Московский государственный университет печати

Е.П. Прохоров


         

Введение в теорию журналистики

Учебник


Е.П. Прохоров
Введение в теорию журналистики
Начало
Печатный оригинал
Об электронном издании
Оглавление

Предисловие

1.

Глава 1. Предмет, структура и задачи курса

1.1.

Журналистика как предмет изучения

1.2.

Структура основных понятий курса

1.3.

Задачи курса

1.4.

Формирование личности журналиста

2.

Глава 2. Журналистика как сфера массово-информационной деятельности

2.1.

Пражурналистские явления. Возникновение журналистики

2.2.

Массово-информационная природа СМИ

2.3.

Журналистика как фактор социального управления

3.

Глава 3. Функции журналистики

3.1.

Понятие функции применительно к журналистике. Общая характеристика функций журналистики

3.2.

Идеологические функции

3.3.

Культуроформирующие, рекламно-справочные, рекреативные функции

3.4.

Непосредственно-организаторские функции

3.5.

Функции журналистики: система и взаимодействие

4.

Глава 4. Социальная позиция журналиста

4.1.

Формирование социальной позиции

4.2.

Социальная позиция и принципы журналистской деятельности

4.3.

Система принципов журналистики

4.4.

Проблема принципиальности журналиста

4.5.

Политическая культура журналиста. Политический анализ

5.

Глава 5. Свобода печати и журналистской деятельности

5.1.

Социально-творческие факторы свободы СМИ (свобода - необходимость - ответственность)

5.2.

Юридическая сторона свободы журналистики

5.3.

Экономические условия и факторы свободы СМИ

5.4.

Исторические типы журналистики. СМИ в переходный период развития общества

6.

Глава 6. Журналистика в системе социальных институтов

6.1.

Журналистика как «четвертая власть»

6.2.

Информационный порядок в демократическом, гуманистически ориентированном обществе

6.3.

Социальные типы демократической журналистики

6.4.

Государственная политика в области СМИ

6.5.

Обеспечение информационной безопасности в сфере СМИ

7.

Глава 7. Журналистика в информационном пространстве

7.1.

Массово-коммуникационные средства журналистики

7.2.

Инфраструктура средств массовой информации

7.3.

Структурные компоненты системы средств массовой информации

7.4.

Взаимодействие средств массовой информации

8.

Глава 8. Журналистика как область творческой деятельности

8.1.

Виды журналистской деятельности и формирование информационной политики

8.2.

Формы реализации информационной политики

8.3.

Типы и методологические основы творчества

9.

Глава 9. Действенность и эффективность журналистики

9.1.

Результативность журналистики и ее формы

9.2.

Действенность журналистики и пути ее повышения

9.3.

Проблема эффективности как результативность контактов с аудиторией

9.4.

Творческие факторы эффективности

10.

Глава 10. Журналистская деонтология

10.1.

Гражданская ответственность журналиста

10.2.

Журналистская этика

10.3.

Правовое положение журналиста

10.4.

Авторское право в журналистике

10.5.

Профессиональные организации журналистов

При реализации своего направления и основанной на нем информационной политики каждое СМИ стремится к наиболее полному выполнению поставленных перед ним задач. При этом принципиально важным ориентиром творческой деятельности оказывается конечный результат - сила общественного влияния, выполнение своей роли «четвертой власти» по отношению как к социальным институтам, так и к массовой аудитории. Все формы деятельности семантического и синтактического характера (от формирования тематического плана до завершающей правки произведения, от сбора материала до компоновки номера или выпуска) объективно подчинены прагматике журналистского труда, ориентации на достижение конечных социальных целей.

Нередко бывает так, что произведения, которые в журналистском кругу считаются творческим успехом, не производят глубокого воздействия на «потребителя» информации. И наоборот, «проходные», с точки зрения семантико-синтактической обычные, невыдающиеся произведения способны оказать глубокое влияние на положение дел в обществе, вызвать активный отклик и/или реакцию в различных организациях, а также у официальных лиц.

В принципе возможны четыре варианта воздействия СМИ на «потребителя»: функциональное, когда поставленная задача более или менее адекватно реализована; дисфункциональное, при котором результат оказывается противоположным желаемому; нефункциональное, если возникают позитивные, но неожиданные, не связанные с явно поставленной задачей результаты; афункциональное воздействие, нулевой итог, отсутствие каких-либо результатов.

