.е. дополняющих друг друга процессов, достигает известного пункта, то единство их обнаруживается насильственно - в форме кризисов. Имманентная товару противоположность частного труда, который в то же время должен выразить себя в качестве труда непосредственно общественного, противоположность особенного и конкретного труда, который в то же время имеет значение лишь труда абстрактного всеобщего, противоположность персонификации вещей и овеществление лиц - это имманентное противоречие получает в противоположностях товарного метаморфоза развитые формы своего движения. Следовательно, уже эти формы заключают в себе возможность - однако только возможность, кризисов. Превращение этой возможности в действительность требует целой совокупности отношений, которой в рамках простого товарного обращения вовсе еще не существует…

Печатается по: Маркс К., Энгельс Ф. Соч.Т.23. С.82-85, 123-124.

Теория прибавочной стоимости

… Рынок расширяется медленнее, чем производство, другим словами, в том цикле, который проходит капитал во время своего воспроизводства, - а в этом цикле он воспроизводится не просто в прежних размерах, а в расширенном масштабе, описывает не круг, а спираль, - наступает такой момент, когда рынок оказывается слишком узким для производственной продукции. Это имеет место в конце цикла. Но это означает лишь то, что рынок переполнен. Перепроизводство теперь - очевидный факт. Если бы расширение рынка шло в ногу с расширением производства, то не было бы переполнения рынка, не было бы перепроизводства.

Однако лишь признание того, что рынок должен расширяться вместе с производством, опять таки уже означало бы, с другой стороны, также и признание возможности перепроизводства, ибо рынок имеет внешние географические пределы, внутренний рынок выступает как ограниченный по сравнению с таким рынком, который является одновременно и внутренним и внешним, а последний, в свою очередь, - сравнению с мировым рынком, который в данный момент опять таки ограничен, но потенциально способен к расширению. Поэтому, если признается, что рынок должен расширяться для того, чтобы не наступило перепроизводство, то признается также то, что перепроизводство может иметь место, ибо тогда возможно, поскольку рынок и производство представляют собой два безразличных по отношению друг к другу момента, - что расширение одного не соответствует расширению другого, что пределы рынка расширяются недостаточно быстро для производства или что новые рынки - новые расширения рынка - могут быть быстро превзойдены производством, так что расширенный рынок теперь точно выступает в качестве предела, на прежде в качестве предела выступил более узкий рынок…

Печатается по: Маркс К., Энгельс Ф. Соч.Т.26. Ч.2.С.582-583

Кризис в Англии

… Переполнение рынков в наиболее острой форме и со всеми вытекающими отсюда последствиями стало ныне фактом, и перед лицом этого факта никто так резко не обвиняет фабрикантов в непредусмотрительности за то что они не сократили производства… Индия и Китай, хотя и были завалены товарами, продолжали играть роль отводных каналов… Английские фабриканты, не имея больше возможности сбыть свои товары на внутреннем рынке или предпочитая не делать этого, чтобы не снижать цены, стали прибегать к нелепому средству - отправке товаров на консигнацию в другие страны…этот прием позволит им избегать в течение некоторого времени тех затруднений, которые возникали бы для торговли, если бы все товары были сразу выброшены на внутренний рынок; однако, как только экспортируемые товары были доставлены по назначению, тот час же возникли затруднения на рынках соответствующих стран…

Печатается по: Маркс К., Энгельс Ф. Соч.Т.11. С.107

  1. Какую роль играют противоречия обмена в развитии товарного хозяйства?
  2. В чем заключается содержание и особенности действия закона стоимости?
  3. В чем причина ограничения товарного рынка и экономических кризисов перепроизводства?
  4. Что принципиально нового внес К. Маркс в трудовую теорию стоимости и концепции рынка? В чем состоит отличие его концепции рынка от взглядов Д. Рикардо и Ж.-Б. Сея? (Изучите подробнее соответствующие первоисточники)

Австрийский экономист, один из основоположников маржинализма. Профессор политической экономии Венского университета. Ряд лет занимал пост министра финансов Австрии.

Основные труды:

«Основы теории ценности хозяйственных благ» (1886)

«Капитал и прибыль» (1889)

«Позитивная теория капитала»(1891)

«Теория капитала и ее критика» (1884)

Основы теории ценности хозяйственных благ

… На объективную меновую ценность начали обращать самое тщательное внимание уже с давних пор, к субъективной же ценности слишком долгое время относились с полнейшим пренебрежением, не отделяя ее от родственного ей понятия полезности. Первоначально ценность и полезность рассматривались, как понятия совершенно однозначащие. Впоследствии, хотя экономисты и стали проводить различие между ними, но различие столь туманное, что рассматриваемые понятия отделялись друг от друга только диалектически, по существу они были по-прежнему слиты…

… Окончательное и вполне ясное разграничение двух понятий до тех пор постоянно смешивающихся, произведено лишь Менгером…

… Ценность называется то значение, которое представляет материальное благо или комплекс материальных благ с точки зрения благополучия субъекта…

Низшая форма отношения к человеческому благополучию - простая полезность - свойственная всем без исключения материальным благам, высшая я же форма - ценность - только некоторым из них. Для образования ценности необходимо, чтобы с полезностью соединялась редкость - редкость не абсолютная, а лишь относительная, то есть по сравнению с размерами существующей потребности в вещах данного рода…

Ценность предполагает именно ограниченность количества вещей, отсутствие ценности предполагает избыток их…

… Раз ценность значение вещи для человеческого благополучия, и раз это значение основывается на том, что получение известной выгоды, в смысле благополучия зависит от обладания данной вещью, то отсюда следует, что, и величина ценности должна определятся той суммой благополучия, которая достигается при помощи соответствующих материальных благ. Вещь будет иметь высокую ценность, если обладание ею зависит получение важной выгоды в смысле благополучия, вещь будет иметь низкую ценность, если обладание ею может принести лишь незначительную выгоду с точки зрения благополучия.

Поэтому, кто признает верным принцип, что величина ценности материальных благ определяется важностью услуг, оказываемых человеку данного рода вещами, тот должен, по-видимому, ожидать, что ценность драгоценных камней будет низкая, ценность хлеба и железа - высокая, ценность воды и воздуха - самая высокая. Но действительность не оправдывает подобных ожиданий, - она доказывает совершенно противоположное.

… Наивысшая полезность и при этом самая низкая ценность: какое чудовищное противоречие.

… В попытках разрешить противоречие при помощи разного рода хитроумных соображений недостатка не было, но они не приводили ни к чему путному. И вот от Адама Смита вплоть до наших дней бесчисленное множество теоретиков-экономистов бесплодно ломало голову над разрешением загадки, потеряв, наконец, всякую надежду найти сущность и меру ценности в отношении материальных благ и человеческому благополучию, в отчаянии экономисты прибегли к чрезвычайно странным, нередко фантастическим объяснениям: хватались за «труд» или «рабочее время», за «издержки производства», за «сопротивление природы человеку» и другие диковинные штуки.

… мы постараемся доказать, что старая теория ценности совершенно напрасно отклонилась от самого естественного объяснения величины ценности. Величина пользы, приносимой человеку материальными благами, действительно и повсюду является вместе с тем и мерою ценности материальных благ.

… все человеческие потребности можно разделить разрядом соответственно их важности.

… В самом деле тут можно разуметь или шкалу различных видов потребностей, или же шкалу отдельных конкретных потребностей.

… Ценностью в субъективном смысле называли вообще значение материальных благ для человеческого благополучия, в частности обретает вещь для какого-нибудь субъекта благодаря своей способности давать ему при обмене другие материальные блага, - между тем меновая ценность в объективном смысле представляет собой не что иное, как способность вещи обмениваться на другие материальные блага. Объективная меновая ценность - это меновая сила.

… Понятие меновой ценности в тесной связи с понятием цены, но отнюдь не совпадает с ним. Меновая ценность означает то самое количество материальных благ, полученных в обмен за данную вещь.

… Решения, которые нам приходится принимать при совершении меновых сделок, вращаются около следующих двух пунктов: следует ли вообще при данном положении дел совершать меновой акт, или же нет, и в случае утвердительного ответа на этот вопрос какую форму следует попытаться дать условиям обмена? Очевидно, что тот, кто при совершении меновой сделки имеет ввиду свою непосредственную выгоду, только ее одну, будет руководствоваться при совершении менового акта следующими правилами: во-первых, он вступит в меновую сделку вообще только в том случае, когда обмен принесет ему выгоду, во-вторых, он предпочтет скорее совершить сделку с большей, нежели с меньшей выгодой, в-третьих, наконец, он предпочтет совершить меновую сделку с меньшей выгодой, нежели совсем отказаться от обмена.

… По моему глубокому убеждению, самый простой, самый естественный и, наконец, самый плодотворный взгляд на обмен и цену получается тогда, когда мы рассматриваем образование цены как образование равнодействующей существующих в обществе оценок. Это не сказка, это - живая реальность. Прежде всего, в процессе образования цен действует настоящие силы, - силы, конечно, не физические, а психические. Такого рода силами являются желания: желания получить товар - со стороны покупающих, желание получить деньги за товар со стороны продающих.

Интенсивность этой силы измеряется, естественно, величиной той пользы, которую ожидает человек от приобретения желаемой вещи с точки зрения его благополучия, следовательно - (абсолютной) величиной той субъективной ценности, какую он придает этой вещи. Рынок же представляет собой такое место, где желания приобрести вещь принадлежащую другому, может выразиться в общепризнанной, законной форме. Однако же эти желания не могут проявиться с полной силой, - каждое из них встречает на своем пути некоторую преграду. Такого рода преграда заключается в стремлении человека сохранить в своих руках принадлежащие ему материальные блага. Нельзя приобрести чужую вещь, не отдав за нее своей собственной вещи. Чем труднее решиться на отдачу другому своей собственной вещи, тем сильнее препятствие, на которое наталкивается желание получить чужую вещь. Сила этого препятствия, естественно, измеряется в свою очередь величиной того значения, какое представляет отдаваемая вещь с точки зрения благополучия отдающего субъекта, следовательно - величиной субъективной ценности этой вещи. Все остальное - очень просто. У контрагентов, обладающих наименьшей обменоспособностью, препятствие сильнее желания, оттого это последнее, будучи совершенно парализовано, не может проявиться наружу: названные контрагенты не вступают в меновую сделку и не имеют возможности оказать какое бы то ни было влияние на те условия, на которых заключают меновую сделку другие участники обмена.

У контрагентов, обладающих более высокой обменоспособностью, желание приобрести чужую вещь сильнее привязанности к своей собственной вещи, - сила больше препятствия: остается, следовательно, некоторый избыток силы, который и приводит к заключению меновой сделки. Этот избыток, - оказывающийся всего больше у наиболее сильных по своей обменоспособности контрагентов, - сам по себе мог бы оказать на установление цены влияние, соответствующее своей величине. Но так как правильно понимаемой интерес сильных контрагентов заключается не в том, чтобы давать за товар столько, сколько они могут дать в крайнем случае, а в том, чтобы дать за товар как раз столько, сколько они вынуждены дать, … они сознательно не пускают в ход всей своей более высокой меновой силы, - нет, в своих действиях они не идут дальше того, что может и вынужден делать последний из них, чтобы одержать верх над своим более слабым соперником. Стало быть, дело само собой устраивается таким образом, что основою для определения цены начинает служить положение последнего из победивших конкурентов и первого из конкурентов побежденных, или, как мы выразились раньше, субъективные оценки вещи предельными парами.

Ортодоксальная политическая экономия уже несколько столетий учит, что цена всех материальных благ определяется соотношением между предложением и спросом. Ни то, ни другое из этих названий не встречается в нашей формулировки закона цен. Что значит это? Быть может я придумал только новые слова для обозначения той же самой вещи?

… Следующие шесть факторов, которыми определяется высота цены:

  1. число желаний или требований, относящихся к товару;

  2. абсолютная величина субъективной ценности товара для покупателей;

  3. абсолютная величина субъективной ценности денег для покупателей;

  4. количество, предназначенного для продажи;

  5. абсолютная величина субъективной ценности товара для продавцов;

  6. абсолютная величина субъективной ценности денег для продавцов.

… Из рассмотренных нами шести факторов образования цены четыре (первый, второй, четвертый и пятый) касаются товара, а два (третий и шестой) - исключительно вещи, в которой выражается цена товара. Первые остаются неизменными, в каких бы материальных благах они ни выражались при обмене цены товара; последние, напротив, изменяются всякий раз с переменою вещи, в которой выражается цена. Поэтому-то последние факторы и имеют значение лишь при решении конкретного вопроса о том, какое количество определенной отдельной вещи, в которой выражается цена, можно получить в обмене на товар, следовательно, - при решении вопроса о цене, между тем как первые факторы сохраняю свое значение для менового отношения данного товара ко всевозможным вещам, в которых выражается его цена: они то и являются настоящими факторами, которыми определяется меновая сила и объективная меновая ценность товаров.

Все эти четыре основных фактора (а именно: число желаний или требований, относящихся к товару; количество имеющихся в продаже экземпляров этого товара; субъективная оценка товара покупателями, субъективная оценка товара продавцами), как показал наш предшествующий анализ, имеют один общий корень - между потребностями и средствами их удовлетворения в сферах тех нужд, которые удовлетворяются данным товаром. Следовательно, подобно субъективной ценности, и объективная меновая сила материальных благ имеет свой корень, в последнем счете, в отношениях между потребностями и средствами их удовлетворения, с той лишь разницею, что субъективная ценность определяется теми отношениями между потребностями и средствами их удовлетворения, которые складываются в хозяйстве отдельного индивидуума, а объективная меновая сила - отношениями, которые устанавливаются во всем районе, принадлежащем к данному рынку, стало быть - общественными отношениями между потребностями и средствами их удовлетворения.

… Общественные отношения между потребностями и средствами их удовлетворения служат лишь источником, из которого берет свое начало объективная меновая ценность, но отнюдь не точным пропорциональным мерилом ее. Нет ни малейшей необходимости, чтобы объективная меновая стоимость вещи была бы в точности такой же или хотя бы приблизительно такой же пропорции выше, в какой наличная степень обеспечения членов общества этой вещи оказывается в среднем, ниже их потребности в ней, - наоборот. Это объясняется тем, что последние элементы, - потребности и количества материальных благ, - влияют на образование цены, равнодействующей отнюдь не непосредственно, - нет, будучи соединенными в конкретные комбинации, они могут действовать лишь группами, причем влияния многих отдельных элементов и даже целых групп элементов ослабляется или совсем парализуется,- совершенно так же, как количество работы, совершаемое механизмом, который приводится в движение известным числом эластичности пружин, не должно быть непременно пропорциональным общему числу и силе всех действующих пружин, так как деятельность отдельных пружин может целиком уходить внутри механизма на регулирование и компенсирование работы многих пружин. И в самом деле, при образовании цены мы наблюдаем такое же явление. Прежде всего потребность и обладание материальными благами комбинируются в отдельных хозяйствах в группы и действуют на цену лишь группами через посредство субъективной оценки вещи индивидуумом - причем может случиться так, что обладание сотней экземпляров приводит в результате к такой же точно оценке, а потому и на рынке обнаруживает такое же действие, как в другой комбинации обладания всего лишь десятью экземплярами. А затем и равнодействующие групп, субъективные оценки, оказывает на образование главной равнодействующей цены, также влияние далеко не равномерное: одна часть их не играет совсем никакой роли, роль ругой часто ограничивается взаимной нейтрализацией, и только третья, самая незначительная группа их, именно оценка вещи предельными парами, играет решающую роль в образовании цены.

Таким образом, с одной стороны, при одинаковых, в среднем, степенях обеспечения общества соответствующими материальными благами могут устанавливаться неодинаковые цены, а с другой - при неодинаковых ступенях обеспечения - одинаковой цены. Поэтому-то и нельзя на основании высоты объективной меновой ценности товара делать положительное заключение о степени обеспечения общества данного рода материальными благами и о том значении, какое имеет товар для благополучия общества в целом …

Печатается по: Бем-Баверк Е. Основы теории ценности хозяйственных благ. Л., 1929. С.18,19,20,21,23,29,30,32,115,116,119,130,151,152,160,171,172.

  1. Уточните значение и связь понятия в концепции Бем-Баверка: полезность, редкость, благополучие, меновая ценность, ценность, цена, субъективная ценность, объективная ценность.
  2. Каковы условия совершения меновых сделок на рынке? Как определяется понятие рынок с позиции субъективной теории?
  3. Что нового вносит маржинализм в понимание механизма конкуренции и ценообразования?

Великий английский экономист, основоположник неоклассического направления мысли. В 1885-1909 гг. возглавлял кафедру экономики Кембриджского университета. Эксперт правительственных комиссий, один из организаторов Королевского экономического общества. Исследуя механизм функционирования рынка с позиций маржинализма, ввел в научный оборот ряд новых категорий (внутренняя и внешняя экономика, эластичность спроса). Его идеи легли в основу микроэкономического анализа.

Основные экономические сочинения:

«Принципы политической экономии» (1880)

«Промышленность и торговля» (1919)

«Деньги, кредит и коммерция» (1923).

Принципы политической экономии

… Мы должны начать с краткой и предварительной характеристики рынков, ибо это необходимо, чтобы придать точность идеям, выдвигаемым в данной и следующей книгах. Однако организация рынков тесно связана одновременно и как причина, и как следствие с деньгами, кредитом и внешней торговлей; поэтому более полное исследование ее приходится отложить для другого труда, где она будет рассмотрена в связи с колебаниями торговой и промышленной конъюктуры и с объединениями производителей и торговцев, работодателей и наемных работников.

Когда рассуждают о связи между предложением и спросом, необходимо, конечно, чтобы рынки, к которым они относятся, были одними и теми же. Как указывает Курно, «экономисты подразумевают под термином «рынок» не какую-либо конкретную рыночную площадь, на которой покупаются и продаются предметы, а в целом всякий район, где сношения покупателей и продавцов друг с другом столь свободны, что цены на одни и те же товары имеют тенденцию легко и быстро выравниваться». Джевонс в свою очередь замечает: «Вначале рынок представлял собой публичное место в городе, где пищевые продукты и другие предметы выставлялись на продажу, Но затем это слово было обобщено и стало означить всякую группу людей, вступившие в тесные и деловые отношения и заключающих крупные сделки по поводу любого товара. Большой город может столько рынков иметь, сколько в нем существует важных отраслей хозяйства, причем эти рынки могут быть привязаны к определенному месту, а могут и не иметь такового. Центром рынка служат публичная биржа, торговые или аукционные залы, где торговцы по взаимному согласию встречаются и заключают сделки. В Лондоне Фондовая биржа, Зерновая Биржа, Угольная биржа, Сахарная биржа и многие другие располагают своими помещениями, в Манчестере Хлопковая биржа, Биржа обтирочных материалов и др. также имеют свое определенное место. Но такое строгое размещение не обязательно. Торговцы могут располагаться по всему городу или отдельному району страны и все же образовывать рынок, если они поддерживают друг с другом тесную связь посредством, ярмарок, собраний, издания прейскурантов, по почте или иными способами.

Таким образом, чем более совершенным является рынок, тем сильнее тенденция к тому, чтобы во всех его пунктах в один и тот же момент платили за один и тот же предмет одинаковую Цену; но, разумеется, рынок обширен, и следует принимать в расчет издержки по доставки товаров различным покупателям, причем предполагается, что каждый из них должен сверх рыночной цены производить особую доплату за доставку товара.

Применяя экономическую теорию к практике, часто трудно установить, в какой степени на колебания предложения и спрос в каком-нибудь одном месте на колебания в другом. Очевидно, что общая тенденция развития телеграфа, печатного станка и парового транспорта должна расширять сферу, на которую распространяются такие влияния, и увеличить их силу. В известном смысле можно весь западный мир рассматривать как единый список для многих видов ценных бумаг, для наиболее ценных металлов в меньшей степени для шерсти, хлопка и даже пшеницы; при этом необходимо принять в расчет транспортные издержки, куда можно также включить тарифы, взимаемые таможенными ведомостями через которые должны проходить товары. По существу, во всех этих случаях транспортные издержки, включая суда и таможенные сборы, не столь велики, чтобы воспрепятствовать покупателям из всех регионов западного мира конкурировать друг с другом в приобретении одних и тех же товаров.

Существует много особых случаев, когда рынок на какой-либо отдельный товар может расшириться или сузиться, но почти все те предметы, для которых имеется очень широкий рынок, пользуется всеобщим спросом, и их можно легко и точно охарактеризовать. Так, например, хлопок, пшеница и железо удовлетворяют настоятельные и почти всеобщие потребности. Их особенности легко поддаются определению, вследствие чего их могут покупать и продавать люди, находящиеся на далеком расстоянии друг от друга, а также от самих товаров. При необходимости можно взять их образцы, которые вполне типичны; эти товары можно даже подразделять на «сорта», как это фактически делается с зерном в Америке специальным независимым учреждением; в результате покупатель может быть уверен, что приобретаемый товар соответствует необходимым качественным стандартам, хотя он в глаза не видел его образца, а возможно, и неспособен составить собственное мнение. Если бы даже и видел их.

Товары, на которые существует очень широкий рынок, должны быть такого рода, чтобы их можно было перевозить на дальние расстояния, хранить сколько-нибудь продолжительное время, а их стоимость должна быть довольно значительной по отношению к их объему. Товар, объем которого столь велик, что цена его неизбежна резко повышается, когда его продают для доставки в пункт, далеко расположенный от места его производства, должен, как правило, иметь узкий рынок. Например, рынок для обычных кирпичей практически ограничивается ближайшими окрестностями местонахождения кирпичного завода, их едва целесообразно перевозить по суше на далекое расстояние в район, располагающий собственными кирпичными заводами. Но кирпичи некоторых специальных сортов имеют рынки сбыта, простирающейся на большей территории Англии.

Рассмотрим теперь кратко рынки для товаров, строго отвечающих перечисленным выше условиям, а именно пользующихся всеобщим спросом, поддающихся спецификации и перевозке на далекие расстояния. Это, как мы уже отмечали, котируется на фондовых биржах ценные бумаги и наиболее ценные металлы.

Каждая акция, или облигация акционерной компании, или каждая государственная облигация обладает точно такой же стоимостью, как и всякая другая того же выпуска; для любого покупателя совершенно безразлично, какую из них он приобретает. Некоторые ценные Бумаги, главным образом выпускаемые мелкими горнорудными, судоходными и иными компаниями, требует знания местных условий и не очень легко сбываются за пределами фондовых бирж провинциальных городов вне посредственной близости от местонахождения таких компаний. Но вся Англия представляет собой единый рынок для акций и облигаций крупной английской железной дороги. В обычные времена биржевой дилер может продать, скажем, акции «Мидленд рейлуэй», даже если у него самого их нет, так как он знает, что они постоянно поступают на рынок, и уверен, что сможет их купить.

Но наиболее ярким является пример с ценными бумагами, которые называют «интернациональными», поскольку на них имеется спрос повсюду на земном шаре. Это облигация правительств главных стран мира и очень крупных компаний, вроде «Компании оф Суец канал» и «Нью-Йорк сентрал рейлуэй». Курс облигаций такого класса поддерживается при помощи телеграфа почти на точно одинаковом уровне на всех фондовых биржах мира. Если их курс повышается в Нью-Йорке или Париже, в Лондоне или Берлине, само по себе известие об этом повышении ведет к его повышению на других биржах; если по какой-либо причине такое повышение задерживается, данную категорию облигаций, вероятно, вскоре станут предлагать к продаже на бирже с высоким их курсом по телеграфным распоряжениям с других бирж, а дилеры первой биржи будут по телеграфу совершать покупку их на других биржах. Такие продажи, с одной стороны, и покупки - с другой, укрепляют тенденцию, в соответствии с которой цена должна стремится к достижению повсюду одинакового уровня; при условии, что на каких-либо рынках не существует ненормальной обстановки, эта тенденция скоро становиться неодолимой.

Дилер на фондовой бирже в обычных условиях также может стремиться продавать ценные бумаги почти по тому же курсу, по которому он их покупает; он часто готов покупать первоклассные акции по цене на полпроцента, или на четверть, или на восьмую долю процента ниже курса, по которому он тут же предлагает их к продаже. Когда на рынке имеется два вида ценных бумаг равного достоинства, но один из них относится к крупному выпуску облигаций, а другой к ограниченному выпуску их тем же правительством, в результате чего первые поступают на рынок постоянно, а вторые лишь изредка, дилеры только на этом основании будут добиваться во втором случае большей разницы между их продажной ценой и покупной ценой, чем в первом. Это хорошо иллюстрирует тот великий закон, согласно которому чем шире рынок для товара, тем обычно меньше колебания его цены и тем ниже процент с оборота, взимаемый дилером за сделки с таким товаром.