Разумеется, творческая деятельность должна быть нацелена на функциональные результаты (а нефункциональные проявятся как дополнительные).

Результативность творчества - одна из главных проблем журналистики. Под результативностью крайне редко подразумеваются коммерческий успех, получение доходов от журналистской деятельности. Журналистика (за исключением нескольких откровенно коммерчески ориентированных СМИ) существует, по сути, не ради прибыли, хотя забота о высокой рентабельности изданий не исключена для ведения дела на должном уровне и самостоятельно, без субсидий от лиц и организаций. Высокая социальная результативность создает предпосылки коммерческого успеха и гарантий от нежелательных воздействий.

Требование повышения результативности журналистики может выполняться в максимальном объеме в том случае, если журналистам достаточно ясно, что такое результативность, что надо знать о путях достижения высокой результативности, какими умениями располагать для этого.

Ответ на первый вопрос связан с осознанием целевых функций журналистики, т.е. с ясным представлением о том, чего же добивается в конечном счете журналистика своей идеологической, культурно-рекреативной, непосредственно-организаторской и другой деятельностью, какова прагматическая направленность данного издания или программы. Поэтому результативность в общем виде можно определить как меру реализации цели. Символически это можно выразить так:

<?xml version="1.0"?>

Из формулы видно, что для высокой результативности (Р-ть) деятельности определяющее значение имеет умение поставить цель (Ц) и достичь ее через соответствующий результат (Р-т). Важное значение при постановке вопроса о результативности имеет понятие «цель»: журналист должен ясно понимать ее сущность и пути формирования конкретных целей в журналистской деятельности.

Цель как состояние (сознания, поведения социального объекта), достижение которого желательно для того или иного СМИ и/или журналиста, имеет субъективную природу и потому может в большей или меньшей мере отличаться от объективно необходимого. Поэтому и журналистам, и аналитикам журналистского творчества чрезвычайно важно рассматривать поставленные цели на фоне объективных потребностей социального развития применительно к той конкретной ситуации, по поводу которой разворачивается журналистская акция. Не случайно в журналистике (в том числе среди СМИ, находящихся на разных позициях) постоянно подчеркивается, что свои задачи она видит в удовлетворении потребностей общества в информации.

Потребность в информации - это потребность в совокупности таких сведений, в которых общество нуждается для нормального функционирования и развития экономической, социально-политической, духовной и других сфер. И журналистика призвана выполнять свою специфическую роль в «информационном обеспечении» этих потребностей.

Разумеется, разнонаправленные общественные силы по-разному «видят» эти потребности, что важно учитывать при анализе их подхода к результативности, но в принципе потребности объективны и не зависят от «мнений».

Для конкретного определения потребностей в информации журналисту необходимо сравнить объективно необходимое состояние того или иного социального объекта (отрасли промышленности или жителей области, учебного заведения или работников завода), т.е. его необходимого «идеального» бытия в ближайшем будущем и в далекой перспективе, с реальным положением вещей. В результате сравнения возникает представление о том, что и как надо сделать, чтобы продвинуться вперед на пути достижения желаемого. «Разница» и есть потребность социального объекта, а обеспечивающая эти необходимые изменения совокупность произведений журналистики предстает как реальная потребность в информации. Следовательно, журналист результативно может действовать лишь в том случае, если знает, какую информацию и кому адресованную надо подготовить и передать, чтобы информационно обеспечить социальное развитие.

Потребность как «разница» между необходимым и реальным положением вещей в аудитории при всестороннем и подробном анализе ситуации предстает как требуемая информация разного «наполнения». Это и поддерживающая, развивающая позитивные тенденции, и критическая, нацеленная на устранение негативного, и уточняющая, корректирующая, и как ответ на вопросы, и как постановка проблем, и как заполнение лакун и т.д. и т.п. Иначе говоря, потребность в информации как целое складывается из совокупности разнородных составляющих. И надо помнить, что потребности никогда не могут быть полностью удовлетворены и потому, что это бесконечный процесс, и потому, тем более, что существует закон изменения и возвышения потребностей (П).