Следовательно, фондовая биржа представляет собой образец, по которому формировались и формулируются рынки для сделок со многими видами товаров, их можно легко и точно охарактеризовать, они транспортабельны и пользуются широким спросом. Однако вещественные товары, обладающие этими качествами в наивысшей степени, - Это золото и серебро. По этой причине они были избраны с общего согласия для использования в качестве денег, в качестве выразителя стоимости других вещей: мировой рынок для них наиболее высоко организован и, как мы видим, дает много точнейших иллюстраций действия законов, которые мы здесь рассматриваем …

Далее, рынки различаются между собой по длительности периода, который отводится силам спроса и предложения на то, чтобы достигнуть состояния равновесия, а также по размерам территории, которую они охватывают. Указанный фактор времени требует от нас в данный момент более пристального внимания, чем фактор пространства. Дело в том, что сама природа равновесия и причин, его обусловливающих, зависят от продолжительности периода, в течении которого принято считать этот рынок действующим. Как мы увидим в дальнейшем, если этот период краток, предложение ограниченно имеющимися на данный момент запасами: если же это более долгий период, на предложение окажут то или иное влияние себестоимость производства рассматриваемого товара; когда же период очень долгий, то на саму эту себестоимость в свою очередь станут в большей или меньшей степени воздействовать издержки производства рабочей силы и сырья, необходимые для изготовления данного товара. Разумеется, эти три вида периодов постепенно перерастают друг в друга мельчайшими отрезками. Пределы рынка по продолжительности периода его действия обуславливают природу причин формирования равновесия, которые следует принимать в расчет …

Простейший случай баланса, или равновесия, между желанием и усилием мы наблюдаем, когда человек удовлетворяет одно из своих желаний собственным непосредственным трудом …

В случае торговой сделке, которую одно лицо совершает с другим лицом, например, когда житель лесной глуши обменивает каноэ на ружье, редко встречается то, что можно было бы, строго говоря, назвать равновесием предложения и спроса … Конечно, возможно достижение полного равновесия и при системе натурального товарообмена, но бартер, хотя исторически и предшествует системе купли-продажи, в некоторых отношениях более сложен, а простейшие случаи подлинного равновесия стоимостей встречаются на рынках уже на более высокой ступени цивилизации …

Уже следует принять в расчет, что производство товара требует приложения различных видов труда и применение капитала во многих его, формах. Затраты всех различных видов труда, прямо или косвенно занятого в его производстве, вместе с воздержанием или, вернее, ожиданием, необходимым для накопления применяемого в производстве капитала, иными словами, все эти усилия и жертвы в совокупности мы станем называть реальными издержками производства товара. Суммы денег, которые приходится платить за эти усилия и жертвы, мы назовем либо денежными издержками производства, либо, для краткости, издержками производства; они составляют цены которые надо уплачивать за надлежащие предложение усилий и жертв, необходимых для производства данного товара, или, другими словами, цену этого предложения.

Анализ издержек производства товара может быть доведен до любой глубины, но редко имеет смысл заходить в нем слишком далеко. Например, часто достаточно признать в качестве окончательной цену предложения различных видов сырья, применяемого в данном производстве, не вдаваясь в анализ отдельных элементов, из которых эта цена складывается, противном случае анализ, по существу, станет бесконечным. Можно, следовательно, подразделить элементы, требующиеся для изготовления товара, на любые подходящие для нашей цели группы и назвать их факторами производства. В таком случае издержки производства определенного количества данного товара будут равны ценам предложения соответствующих количеств факторов его производства. А сумма этих цен предложения составит цену предложения указанного количества товара.

… наша исходная позиция такова: мы изучаем нормальный спрос и нормальное предложение в их наиболее общей форме; мы игнорируем те аспекты, которые характерны для частных областей экономической науки и сосредотачиваем внимание на тех широких отношениях, которые присуще всей науки в целом. Так, мы допускаем, что силы спроса и предложения действуют свободно, что не существует прочного объединения торговцев на обеих сторонах, что каждый выступает самостоятельно и что широко развертывается свободная конкуренция, т.е. что покупатели обычно беспрепятственно конкурируют с покупателями, а продавцы столь же беспрепятственно конкурируют с продавцами. Однако, хотя каждый выступает сам за себя, предполагается. Что его осведомленность о деятельности других обычно вполне достаточна, чтобы он не стал соглашаться продавать по меньшей цене или покупать по большей, чем все остальные …

На таком рынке существует цена спроса на каждое количество товара, т.е. цена, по которой каждая отдельная порция товара способна привлечь покупателей в течение одного дня, или недели, или года. Характер условий, диктующих эту цену на каждое данное количество товара, в каждом случае различен, но во всех случаях, чем больше количество товара предлагается на рынке к продаже, тем ниже цена, по которой он найдет себе покупателей, иными словами, цена спроса на каждый бушель зерна или ярд ткани уменьшается по мере увеличения их предложения …

Представим себе перечень цен предложения (или шкалу предложения), составленный по такой же схеме, как и наш перечень цен спроса, при этом цена предложения каждого количества товара в течение года или любой другой единицы времени проставляется против соответствующего количества. По мере сокращения или возрастания может либо повышаться, либо снижаться, она может даже попеременно повышаться и падать. Дело в том, что когда природа оказывает упорное сопротивление усилиям человека вырвать у не большее количество сырья, причем на данной стадии отсутствует достаточные возможности для более экономичной переработки этого сырья, цена предложения повышается; но если при этом объем производства возрастает, то очевидно, становится выгодным в большей степени заменить ручной труд машинным и мускульную силу - паровой энергией; иными словами, увеличение объема производства сократило бы затраты на производство товара нашей представительной фирмы.

… когда количество продукции (в единицу времени) таково, что цена спроса выше цены предложения, продавцы получают более чем достаточно, чтобы они сочли выгодным доставить указанное количество товара на рынок; при этом вступает в силу активная сила, стимулирующая увеличение предлагаемого к продаже количества товара. С другой стороны, когда количество произведенного товара таково, цена спроса ниже цены предложения, продавцы получают менее чем достаточно, чтобы они сочли выгодным довести количество предлагаемого на рынке товара до этого уровня; в результате те из них, кто еще сомневается, стоит ли расширить производство, принимают решение его не расширять; при этом возникает сильная тенденция к тому, чтобы сократить количество товара, предлагаемого к продаже. Когда же цена спроса равна цене предложения, объем производства не обнаруживает тенденции ни к увеличению, ни к сокращению; налицо - равновесие.

Когда спрос и предложение пребывают в равновесии, количество товара, производимого в единицу времени, можно назвать равновесным количеством, а цену по которой он продается, равновесной ценой.

Такое равновесие является устойчивым, т.е. цена при некотором отклонении от него будет стремиться к возвращению в прежнее положение подобно тому, как маятник колеблется в ту и другую сторону от своей низшей точки; мы увидим, что характерной чертой устойчивых равновесий является то, что при них цена спроса превышает цену предложения на величину, несколько меньшую, чем величина равновесного количества, и наоборот. Ведь когда цена спроса выше цены предложения, количество производимого товара имеет тенденцию возрастать. Поэтому, когда цена спроса превышает цену предложения на количество, лишь немногим меньшее, чем равновесное количество, тогда при временном сокращении масштабов производства несколько ниже равновесного количества продукции возникает тенденция к возвращению к равновесному его уровню, а в результате равновесие сохраняет устойчивость против отклонений в эту сторону. Если цена спроса больше цены предложения на такое количество товара, которое чуть меньше равновесного, она наверняка окажется ниже цены предложения на чуть большее количество товара, а поэтому если объем производства несколько превышает его равновесное состояние, он будет стремиться вернуться в прежнее положение, равновесие окажется устойчивым против отклонений также и в этом направлении.

Когда спрос и предложение оказываются в положении устойчивого равновесия, то в случае, ели что-нибудь сдвинет объем производства с его равновесного состояния, немедленно начнут действовать силы, толкающие его к возврату в прежнее положение, точно так же как если подвешенный на веревке камень сместить с его равновесного состояния, он немедленно устремиться назад, в свое равновесное положение. Движение объема производства относительно своей точки равновесия будет носить такой же характер…

Чтобы представить равновесие спроса и предложения геометрически, можно вывести кривые спроса и предложения, как это сделано на рисунке. Если DR представляет здесь фактический уровень производства, а Rd цену спроса, которая выше цены предложения RS, производство оказывается исключительно прибыльным, и будет возрастать.

R - индекс объема, как мы его назвали, будет сдвигаться вправо. С другой стороны, если Rd ниже RS , то R будет отклоняться влево. Если же Rd равно RS, т.е. если R занимает вертикальное положение под точкой пересечения кривых, спрос и предложение находятся в состоянии равновесия.

Приведенный здесь график может быть принят в качестве примера типичного устойчивого равновесия для товара, подчиняющегося закону убывающей отдачи…

На деле шкалы спроса и предложения не остаются одинаково измененными в течении длительного времени, они постоянно подвержены колебаниям, а каждое их изменение нарушает равновесное количество и равновесную цену и, таким образом, придает новое положение центрам, вокруг которых объем продукции и цена имеют тенденцию совершать свои колебания.

Эти соображения указывают на огромное значение фактора времени в отношении спроса и предложения, к исследованию которых мы теперь переходим. Мы постепенно выявим множество различных ограничений той доктрины, что цена, по которой предмет может быть изготовлен, представляет реальные издержки производства, т.е. усилия и жертвы прямо или косвенно связанные с его производством. Дело в том, что в такой век стремительных перемен, как наш, равновесие нормального спроса и предложения отнюдь не соответствует четко определенному отношению между известной совокупностью удовольствий, получаемых от потребления товара, и совокупностью усилий и жертв, вкладываемых в его производство; это соответствие не было бы точным даже в том случае, если бы нормальные заработки и процент служили точной мерой усилий и жертв, денежной оплатой которых они выступают. В этом и заключается подлинный сокровенный смысл той часто цитируемой и ложно толкуемой доктрины Адама Смита и других экономистов, гласящей, что нормальная, или «естественная», стоимость товара - это та его стоимость, которую экономические силы образуют лишь в конечном счете. Это средняя стоимость, которую экономические силы образовали бы, если бы общие условия жизни оставались неизменными в течении периода времени, достаточно продолжительного, чтобы позволить всем указанным условиям полностью реализоваться.

Но мы в состоянии исчерпывающим образом предвидеть будущее. Может случиться неожиданное, а существующие тенденции способны модифицироваться еще до того как у них хватит времени на то, чтобы завершить задачи, которые сегодня представляются их полным и конечным предназначением. Тот факт, что общие условия жизни не являются статичными, служит источником многих трудностей, с которыми приходится сталкиваться в процессе приложения экономических доктрин к практическим проблемам…

Печатается по: Маршал А. Принципы политической экономии. Т.2. М.: Прогресс,1984, с.6,7,8,9,10,12,13,14,21,22,24,25,28,29,30,31

  1. Как английский экономист А. Маршал определял сущность рынка?
  2. Нормальный спрос и предложение - что это такое по Маршалу?
  3. В чем суть равновесной цены?

Английский экономист, ученик и последователь А. Маршала. В 1908-1943 гг. руководил кафедрой политической экономии в Кембриджском университете. Занимался исследованием проблем циклических колебаний, занятости, финансов, тарифов. Разработал основы концепции «экономики благосостояния», ориентировался на необходимость государственного вмешательства в экономическую жизнь с целью корректировки отрицательных последствий рыночной системы хозяйства.

Основное экономическое сочинение:

«Экономика благосостояния» (1917)

Экономика благосостояния

… Некоторые оптимистически настроенные последователи классической экономической науки выдвинули предложение, согласно которому «свободная игра корыстного интереса» (при условии, что правительство страны воздерживается от вмешательства в экономику) автоматически обусловит такое распределение в стране земли, капитала и труда, которое вызовет большое увеличение выпуска продукции (и тем самым экономического благосостояния), чем оно было бы возможно в условиях, складывающихся «не естественным образом», а иначе. Даже сам Адам Смит (делая исключение для деятельности государства, учреждающего проведение определенных общественных работ и функционирование определенных общественных институтов, - государства, поддерживающего эти работы и эти институты, которые ни в коем случае не могут содействовать интересам какого-то частного лица или небольшой группы частных лиц) утверждает, что любая государственная система, стремящаяся как путем указания всяческого содействия привлечь в определенные отрасли больше общественного капитала, чем было направлено туда без подобного содействия, так и путем введения всевозможных ограничений вынудить к оттоку из определенных отраслей некоторой части капитала, который в противном случае был бы туда направлен, замедляет, вместо того чтобы ускорять движение, продвижение общества к достижению действительно богатства в величия, а также уменьшает, вместо того чтобы увеличивать, действительную стоимость готового продукта земли и труда в данном обществе.СМ.: Смит А. Исследование о природе и причинах богатства народов. Кн.4, гл. 4, п.3

Было бы, конечно, неразумно толковать приведенное мнение в том или ином абстрактном всеобщем смысле. Адам Смит имел ввиду действительный мир, такой, каким он знал его, представляющий собой организованную систему, которая предполагала существование гражданского правительства и договорного права. Он не стал противиться авторитетному мнению более поздних экономистов относительно того, что «энергия людей направляется по двум каналам: первые стремятся производить или преобразовывать экономические блага, вторые - присваивать блага, созданные другими».

Совершенно ясно, что деятельность, посвященная присвоению, не содействует развитию производства; это развитие будет поощряться в том случае, когда данная деятельность людей будет «отводиться» в русло развития индустрии. Тем самым мы должны понимать А.Смита в том смысле, что следует допустить существование установленных законов, в основном достаточных для того, чтобы предупреждать акты чистого присвоения (например, такие, которые совершаются разбойниками с большой дороги и шулерами).

По мнению А.Смита, свободная игра интереса должна «направляться определенным образом нашими общественными институтами, особенно Семьей, Собственностью и территориальным Государством». Вообще говоря, когда один человек получает блага от другого человека, он, как можно предположить, осуществляет определенный процесс, а не действует путем захвата, он обменивает затем блага на открытом рынке, где представители обеих торгующих сторон обладают высокой компетентностью и прекрасно разбираются в сложившихся условиях. Ест, однако, основания считать, что даже Адам Смит не осознал полностью, несколько Система Естественной Свободы нуждается в обретении правомочности и в охране с помощью специальных законов, с тем, чтобы она могла обеспечивать наиболее производительное использование ресурсов страны.

Один из современных авторов говорил: «Действие корыстного интереса вообще-то благотворно не потому, что корыстный интерес каждого человека и благо для всех некоторым образом совпадают, а потому, что устройство общественных институтов позволяет заставлять корыстный интерес действовать в таких направлениях, в каких он не может действовать благотворно». Таким образом, хотя интересам каждого индивида (в расчет сейчас не принимается существование общественных институтов) соответствует такой порядок, при котором все индивиды (включая его самого) должны не воровать вместе, а воздерживаться от воровства, интересам какого-либо одного индивида не будет соответствовать порядок, при котором он персонально должен воздержаться от воровства (если только, действуя так, либо он не сможет побудить других последовать его примеру, чего он сделать не в состоянии, либо в обществе не действует закон, и не принимаются другие санкции, предполагающие наказание за кражу). Такой правовой механизм принудительного характера предназначен для того, чтобы направлять действие корыстного интереса на благо общества, хорошей иллюстрацией факта функционирования этого механизма служат те ограничения, которые в некоторых цивилизованных государствах существую в отношении абсолютной власти владельцев собственности (например, ограничения такого рода, как действующие в Баварии правило, запрещающее владельцам лесов изгонять из своих владений туристов, действующее во Франции и в Америке правило, ограничивающие право человека поджигать собственный дом, преобладающая во всех странах практика экспроприации частных владельцев в тех случаях, когда эта экспроприация настоятельно необходима во всеобщих интересах).

Далее, о функционировании этого механизма свидетельствует «отношение» права, принятого в современных странах, к различного рода контактам (например, к обязательствам игрока по уплате долга, к соглашениям об ограничении торговли, к договоренности об освобождении от определенных юридических обязательств), которые, как полагают, идут вразрез с государственной политикой и тем самым трактуются правовыми органами как недействительные. Общественные институты осуществляют большую деятельность, чтобы действия корыстного интереса были направлены на достижение определенного полезного результата. Но даже в самых развитых странах в этой деятельности наблюдаются неудачи и изъяны. В данной работе мы не будем исследовать такие недостатки организации, из-за которых высокие неэкономические интересы должны приноситься в жертву менее важным экономическим интересам.

Кроме этих недостатков, существуют многие препятствия на пути наиболее эффективного распределения ресурсов общества по различным направлениям использования и сферам деятельности. Наша задача теперь заключается в том, чтобы выяснить, каковы эти препятствия. Это предполагает проведение определенного трудного исследования. Однако цель такого исследования носит, по существу, практический характер. С его помощью мы попытаемся пролить свет на определенные способы, которые сейчас (или в отдаленном будущем) доступны правительствам, контролирующем игру экономических сил таким образом, чтобы обеспечить экономические благосостояния (а посредством этого и общее благосостояние) всех своих граждан.

… Прежде всего я приведу ряд примеров, когда предельный частный чистый продукт меньше соответствующего, общественного продукта по той причине, что побочные услуги получает некая третья сторона, которой технически трудно оплатить данные услуги. Так, согласно Сиджуику, «может случиться, что услугами удобно расположенного маяка в основном пользуются суда, которые нельзя заставить каким-либо образом оплачивать эти услуги». Точно также (пусть при этом необходимо учитывать и возможный в данном случае ущерб) в отношении инвестирования средств, ресурсов в строительство дорог или трамвайных путей, благодаря которому повышаются цены на расположенные по соседству земельные участки (исключение, впрочем, составляют те случаи, когда владельцы соответствующих участков обязаны оплачивать повышение ценности своей собственности за счет расходования средств государством на строительство дорог). То же самое можно сказать и о вложении средств в лесонасаждения (ведь благотворное влияние лесов на климат не ограничивается имениями тех людей, которые сажают деревья), и об установке фонарей возле дверей частных домов (поскольку эти фонари освещают и улицы), и об инвестировании ресурсов, направленных на очистку выбросов из заводских труб (известно, что в больших городах дым и копоть наносят огромный вред людям, зданиям и растениям, заставляют людей увеличивать расходы на стирку одежды и уборку помещений, на установку искусственного освещения и т.д.). Наконец, и это самое важное, предоставление услуги не сопровождается вознаграждением, когда речь идет о вложении ресурсов в решение фундаментальных научных проблем, без которого нередко невозможны открытия огромной практической важности, а также во внедрение изобретений и усовершенствований в промышленные процессы. Зачастую подобные изобретения и технологические усовершенствования носят такой характер, что на них нельзя получить патент или сохранить их в тайне; все дополнительное вознаграждение, которое сразу достается на долю изобретателя, очень быстро превращается в выгоды для широкой публики, имеющие форму снижения цен. На деле патентное право нацелено на установление более полного соответствия между общественным и частным предельным чистым продуктом. Обеспечивая вознаграждение за определенные изобретения, патентный закон все-таки не стимулирует изобретательской активности (которая в большинстве случаев носит спонтанный характер), а направляет эту активность таким образом, что она способствует достижению всеобщей выгоды.

Выше приводились случаи, когда предельный частный чистый продукт оказывался меньше предельного общественного чистого продукта. Обратимся теперь к соответствующим примерам того, как из-за технических затруднений в обеспечении компенсации ущерба, нанесенного определенной деятельностью, предельный частный чистый продукт становится больше предельного общественного чистого продукта. Так, о побочном некомпенсируемом ущербе для третьих лиц можно говорить в том случае, когда один человек занят тем, выпускает кроликов, опустошающих растительность, в угодьях, принадлежащих другому (если только эти люди не являются арендатором и землевладельцем, так что соответствующая компенсация выплачивается в форме арендных платежей). Ущерб обществу наносится и в том случае, когда владелец участка, расположенного в жилом квартале, строит там фабрику, тем самым разрушая красоту пейзажа, когда он возводит на своем участке здание, затеняющее расположенные рядом дома или (если здание возводится в густонаселенном районе) не оставляющее людям места для отдыха, что вредит их здоровью и снижает производительность их труда. Третьим лицам (в данном случае всему обществу) наносится невосполнимый ущерб в результате инвестирования ресурсов в развитие производства легковых автомобилей, что приводит к быстрому изнашиванию дорожных покрытий. Подобный же ущерб наносится обществу в результате помещение средств в производство и продажу крепких напитков. Что бы общественный чистый продукт, созданный в данной отрасли, мог соответствовать частному чистому продукту, эта отрасль должна, как заметил г-н Бернард Шоу, нести дополнительные расходы на обучение полицейских и содержание тюрем, которые она косвенно делает необходимыми. Наконец, наше рассмотрение примеров, свидетельствующих о повышении частного чистого продукта над общественным чистым продуктом, завершим изучением вопроса о женском труде в промышленности, особенно о труде женщин, которые готовятся стать матерями, или женщин имеющих грудных детей. Впрочем, не может быть никакого сомнения в том, что зачастую подобная работа (хотя она и обеспечивает самим женщинам денежный доход) наносит огромный вред здоровью их детей. О том, что это зло существует в действительности, не могут не свидетельствовать низкие (иногда даже отрицательные) коэффициенты корреляции которые обнаруживаются между численностью работающих на промышленных предприятиях женщин и уровнем детской смертности. Да и те жилые районы, в которых женщины заняты подобным трудом, - это районы бедняков (что, впрочем, и служит одной из причин, заставляющих женщин работать). Очевидно, что нищета наносит огромный вред здоровью детей, и в тоже время семья, где мать не работает, при прочих равных условиях еще беднее других семей, может статься, что несчастья, связанные с бедностью, еще больше, чем несчастья, вызванные женским трудом.

Сказанное здесь объясняет нам известные статистические факты. Однако эти факты никоим образом не противоречат той точке зрения, что при прочих равных условиях труд женщины-матери в промышленности губительно сказывается на их детях. Эти факты свидетельствуют лишь о том, что запрещать таким женщинам трудиться следует лишь при условии, что семье, находящейся в крайне стесненном материальном положении будет оказана материальная помощь.

…О «торгах» самих по себе следует сказать совсем немного. Очевидно, что умственные усилия и расходование (как успешное, так и безуспешное) обоими монополистами средств для этой цели не позволяет создать для общества чистый продукт. Как считает проф. Карвер, энергия бизнесменов направлена главным образом на деятельность подобного рода, последняя обеспечивает им также основную часть доходов. На деле же эта деятельность бесполезна, ведь она способствует возрастанию частного, а не общественного чистого. И все-таки подобное заключение не дает нам права закончить на этом рассмотрение вопроса. Нередко отмечают, что как только у предпринимателей появляется возможность притеснить в чем-то своих конкурентов, заказчиков или работников, они безудержно стремятся довести это дело до конца вместо того, чтобы заниматься улучшением устройства своих предприятий. Когда они поступают таким образом, величина общественного чистого продукта (созданного пусть даже персональному вложению средств в ведение торгов) может оказаться не только равной нулю, но и отрицательной. И при этом не помогает никакое налогообложение. Необходимо абсолютное запрещение подобной практики. Однако оно вряд ли осуществимо, если только цены и условия торговли в частной промышленности не устанавливаются определенным органом государственной власти.

…обман покупателей в отношении физических свойств продаваемых благ выражается в недовесе и неправильном отмерении, фальсификации продуктов, присвоении им ложных наименований, «нечестной» рекламе. В прежние времена глухие улочки промышленных городов были заполнены мелкими лавками, где продавались всякие бросовые товары, без учета их веса и меры. Подобную практику можно наблюдать и сейчас, хотя в меньшей степени. Предприятия, занятые выпуском товаров производственного значении, практически никогда не поддаются искушению действовать, таким образом, поскольку их продукцию покупают крупные промышленные фирмы (такие, например, как железнодорожные компании), располагающие возможностями тщательно проверить качество закупаемой продукции. Однако при продаже потребительских товаров (особенно это касается патентованных лекарств - товаров, в которых непосвященным разобраться трудно) беднякам или несведущим покупателям такое искушение у предпринимателей все еще возникает. Продавцу всегда выгодно «предлагать товары, которые кажутся (хотя на самом деле это не так) полезными, особенно, если несовпадение сути и явления ускользает от внимания покупателя». Обман покупателя в том, что касается будущих доходов от приобретения товаров в данный момент, практикуются бессовестными финансистами, продающими акции и облигации. Среди методов, которые они применяют - махинации с выплатой дивидендов, «двойные сделки», умышленное распространение ложной информации и преднамеренное утаивание действительных фактов. Очевидно, что развитие подобной практики обмана покупателя в той или иной форме до известного момента обуславливает увеличение частного, но не общественного, чистого продукта. Более того, нередко оно ведет к расширению продажи и росту производства соответствующих товаров. Следовательно, ресурсы направляют на производство этих товаров вместо того, чтобы использоваться в целях инвестирования, обеспечивающих нормальный предельный доход. И так, если принять во внимание косвенные последствия такого использования ресурсов, которое связано с обманом покупателей, можно утверждать, что общественный чистый продукт становиться равным не нулю, а отрицательной величине. В этом случае, как и при обсуждении вопросов, связанных с «торгами», можно полагать, что налогообложение (хоть оно и может улучшить положение дел) не служит действительным «лекарством». Необходимо полное запрещение деятельности подобного рода. Попытки запретить ее выражались, с одной стороны, в разработке различных правил, позволяющих бороться с недовесом, неправильным отмериванием и фальсификацией продуктов, а с другой стороны, в разработке различных законов (которые на практике должны доказать свою эффективность), применяемых не потерпевшими ущерб, а государственными инспекторами и уполномоченными, законов, призванных контролировать и регулировать практику образования новых компаний. С данным злом можно бороться и более «прямыми способами, а именно, учреждения ассоциации покупателей, организация которых предполагает, что интересы продавцов и покупателей совпадают.

Печатается по: Пигу А.Экономическая теория благосостояния. М.1985. С.195,196,197,198,252,253,254,268,269,270.

  1. Каковы основания для критики принципа «невидимой руки» Адама Смита?
  2. Что подразумевается под категорией «побочные услуги»?
  3. Каковы конкретные формы между частными и общественными интересами в интерпретации А. Пигу?
  4. В чем видит А. Пигу необходимость государственного вмешательства в рыночную экономику? В каких формах он находит это вмешательство целесообразным?

Английский экономист, крупнейший теоретик ХХ века, основоположник макроэкономического анализа. Теоретически обосновал необходимость систематического и комплексного государственного регулирования капиталистической рыночной экономики в целях ее стабилизации. Профессор Кембриджского университета. Предприниматель и политический деятель.

Экономические сочинения:

«Экономические последствия Версальского мира» (1919)

«Трактат о деньгах» (1930)

«Общая теория занятости, процента и денег» (1936)

Общая теория занятости, процента и денег

Со времен Сея и Риккардо экономисты-классики учили: предложение само порождает спрос; при этом они подразумевали весьма важное, хотя и не слишком четко определенное положение, что вся стоимость продукции должна быть израсходована прямо или косвенно на покупку продуктов…

В конечном счете, из этой же доктрины делается вывод: всякий индивидуальный акт воздержания от текущего потребления равнозначен тому, что труд и материальные средства, высвобождаемые из сферы потребления, направляются на производство капитальных благ.

… Суть ошибки - в предложении будто есть необходимая связь между решением воздержаться от текущего потребления и решением позаботиться о будущем потреблении. В действительности же мотивы, которые определяют последние, не связаны непосредственно с мотивами, определяющими первое.

Постулат о равенстве цены спроса и цены предложения всей производственной продукции следует рассматривать как «аксиому параллельных линий» классическая теория. Из нее следует и все остальные положения - социальные преимущества частной и национальной бережливости, традиционное отношение кроме процента; теории безработицы, количественная теория денег внешней торговли и многое другое, что нам придется поставить под вопрос.

… Мы показали зависимость классической теории от следующих взаимосвязанных положений:

  1. реальная заработная плата равна предельной тягости труда при существующей занятости;
  2. не существует такого явления, как вынужденная безработица;
  3. предложения само порождает спрос в том смысле, что совокупная цена спроса равна совокупной цене предложения для всех уровней производства и занятости.

Эти три положения неразрывны, т.к. они лишь вместе верны или неверны и каждый логически включает два других.

… Закон Сея (совокупная цена спроса на продукцию в целом равна совокупной цене предложения для любого объема продукции) равносилен предложению, что не существуют препятствий к достижению полной занятости. Если же закон, связывающий функции совокупного спроса и предложения не таков, что жизненно важную главу экономической теории предстоит еще только написать…

Общие черты нашей теории могут быть сформулированы следующим образом. Когда занятость возрастает - увеличивается совокупный реальный доход. Психология общества такова, что с ростом совокупного реального дохода увеличивается и совокупное потребление, однако не в такой же мере, в которой растет доход. Поэтому предприниматели потерпели бы убытки, если бы вся возросшая занятость была направлена на удовлетворение возросшего спроса на предметы текущего потребления. Для поддержания любого уровня занятости необходимы текущие инвестиции, поглощающие превышение совокупной продукции над тем, что общество желает потреблять при данном уровне занятости. Если такие инвестиции не осуществляются, выручка у предпринимателей будет ниже той, которая необходима, чтобы вызвать у них стремление к достижению этого уровня занятости. Отсюда следует, что при данной величине показателя, который мы будем называть склонностью общества к потреблению, равновесный уровень занятости, т.е. тот уровень, при котором у предпринимателя в целом нет стремления ни расширяться, ни сокращать занятость, будет зависеть от величины текущих инвестиций. В свою очередь величина текущих инвестиций зависит от того, что мы будем называть побуждениями, а побуждения инвестировать (мы покажем это) в свою очередь зависит от отношения между графиком предельной эффективности капитала и комплексом норм, процента по займам с различными сроками погашения и разной степенью риска.

Следовательно, при данной склонности к потреблению и данных размерах новых инвестиций будет существовать только один уровень занятости совместный с равновесием, поскольку всякий другой уровень приведет к несовпадению совокупной цены предложения и совокупной цены спроса…

… Проведенный анализ дает нам ключ к объяснению парадокса бедности среди изобилия. Одна лишь недостаточность эффективного спроса может привести и часто приводит к прекращению занятости. Недостаточность эффективного спроса будет мешать росту производства, несмотря на то, что предельный продукт труда превышает величину предельной тягости труда при данном уровне занятости.

Более того, чем богаче общество, тем сильнее тенденции к увеличению разрыва между фактическим и потенциальным объемом производимой продукции, следовательно, тем более очевидны и возмутительны недостатки экономической системы. Дело в том, что бедное общество предпочитает потреблять значительно большую часть своей продукции, так что даже весьма скромный уровень инвестиции будет достаточным для обеспечения полной занятости, в то время как богатое общество должно отыскивать более широкие возможности для инвестирования с тем, чтобы склонность к сбережениям его более богатых представителей была совместима с занятостью его более бедных членов. Если в потенциально богатом обществе побуждение инвестировать слабо, тогда, несмотря на его потенциальное богатство, действие принципа эффективного спроса заставит это общество сокращать объем производимой продукции, пока оно, несмотря на свое потенциальное богатство, не станет настолько бедным, что значительно сократившийся излишек дохода над потреблением придет в соответствие с его слабым побуждением к инвестированию.

Более того, в богатом обществе слабее не только предельная склонность к потреблению. Ввиду большой величины ранее накопленного капитала перспективы дальнейших инвестиций здесь менее благоприятны.

…Идея, будто бы мы можем спокойно пренебречь функцией совокупного спроса, представляет принципиальную черту рикардианской теории, лежащей в основе того, чему нас учили на протяжении более чем ста лет. Мальтус, правда, страстно возражал против доктрины Рикардо о невозможности недостатка эффективного спроса, однако тщетно. Мальтус не сумел четко объяснить, как и почему эффективный спрос может быть недостаточным или избыточным. Он только ссылается на факты, правда общественные и не разработал собственной теории. Рикардо покорил Англию столь же полно, как святая инквизиция покорила Испанию. Не только его теории были приняты Сити, государственными деятелями и академическим миром, но даже сам спор прекратился. Альтернативная точка зрения совершенно исчезла, ее просто перестали обсуждать. Великая загадка эффективного спроса, за решение которой столь рьяно взялся было Мальтус, улетучилась из экономической литературы.

… Она могла жить украдкой, в подполье, на задворках у Карла Маркса, Сильвио Гезелля или майора Дугласа.

Полнота победы рикардианской теории - явление весьма любопытное и даже загадочное. Связано это с тем, что теория Рикардо во многих отношениях весьма подошла той среде, к которой она была обращена…

Корни прославленного оптимизма традиционной экономической теории, приведшего к тому, что экономисты стали выступать в роли Кандидов, которые, удалившись из мира для обработки своих садов, учат, что все к лучшему в этом лучшем из миров, лишь бы предоставить его самому себе, лежат, на мой взгляд, в недооценке значения тех препятствий для процветания, который создается недостаточностью эффективностью недостаточного спроса.

… При нынешней организации рынков и при тех влияниях, которые на них господствуют, рыночная оценка предельной эффективности капитала может подвергаться таким колоссальным колебаниям, что их нельзя в достаточной мере компенсировать соответствующими изменениями нормы процента. Более того, соответствующие изменения на рынке ценных бумаг могут, как мы видели выше, оказать депрессивное влияние на склонность потребления как раз тогда, когда она больше всего нужна. В условиях Laissez faire вряд ли поэтому можно избежать широких колебаний в размерах занятости без далеко идущих изменений в психологии рынка инвестиций, таких изменений, ожидать которых, нет оснований. На этом основании я делаю вывод, что регулирование объема текущих инвестиций оставляют в частных руках небезопасно.

… Я рассчитываю на то, что государство, которое в состоянии взвесить предельную эффективность капитальных благ с точки зрения длительных перспектив и на основе общих социальных выгод, будет брать на себя все большую ответственность за прямую организацию инвестиций.

… Не собственность на орудия производства существенно для государства. Если бы государство могло определять общий объем ресурсов, предназначенный для увеличения орудий производства и основных ставок вознаграждений этих ресурсов, этим было бы достигнуто все, что необходимо.

… Хотя расширение функций правительства в связи с задачей координаций к потреблению побуждению инвестировать показались бы публицисту ХIХ века или современному американскому финансисту ужасным покушением на основе индивидуализма, я наоборот защищаю его как единственное практически возможное средство избежать полного разрушения существующих экономических форм и как условие для успешного функционирования личной инициативы.

Печатается по: Д.М. Кейнс. Общая теория занятости, процента и денег. М.: Издательство «Прогресс», 1978, с.72,73,75,79,80,81,84,85,392,393,229,453,455.

  1. В чем состоит принципиальная разница в трактовке рыночного механизма классиками политической экономии, с одной стороны, и Д.М. Кейнсом, с другой?
  2. Какова причина безработицы и экономических кризисов с точки зрения Д.М. Кейнса?
  3. Почему Д.М. Кейнс считает расширение государственного вмешательства в экономическую жизнь столь необходимым в современных условиях?

Американский экономист, профессор Гарвардского университета. Крупнейший специалист в области современной теории рынка. Главное направление научных исследований - анализ структуры рынка, соотношение монополии и конкуренции.

Основное произведение:

«Монополистическая конкуренция» (1933)

Монополистическая конкуренция

… Мы находим в экономической литературе любопытное смещение, путаницу и разобщение понятий конкуренции и монополии. С одной стороны, исследования раскрыли различия, существующие между ними, и привели к углублению и тщательной разработке основ обособленных теорий, имеющих дело с каждым из них в отдельности. Несмотря на то, что во всей системе цен силы конкуренции и монополии неразрывно сплетаются в единую ткань, отличаясь в ней лишь своими узорами, единая ткань эта была теорией расплетена и переделана в два полотнища, каждое из которых проще чем первоначальное, и имеет с ним лишь частное сходство. Более того, в основном принималось, что система цен в действительности так примерно и складывается, что все подлежащие объяснению явления ценообразования имеет своей причиной либо конкуренцию, либо монополию и что, следовательно, применение для их изучения двух теоретических схем, в которых каждое их этих начал рассматривается в чистом виде, соответствует природе вещей.

Но с другой стороны, полному теоретическому разграничению монополии и конкуренции, имеющему существенное значение для понимания, как той, так и другой, коварно мешали факты их сочетания в реальной жизни …

Чтобы построить теорию цен, требуется в качестве первого шага четко определять природу двух основных сил - конкуренции и монополии - и подвергнуть анализу каждую из них в отдельности.

Синтез этих двух начал - таков должен быть второй шаг. Это возвращает нас к утверждению, что разработка теории цен шла главным образом по двум крайним направлениям, при отсутствии (сознательного) представления о существовании среднего пути. В количественном отношении преобладали сторонники конкурентной теории. В самом деле в качестве основного объяснения системы ценообразования теория конкуренции получила столь широкое признание, что она всегда принимает в качестве презумпции, что ее недостаточность надлежит специально доказывать. Это не значит, однако, что в экономической литературе не встречается намеков на вездесущность элементов монополии и на возможность создания промежуточной теории …

Отправной точкой исследования нам будет служить «чистая конкуренция», причем для характеристики конкуренции, лишенной примеси монополии, нам сознательно избирается понятие «чистая». Это менее широкое и гораздо более простое понятие, чем «совершенная конкуренция», ибо последнее может быть истолковано как совершенная не только в смысле отсутствия монополии. Понятие «совершенной конкуренции» может подразумевать, например, отсутствие явлений трения в смысле идеальной текучести или мобильности факторов, так что приспособление к меняющимся условиям, которые практически всегда требует времени, в теории совершается мгновенно. Оно может подразумевать совершенное знание будущего и вытекающие отсюда отсутствие неуверенности …

Монополия обычно означает контроль над предложением и тем самым над ценой. Единственная предпосылка чистой конкуренции нами уже указана: она предполагает, что подобного контроля никто и ни в какой степени не осуществляет. Эта посылка может, однако, рассматриваться в двух аспектах. Должно существовать, во-первых, большое число продавцов и покупателей, с тем, чтобы воздействие на цену, оказываемое каждым из них в отдельности или несколькими в совокупности, было настолько незначительным, что им можно было бы пренебречь …

Во-вторых, контроль над ценой полностью исключен только тогда, когда все производители производят идентичный товар и продают его на идентичном рынке. Товары должны быть совершенно однородными или стандартными, ибо если продукт каждого из продавцов всегда отличается от продуктов других продавцов, то это значит, что он в известной мере контролирует цену своей собственной разновидности продукта, между тем чистая конкуренция предполагает, что он не в состоянии контролировать цену чего бы то ни было. Коль скоро продукт каждого производителя слегка отличается от других, то производитель совершал бы ошибку, если бы он вел производство продукта по действующей цене, ибо может случиться, что покупатели отдадут предпочтение другим разновидностям продукта и приобретут увеличенное количество его продукта и только при назначении более низкой цены или же под внушением рекламы (такова ситуация, в которой находиться рядовой бизнесмен, и это объясняет нам, почему на большинстве рынков не существует условия чистой конкуренции).

Чистая конкуренция предполагает не только стандартизацию товаров, но и стандартизацию продавцов. Все, что побуждает покупателей отдавать предпочтения одному продавцу по сравнению с другим - будь то его личное достоинство, репутация, удобство место нахождения или общая атмосфера, царящая в магазине, - в той иле иной мере создает различие между покупаемыми вещами. Так как объектом покупки является, в сущности, набор услуг, и приобретаемые вещи составляют лишь часть этого набора. Услуги, предлагаемые всеми продавцами всем покупателям, должны быть идентичны, так как в противном случае отдельные продавцы обладали бы властью над своими отдельными ценами …

Сказанное нами о двух непременных условиях существования чистой конкуренции сразу наводит на мысль существования двух форм взаимосочетания элементов монополии и конкуренции. Мы можем, во-первых, иметь дело со случаями существования одного, несколькими или многих производителей, продающих идентичные продукты на идентичном рынке. Здесь все являются участниками общего рынка, и влияния, оказываемое при подобных обстоятельствах кем бы то ни было на цену, есть влияние на единую цену, под которой приходиться продавать всем. С ростом числа продавцов состояние монополии постепенно и незаметно переходит в состояние конкуренции. Теория стоимости, относящиеся к промежуточному состоянию, разрабатывалась (преимущественно экономистами математической школы) под специальным углом зрения проблемы двух продавцов (дуополии); мы можем расширить рамки этой терминологии, рассмотрев дополнительный случай нескольких продавцов (олигополии) ...

Мы можем, во-вторых, иметь дело с продавцами, предлагающими к продажи идентичные, слегка различные или очень различные продукты. Если продукты идентичны, то мы имеем условия чистой конкуренции (предполагая так же что число продавцов очень велико). Вместе с дифференциацией появляется монополия, и по мере усиления дифференциацией элементы монополии становятся все значительнее. Везде, где в какой-то степени существует дифференциация, каждый продавец обладает абсолютной монополией на свой собственный продукт, но вместе с тем подвергается конкуренции со стороны более или менее совершенных заменителей. Поскольку каждый является монополистом и все же имеет конкурентов, то мы в праве говорить о них, как о «конкурирующих монополистов», и о силах, действующих в подобной ситуации, мы можем с полным основанием говорить как о силах «монополистической конкуренции».

… Именно последняя проблема представляет особый интерес и имеет особое значение. Во всех областях, где продукты отдельных производителей обладают хотя бы самым незначительным элементом уникальности, конкуренция обнаруживает только слабое сходство с чистой конкуренцией, развертывающейся на высокоорганизованном рынке однородных продуктов. Рассмотрим, например, конкретную теорию с точки зрения ее применимости к условиям автомобильной промышленности. Как представить себе кривые спроса и предложения на «автомобили вообще», в то время как вследствие различий в качестве, конструкции и типе машин цены на отдельные единицы колеблются от нескольких сот до многих тысяч долларов?

Так большинство цен содержит в себе элементы монополии, то представление, связываемое большинством людей с простым словом «конкуренция», есть как раз представление о монополистической конкуренции.

… Я должен сразу пояснить, что употребляю термин «монополистическая конкуренция» в его широком смысле, то есть, включая все ситуации, в которых участвуют элементы монополии и конкуренции,- как гетерогенность продукта, так и олигополию и, разумеется, все комбинации той и другой. В этой общей схеме чистая конкуренция и чистая монополия образует предельные случаи, когда один из ингредиентов равен нулю. Задача теории - дать более правильное объяснение действительности, рассматривая не две резко, различающиеся друг друга категории, а континуум, заключенный между двумя крайними точками …

Взглянем сперва на некоторые из разнообразных направлений, по которым теория монополистической конкуренции обладает общностью в том же смысле и той же степени, что и теория чистой конкуренции (с эпизодической монополией) в прошлом.

Одно из таких направлений - применимость теории к длинному списку так называемых прикладных или специализированных отраслей экономической науки. Что теория связывается прежде всего со сферой индустрии - это, по-видимому, только естественно …

… по отношению к кредитно-денежной сфере было показано, что обычный банкир продает дифференцированные услуги и что власть олигополии распространена весьма широко - не только на свой район, Но и на более отдаленные области. К этому можно добавить, что нельзя найти лучшего примера власти олигополии, чем правительственные облигации на рынке облигаций, и воздействия правительства на процентную ставку … на рынке трудовых услуг выступает монополистические и конкурентные силы …

Для всех перечисленных прикладных и специальных областей, в теоретическом анализе которых конкурентная теория обычно играла центральную роль, признание того, что в действительности - это экономика монополистической конкуренции, естественным образом отводит такую же центральную роль теории монополистической конкуренции.

Печатается по: Э.Х. Чемберлен. Теория монополистической конкуренции. М.: Иностранной литературы, 1959, с.33,35,37,39,40,41,42,377,378,380,381.

  1. В чем состоят недостатки традиционных концепций, и что нового внес Э. Чемберлен в теорию рынка по сравнению со своими предшественниками?
  2. Уточните смысл экономических категорий «чистая», «совершенная», «монополистическая» конкуренция.

Американский экономист, профессор Массачусетского технологического института. Дал математическую интерпретацию основным разделам экономической теории. Основоположник «неоклассического синтеза». Лауреат Нобелевской премии (1970) за вклад в повышение уровня научного анализа в экономических науках.

Основные произведения:

«Основы экономической теории» (1947)

«Линейное программирование и экономический анализ» (1958, совместно с Р.М. Солоу).

Экономика. Введение в курс

... Уже один тот факт, что конкурентная система рынков и цен функционирует, служит убедительным доказательством того, что эта система, каковы бы ни были ее недостатки, является чем угодно, но только не системой хаоса и анархии. Она обладает определенным внутренним порядком и подчиняется определенным закономерностям. Она действует. Конкурентная система - это сложный механизм непроизвольной координации, действующий через систему цен, рынков, механизм связи, служащий для объединения знаний и действий миллионов различных индивидуумов. Без помощи центральной службы разведки эта система решает одну из самых сложных проблем, какую только можно себе представить: проблему, охватывающую тысячи неизвестных переменных и отношений. Эту систему никто не изобрел. Она просто развилась и, подобно человеческой натуре, эта система изменяется. Вместе с тем она удовлетворяет, по меньшей мере, первому требованию, предъявленному к любому специальному организму: она способна выжить ...

Адам Смит, чья работа "Исследование о природе и причинах богатства народов" (1776) положила начало современной экономической теории, или политической экономии, был заинтригован, обнаружив в этой экономической системе определенный порядок. Тогда Смит провозгласил принцип "невидимой руки": каждый индивидуум, преследуя лишь свои собственные эгоистические цели, как бы направляется чьей-то невидимой рукой в интересах достижения наибольшего блага для всех; из этого следует, что любое вмешательство государства в сферу свободной конкуренции почти наверняка будет иметь вредные последствия. Смит признавал известную ограниченность своей доктрины, но лишь позднее экономисты открыли следующую истину: достоинства, приписываемые свободному предпринимательству, присущи ему в полной мере лишь тогда, когда в наличии имеются все сдерживающие и уравновешивающие факторы "совершенной конкуренции". "Совершенная конкуренция" определяется экономистом как технический термин, обозначающий такой случай, когда ни один из фермеров, бизнесменов или рабочих сам по себе не в состоянии воздействовать на рыночную цену; если же в их распоряжении находится достаточное количество зерна, товаров или рабочей силы, чтобы позволить им оказывать влияние на рыночные цены в сторону их понижения или повышения, то в этом случае возникает определенная степень монополистического несовершенства и в такой же мере уменьшаются достоинства невидимой руки.

В настоящее время некоторые похвалы совершенной конкуренции представляются неуместными. Как уже отмечалось выше, наша система представляет собой смешанную систему государственного и частного предпринимательства; ниже мы покажем, что она является также смешанной системой монополии и конкуренции. Циник мог бы сказать о совершенной конкуренции то же, что Бернард Шоу однажды сказал о христианстве: единственная его беда состоит в том, что оно никогда не было испытано.

Историки спорят по поводу того, существовал ли когда-либо золотой век свободной конкуренции, и, конечно, конкуренция не может быть названа сейчас совершенной в экономическом смысле ...

Как же действует этот непроизвольный автоматический механизм цен? Простое описание конкурентной системы прибылей и убытков не составит труда. Все имеет цену - каждый товар - и каждая услуга. Даже различные виды человеческого труда имеют свои цены, называемые "Ставками заработной платы".

Каждый получает деньги за то, что он продает, и на эти деньги покупает, что он хочет. Если нужно большее количество какого-либо товара, скажем, - обуви, на него возникает поток новых заказов.

Это вызовет повышение цены товара и увеличение его производства. Аналогично этому, если какого-либо товара, например, чая, имеется больше, чем люди хотят купить по последней рыночной цене, то цена в результате конкуренции понизится. При низкой цене люди будут пить больше чая, но он уже не будет производиться в таком количестве. Так будет восстановлено равновесие предложения и спроса.

То, что верно в отношении рынка потребительских товаров, верно также и в отношении рынка таких факторов производства, как труд, земля и затраты капитала. Если потребность в сварщиках больше, чем потребность в стеклодувах, то возможность получить работу будет относительно более благоприятной в сварочном производстве. Цена труда сварщиков, их почасовая оплата будет иметь тенденцию к повышению, в то время как заработная плата стеклодувов будет снижаться. При прочих равных условиях это приведет к переливу труда из одной отрасли в другую. Подобно этому, тот или иной акр пойменной земли будет отведен под сахарную свеклу в том случае, если производители сахара назначат более высокую цену за его использование. Таким же путем предложение и спрос определяют положение и в станкостроении.

Иными словами, перед нами разветвленная система проверок и ошибок, последовательных приближений к системе равновесия цен и производства ...

На рисунке изображена самая общая схема, показывающая, каким образом ценообразование на рынке примиряет общественный спрос и предложение с предложением и спросом СО стороны бизнеса. Обратите внимание, что рынки выступают в качестве механизма, связывающего общество с торгово-промышленной деятельностью. За двадцать минут внимательного изучения этой схемы можно понять больше, чем за многие часы 6ессвязных размышлений об экономическом ценоо6разовании.

Конкурентная система 6езлична, хотя и не полностью. Семьи, как потребители, противостоят торгово-промышленным предприятиям на двух фронтах; их разъединяют только цены. Один фронт, широко распространенный,- это розничный рынок, на котором потре6ители в небольших количествах покупают тысячи мелких различных предметов во многих розничных заведениях: бакалейных лавках, аптеках и универмагах, кинотеатрах и 6ензоколонках, а также у компаний по производству электроэнергии, в государственных почтовых конторах, железнодорожных и страховых компаниях, у домовладельцах.

На другом фронте - на рынке труда и прочих производительных услуг - отношения не всегда 6ывают такими мирными. Для кормильца семьи заработная плата не является лишь еще одной ценой. Она дает знать о разнице между роскошью и комфортом, между комфортом и нуждой. Рабочий может чувствовать, что, заключая договор о найме, он попадает в подчиненное положение к крупной корпорации; и с помощью профсоюзов он может при6егнуть, поэтому к коллективному договору. Тем самым в одних случаях он может способствовать восстановлению конкурентной обстановки, тогда как в других случаях он в состоянии породить такие условия, которые вызывают еще 6ольшее отклонение от совершенной конкуренции.

Конкурентная система цен использует рынки

спроса и предложения для решения основных

экономических проблем: что, как и для кого:

Все отношения спроса показаны одной линией, а предложения - двойными. Обратите внимание, как голоса потре6ителей, выражаемые в долларах, взаимодействуют на расположенных вверху товарных рынках с предложением, определяемым издержками производства, и таким путем помогают определять, что должно производиться. Посмотрите также, как спрос деловых кругов на затраты или производительные факторы соединяется с общественным предложением труда и другими затратами на рынках факторов, и помогает определить заработную плату, ренту и процентный доход, то есть определить, для кого производятся товары. А торгово-промышленная конкуренция, направленная на то, что6ы купить факторы производства и продать товары наиболее дешево, определяет, как должны производиться товары. (Следует иметь в виду, что все части диаграммы взаимодействуют одновременно. Что производится - зависит от происходящего в нижней части схемы, а для кого производятся товары - от того, что происходит в ее верхней части; заработная плата плотника зависит от спроса на жилища, а спрос на яхты - от арендной платы на нефтеносную землю).

Как мы уже говорили. Недостаток охарактеризованной выше системы цен заключается в том, что в действительности конкуренция нигде даже не приближается к совершенству. Фирмы не знают, когда изменяются вкусы потре6ителей; поэтому они могут вызвать перепроизводство в одной области и недопроизводство в другой. К тому времени, когда они узнают об этом из собственного опыта, положение вновь может измениться.

Кроме того, в конкурентной системе одни производители не знают, какие методы применяют другие, и поэтому издержки производства не снижаются до минимума. Иногда в конкурентной борьбе, сохраняя в секрете приобретенные знания, можно добиться такого же успеха, как и поддерживая высокий уровень производства.

Еще более серьезные отклонения от совершенной конкуренции вызываются монополистическими элементами. Как мы узнаем подробнее в дальнейшем, их деятельность может вызывать неправильное ценообразование, неправильноё расточительное распределение ресурсов и образование монопольных прибылей. Последующее изложение не раз напомнит нам о том, насколько точным является экономическое определение "совершенного конкурента"; одного только наличия нескольких соперников еще не достаточно для совершенной конкуренции. Экономическое определение "несовершенного конкурента" таково: это любой кто покупает или продает какой-либо товар в достаточном количестве, чтобы влиять на цену этого товара. До известной степени такое определение охватывает почти всех бизнесменов, за исключением миллионов фермеров, которые самостоятельно производят лишь незначительную часть общего урожая. Вся экономическая жизнь представляет собой смещение элементов конкуренции и монополии. Преобладающей формой является не совершенная, а несовершенная (монополистическая) конкуренция. Это констатация факта, а не моральное осуждение, самое большое, на что можно надеяться,- это более или менее значительное приближение к совершенной конкуренции.

Бизнесменам, фермерам и рабочим конкуренция и нравится и не нравится. Она нравится всем нам, когда позволяет расширить рынок, но мы можем привесить к ней ярлык "жульническая", "нечестная" или "разрушительная", когда ее острие поворачивается в другую сторону. Рабочий, чьи средства существования зависят от того, как оценивается его труд на рынке, может взвыть первым, если конкуренция угрожает понижением заработной платы. Группы фермеров, отдающие себе отчет в том, как влияет конкуренция на цены сельскохозяйственной продукции, оказывают непрерывное давление на государство с целью ограничения производства и повышения таким путем цен.

Конкурентная система цен - это путь организации хозяйства, но не единственный путь. Тем не менее, любопытно, что некоторые социалисты намерены и дальше использовать механизм цен как составную часть их нового общества. Система цен несовершенна, однако несовершенны также и ее альтернативы.

Печатается по: Самуэльсон П. Экономика. М.: Прогресс. 1964, с. 54-6О.

  1. Какую роль играет конкуренция в работе рыночного механизма?
  2. Насколько актуален принцип "невидимой руки" А. Смита в наши дни?
  3. Какое влияние оказывает изменение характера конкуренции на процесс ценообразования?
  4. Охарактеризуйте позицию П. Самуэльсона по проблеме эволюции хозяйственной системы капитализма.

Австрийский экономист, лауреат Нобелевской премии (1974). Работал в области теории денег, конъюнктурных колебаний, социальных и культурных явлений. Лидер неоконсерватизма. В З0-40-х гг. работал в Лондонской экономической школе. В 1950-1962 г. занимал профессорскую кафедру в Чикагском университете. Возвратившись в Европу, работал во Фрайбургском (ФРГ) и Зальцбургском (Австрия) университетах.

Основные произведения:

"Денежная теория и экономический цикл" (1933)

"Прибыль, процент и инвестиции" (1939)

"Чистая теория капитала" (1941)

"Право; законодательство и свобода" (1973-1979)

Конкуренция как процедура открытия (лекция)

... Какие блага являются редкими или какие предметы являются благами? И какова их редкость или ценность? Именно это и призвана выявлять конкуренция. Предварительные результаты рыночного процесса на каждой отдельной стадии указывают индивидуумам направление поиска. Чтобы использовать знания, широко рассеянные в обществе с развитым разделением труда, недостаточно полагаться на людей, которым досконально известно, на какие конкретные цели могут быть употреблены хорошо знакомые предметы из их привычного окружения. Какая именно информация относительно предлагаемых рынком разнообразных товаров и услуг может представлять интерес, подсказывают индивидуумам цены. Это означает, что рынок находит применение личным знаниям и умениям, образующим всегда уникальные в том или ином отношении индивидуальные сочетания и основанным не только и даже не столько на усвоении таких факторов, которые можно было бы перечислить и сообщить по требованию некоей власти. Знание, о котором говорю я, связано, скорее, со способностью разбираться в конкретных деталях и обстоятельствах; оно обретает действенность только тогда, когда рынок информирует обладателей подобного знания, в каких товарах и услугах ощущается потребность и насколько она настоятельна.

Сказанного должно быть достаточно, чтобы дать понять, какого рода знания я имею ввиду, называя конкуренцию процедурой открытия.

... Путаница, царящая в данном вопросе, во многом объясняется ошибочной трактовкой создаваемого рынком порядка в качестве "хозяйства" (economy) в прямом смысле этого слова и оценкой результатов рыночного процесса в соответствии с критериями, приложимыми только к такому автономно организованному сообществу, которое служит заданной иерархии целей. Подобная иерархия целей, однако, не имеет никакого отношения к сложной системе, состоящей из бесчисленного множества индивидуальных экономических структур, которую мы также, к сожалению, называем "хозяйством", хотя это нечто глубоко отличное и должно оцениваться по иным стандартам. В прямом смысле слова "хозяйство" - это организация или социальное устройство, где некто сознательно размещает ресурсы в соответствии с единой шкалой целей. В создаваемом рынком Спонтанном порядке ничего этого нет; он функционирует принципиально иначе, чем собственно "хозяйство". Он отличается, в частности, тем, что не гарантирует обязательного удовлетворения сначала более важных, по общему мнению, потребностей, а потом менее важных в этом деле, весь, социализм есть нечто иноё, как требование превратить рыночный порядок (или, как я предпочитаю выражаться, во избежании смешения собственно "хозяйством" - "каталлактиум") в "хозяйство" в узком смысле, в котором общая шкала приоритетов определяла бы, какие из различных потребностей подлежат удовлетворению, а какие - нет.

С этим социалистическим замыслом сопряжены трудности двоякого рода. Как и в любой сознательной организации, проект собственно "хозяйства" может отражать только знание самого организатора, а все участники такого, понимаемого как сознательная организация, "хозяйства" должны руководствоваться в своих действиях единой иерархией целей, которой оно подчинено. Соответственно у спонтанного рыночного порядка, или "каталлактики", есть два преимущества. В нем используется знания всех его членов. Цели, которым он служит, являются частными целями индивидуумов во всем мире их разнообразии и противоречивости.

... Создаваемый конкуренцией порядок экономисты обычно называют равновесием. Термин этот вполне удачен, поскольку подобное равновесие предполагает, что все факты уже открыты и конкуренция, следовательно, прекращена. Понятию равновесия я предпочитаю понятие "порядка", - по крайней мере, при обсуждении про6лем экономической политики. Его преимущество в том; что можно осмысленно говорить о различных степенях приближения к некоему порядку и что порядок может поддерживаться через процесс изменения. Экономического равновесия никогда реально не существует; вместе с тем, имеются известные основания утверждать, что возможна достаточно высокая степень приближения к такого рода порядку, который описывается нашей теорией как идеальный тип. Он выражается, прежде всего, в том, что ожидания относительно совершения сделок с другими членами общества, составляющие основу планов всех индивидуальных экономических агентов в большинстве своем могут реализовываться. Это взаимоприспособление индивидуальных планов осуществляется по принципу, который мы вслед за естественными науками так же обратившимися к изучению спонтанных порядков (или "самоорганизующихся систем"), стали называть "отрицательной обратной связью". Действительно, как признают сведущие биологи, "Адам Смит намного раньше Клода Бернара, Джеймса Клерка Максвелла, - Уолтера Б. Кеннона или разработавшего кибернетику Норберта Вивера совершенно явно использовал эту идею в "богатстве народов". "Невидимая рука", которая со скрупулезной точностью, является, несомненно, выражением этого принципа. Смит говорит, в сущности, что на свободном рынке цены регулируются отрицательной обратной связью".

Решающее значение для понимания функционирования рыночного порядка, как мы убедимся далее, имеет то обстоятельство, что степень совпадения ожиданий с реальностью прямо зависит от систематического расхождения с нею у определенной их части. Но взаимоприспособление планов не единственное достижение рынка. Он гарантирует также, что любой продукт будет изготавливаться людьми, умеющими делать это с меньшими или, по крайней мере, не с большими издержками, чем тот, кто данного продукта не производит, (и кто при этом не способен направить свои усилия на производство со сравнительно еще более низкими издержками какого-то другого продукта). Поэтому цена любого другого товара будет ниже той, по которой он может продаваться, если бы его производили не те, кто фактически занят этим сейчас. Это, разумеется, не исключает возможности извлечения значительной прибыли, если у кого-то издержки оказываются намного ниже, чем у следующего по эффективности потенциального производителя. Отсюда, однако, следует, что фактически произведенный набор товаров будет не меньше, чем тот, что мы смогли получить, используя вместо рынка любой другой доступный нам метод. Набор произведенных товаров будет, безусловно, не столь значительным, каким он мог бы быть, если бы вся информация, которой владеет или способен овладеть каждый, поступала в распоряжение какого то единого агентства и закладывалась в компьютер (издержки по выявлению этой информации были бы, впрочем, весьма велики). Тем не менее, мы допускаем несправедливость по отношению к рынку, когда смотрим на него сверху вниз, сравнивая его достижения, как это было сделано только что, с идеалом пути, обретения которого нам совершенно не ведомы. Если бы мы смотрели на рынок, как и следует, снизу вверх, то есть, сопоставляя его результаты с теми, каких можно было бы достичь, прибегая к любому иному методу, то тогда особое значение приобрело бы сравнение с тем, что мы имели бы при недопущении конкуренции, тогда производить или продавать те или иные товары дозволялось бы только лицам, получившим это право от некой власти. Нам остается только обсудить, насколько затруднительно в

конкурентной системе открывать способы предложения более качественных или более дешевых товаров, чем те, что уже поступают потребителю. Там, где такие неиспользованные возможности, судя по всему, существуют, мы обнаруживаем обычно, что они остаются нереализованными из-за того, что воспользоваться ими мешают злоупотребление силой со стороны частных лиц, которое должно быть запрещено по закону.

Не следует забывать, что в этом отношении рынок лишь способствует приближению к некой точке на N-мерной поверхности; в чистой экономической теории эта поверхность обозначает границу всех возможностей, до которой предположительно могло бы быть доведено производство любого пропорционального набора товаров и услуг. Вопросы о том, каким конкретно окажется набор благ и как они будут распределяться среди индивидуумов, рынок в значительной степени отдает во власть неопределенных обстоятельств и в этом смысле на волю случая. Это как если бы мы согласились участвовать в игре, где выигрыш зависел бы отчасти от мастерства, а отчасти от везения, что понимал уже Адам Смит. Такого рода конкурентная игра в известной мере позволяет случаю определять долю благ, достающуюся индивидууму, но этой ценой мы получаем гарантию того, что какой бы не оказалась относительная доля любого человека, реальный ее эквивалент будет велик настолько, насколько это вообще возможно при имеющемся у нас уровне знаний и умений, если прибегнуть к новейшей терминологии, эта игра не с нулевой суммой, а игра, по ходу которой (при условии, что она ведется по правилам) подлежащей дележу куш увеличивается, хотя индивидуальные доли выигрыша в ней значительной степени определяет удачу. Наделенный знанием всех факторов разум мог бы избрать на поверхности любую желательную для него точку и распределить произведенный продукт так, как считал бы правильным. Но единственной достижимой для нас точкой, лежащей на границе производственных возможностей или достаточно близко к ней, оказывается та, в которую мы придем, если устанавливать ее предоставим рынку. Так называемый "максимум", достигаемы этим способом, естественно, не представим в виде суммы конкретных предметов; его можно оценить в терминах тех шансов, которые дает рынок анонимным индивидуумам на получение как можно большего реального эквивалента, соответствующего относительно доли (частично определяемой случаем) каждого из них. Было бы глубоким заблуждением oцeнивать результаты каталлактики так, будто перед нами "хозяйство" в прямом смысле слова, по той простой причине, что в отличие от него результаты рыночных процессов не поддаются оценке с точки зрения единой шкалы ценностей.

Печатается по: Ф. Хайек. Конкуренция как процедура открытия // Мировая экономика и международные отношения, 1989. №12. с.8-11.

  1. На каком основании Ф.Хайек приводит параллель между рыночной конкуренцией и научно-исследовательским процессом?
  2. В чем суть рыночного механизма? Какова роль "отрицательной обратной связи" в функционировании рынка?
  3. Почему люди возражают против рынка? Рынок и социализм: прав ли Ф. Хайек?

Американский экономист, лауреат Нобелевской премии за исследование в области потребления, истории и теории денег. Видный представитель чикагской школы экономической теории денег. Неолиберал. Экономический консультант международного класса, в том числе правительства Р. Рейгана в США и режима Пиночета в Чили.

Основные произведения:

"Программа для денежной стабильности" (1960)

"Денежная теория и денежная стабильность" (1966)

"Капитализм и свобода" (1962).

Могучая рука рынка

... трудно понять, какие побуждения приводят к тому, что вступают в сотрудничество люди, живущие в самых разных уголках земли причем каждый из них делает это во имя своих сугубо частных интересов.

Механизм, который осуществляет это, не пpи6егая к централизованному руководству и не требуя, что6ы люди общались между собой или друг другу симпатизировали, называется ценовой системой.

... цены на товары не возникают в результате сделок между покупателями и продавцами,- иными словами, цены, о6разующиеся в результате действия законов свободного рынка,- могут координировать действия миллионов людей, каждый из которых преследует свою собственную выгоду, причем координировать таким 06разом, что каждый из участвующих в сделке выигрывает. В результате действий многих людей, каждый из которых заботится лишь о своей личной выгоде, стихийно и незапланированно возникает упорядоченная экономическая структура.

Механизм ценовой системы работает настолько четко и эффективно, что в большинстве случаев мы даже и не подозреваем о его существовании. Мы узнаем о нем только тогда, когда что-то мешает его нормальной работе, но даже и в этом случае мы редко можем определить, в чем кроется причина разлада.

В организации экономической деятельности цены выполняют следующие три функции: во-первых, они передают информацию; во-вторых, служат стимулом к применению наиболее экономических методов производства, что ведет к наиболее эффективному использованию имеющихся ресурсов; в-третьих, они определяют, кто получает какую долю произведенного продукта - другими словами, устанавливают распределение доходов. Эти три функции цен тесно переплетаются между собой ...

Ценовая система устроена так, что она передает только существенную информацию, и только тем, ному она нужна... Одной из основных задач в эффективной передаче информации является обеспечение того, чтобы информация поступала именно к тем, кто может ее использовать... Ценовая система решает эту задачу автоматически. Люди, передающие информацию, имеют возможность и заинтересованы в том, чтобы найти тех, кто может эту информацию использовать ...

В наши дни передача информации посредством цен в огромной степени упрощается благодаря организованным рынкам и специальным средствам распространения информации... цены, как зеркало, почти мгновенно отражают все, что происходит в мире ...

Цены не только передают исходную от покупателя информацию различным торговцам, оптовикам, изготовителям и владельцам природных ресурсов. Они также передают информацию в обратном направлении.

. .. Все, что препятствует ценам свободно отражать спрос и предложение рынка, вносит помехи в процесс передачи точной информации. Одним из примеров являются частные монополии, то есть осуществление контроля со стороны одного производителя или объединения производителей над каким-то конкретным товаром. Монополии своими действиями не препятствуют передаче информации посредством цен, но они искажают передаваемую информацию... Как бы ни были важны искажения ценовой системы со стороны частных предприятий, сегодня основным источником помех и искажений является вмешательство правительства в систему свободной конкуренции: посредством введения таможенных тарифов и других ограничений в области международной торговли; путем установления твердых цен или воздействия на индивидуальные цены (в том числе на уровень зарплаты) на внутреннем рынке; путем государственного регулирования отдельных областей промышленности; в результате проведения монетарной и финансово-бюджетной политики, приводящей к изменчивой и неустойчивой инфляции, или же с помощью многочисленных способов.

Одним из самых серьезных отрицательных эффектов неустойчивой инфляции является, так сказать, введение помех в каналы передачи информации посредством цен... Инфляция, которая существенна для организации производства,- это, в первую очередь, относительные цены (то есть цены на один товар по сравнению с ценами на другие товары).

Высокая инфляция, и в особенности сильно варьирующая инфляция, приводит к тому, что помехи полностью "забивают" полезный сигнал и важная информация превращается в бессмысленный шум ...

Одним из замечательных свойств системы, свободно складывающихся на рынке цен, является тот факт, что цены, передающие информацию о состоянии рынка, одновременно обеспечивают и стимул, и возможности реагировать на эту информацию... Цены играют роль стимула, заставляющего производителя реагировать на информацию не только в том, что касается повышения спроса на продукцию, но также и в отношении поиска наиболее экономической производственной технологии.

Печатается по: М.Фридман. Могучая рука рынка. Рынок № 18, январь, 1991 г. С.12-13.

  1. Какие функции выполняют цены?
  2. Что препятствует ценам свободно отражать спрос и предложение рынка?
  3. Что такое ценовая система, и как она устроена?

Американский экономист. Уроженец Канады. Большая часть научной и преподавательской деятельности в США, в Калифорнийском, Принстонском и Гарвардском университетах. Влиятельный Представитель инситуционально-социологического направления экономической мысли. Исследовал проблемы организации производства в Условиях НТР. Сторонник развития общественного контроля в экономике. Автор концепции и "Индустриального общества". Во время Второй мировой войны занимал пост в правительстве США пост начальника управления по контролю над ценами. В 1961-1963 г. участник "мозгового треста" при президенте Д.Кеннеди.

Основные экономические произведения:

"Теория контроля над ценами" (1952)

"Американский капитализм" (1952)

"Общество изобилия" (1958)

"Время либерализма" (1960)

"Новое Индустриальное общество" (1967)

"Экономические теории и цели общества" (1973)

Новое индустриальное общество

… в рыночной экономике покупатель исходит из того, что уплачиваемая им цена обеспечивает получение желаемого результата. Наибольшее при этом не требуется. Покупателю, который выражает намерение что-либо купить, адресуется ответное предложение фирмы, которая удовлетворяет его потребности. Предлагая дополнительную плату, он получает дополнительные товары или услуги. В свою очередь и фирма посредством аналогичных предложений покупает рабочую силу, материалы и оборудование, нужные ей для производственных целей.

Планирование существует потому, что описанный механизм перестал быть надежным. Развитие техники и сопутствующий ей характер использования времени и капитала привели к тому, что запросы потребителя должны быть определены заранее - на месяцы и даже годы вперед.

... Фирма должна осуществлять контроль над продукцией, которую продает, и над продукцией которую она покупает. Она должна поставить на место рынка планирование. Нет нужды доказывать, что по мере увеличения продолжительности процесса производства и потре6носги в капитале, для фирмы становится все более рискованным полагаться на неконтролируемые колебания покупательского спроса, и чем сложней становится технология производства того или иного продукта, тем риск больше…

А поскольку с развитием техники связанной с ним специализации рынок становится все более ненадежным, промышленное планирование еще в большей степени станет невозможным, если только рынок не уступит место планированию. То, что фирма считает планированием, в немалой мере заключается в стремлении свести к минимуму влияние рынка или избавиться от него.

Решить проблему все возрастающей ненадежности рынка можно несколькими способами, и не все из них предполагают замену рынка каким-либо иным механизмом. Если речь идет о чем-либо незначительном, фактор неопределенности рынка можно просто не принимать в расчет.

... Однако обычная линия поведения предполагает замену рыночного механизма принудительным установлением цен и объемов продаваемой или покупаемой по этим ценам продукции. Существует три способа осуществления-этой задачи.

  1. Рынок может быть замещен каким-либо иным механизмом.
  2. Он может контролироваться продавцами или покупателями.
  3. Действие рыночных сил может быть приостановлено на определенный или неопределенный период посредством заключения договора между покупателем и продавцом.

Все эти методы являются ныне характерными признаками индустриальной системы. Рыночный механизм заменяется тем, что принято называть вертикальной интеграцией. Планирующая организация завладевает источником поставок, в которых она нуждается, или рынком сбыта; таким образом, сделки, в котором предметом торга служат цены и объем продукции, уступают место передаче продукции внутри планирующей организации.

... Рынки могут быть поставлены под контроль. Это означает ослабление или их устранение от действий тех, кому планирующая организация продает свою продукцию или у кого она покупает. А так как их поведение становится под контроль, уменьшается и неопределенность в отношении их поведения. В то же время рынок, включая процесс купли и продажи, остается, поскольку речь идет о внешнем выражении, формально не затронутом.

... Не социалисты враги рынка, а передовая техника, а также диктуемые ею специализация рабочей силы и производственного процесса, соответственно, продолжительность производственного периода и потребности в капитале. В силу того рыночный механизм начинает отказывать как раз тогда, когда возникает необходимость исключительно высокой надежности, когда существенно необходимым становится планирование.

  1. В чем суть рыночного механизма? На каком основании Д. Гэл6рейт считает, что в современных условиях он перестал быть надежным?
  2. Каковы методы сознательного регулирования или контроля рынка со стороны крупных фирм?
  3. В каком смысле рынок действует в современных условиях, и в каком смысле нет?

© Центр дистанционного образования МГУП