Необходимо учитывать также и то, что в каждый конкретный момент истории и возможности (В) журналистики (развитость системы, состояние кадров, обеспеченность информационными, научными и другими ресурсами и т.д.), и возможности «потребителей» информации (доступность источников информации, способность ее освоения и использования и т.д.) ограничены. Следовательно, при разработке общих представлений о сущности результативности надо ввести также и характеристику возможностей (журналистики - в передаче информации; аудитории - в освоении ее). Поэтому итоговая формула результативности приобретает такой вид:

<?xml version="1.0"?>

Определить же результативность можно следующим образом: это степень достижения журналистикой целей, соответствующих потребностям общества в массовой информации с учетом реальных возможностей как ее «производителей»,так и «потребителей».

Конечно, на долю каждого СМИ, каждого отдельного журналиста или каждого отдельного произведения выпадает лишь определенная часть или даже малая толика по удовлетворению потребностей общества, его конкретных слоев и групп в информации. Притом в иных формах и шагах журналистской деятельности «выход» на потребности просматривается с трудом, через множество опосредовании. И требуется масштабность мышления, чтобы сознательно соотносить не только крупные журналистские акции, но и частные рабочие операции с потребностями в информации в расчете на высокую результативность.

Еще более остро стоит вопрос о выборе ориентации на потребности общества в информации, если учитывать, что при осознании действительных потребностей человечеству приходится сталкиваться с рядом трудностей, нередко совершать ошибки и впадать в заблуждения. Это наглядно проявляется в том, что представления различных социальных сил, партий, фракций и других группировок о нуждах общества и соответственно о характере их «информационного обеспечения» в той или иной сфере различны. Эти различия всегда будут сохраняться и возникать вновь на каждом витке развития общества. И работа по определению потребностей, отстаиванию и уточнению в ходе полемики своих позиций, нахождению путей реализации потребностей в информации - постоянная задача, которая стоит перед журналистом.

Разумеется, и представления о результативности тех или иных акций будут различными у представителей разных позиций в журналистике. Ведь успех одних у «потребителей» информации значит в крайнем случае неуспех других в той же аудитории. Или если издания (программы) с разными представлениями о потребностях добиваются успеха в своих аудиториях, в обществе формируется разнонаправленность мнений, мышления и воли.

Таким образом, от выбора позиции, характера понимания и форм реализации потребностей во многом зависят духовная атмосфера общества, характер сознания и поведения различных его составляющих. Тем более очевидной становится степень ответственности журналистов за направленность своей деятельности, за отслеживание позиций других СМИ и ведение конструктивного диалога в целях выработки идей и решений, результативно способствующих продвижению вперед всего общества.

Высокий уровень результативности есть результат оптимального (лат. optimum - «наилучшее в данных условиях») функционирования журналистики по удовлетворению потребностей общества в информации. При этом наиболее результативными будут произведения, в которых наилучшим образом учитывается весь комплекс факторов порождения текста Этих факторов пять - столько, сколько «сил» влияет на журналиста в его работе: журналист должен «совместить» объективное отображение действительности с выполнением программных целей учредителя в связи с характером и потребностями аудитории и (или) социальных институтов как «потребителей» информации при учете особенностей своего канала и полной реализации своих возможностей как журналиста. Разумеется, гармоничность действия этих факторов достижима лишь в том случае, если между журналистом и учредительской программой нет различий (или они минимальны) по поводу потребностей «потребителя» информации, а потребности осознаны достаточно точно, чтобы создать объективную «картину» жизни. И если, конечно, учитывается характер аудитории. Так что добиться исторически значимой результативности (а не просто успеха в аудитории «любыми средствами») нелегко, и реально ее достигает лишь тот, кто наилучшим образом просматривает историческую перспективу и умеет привлечь к ней свою аудиторию.

Поскольку «потребителями» информации являются как массовая аудитория, так и социальные институты, результативность деятельности бывает двух планов - соответственно адресату информации. С одной стороны, уровень воздействия информации на массовую аудиторию следует называть эффективностью (лат. effectivus-«производительный»), с другой - результативность контактов с социальными институтами (уровень воздействия на принятие решений) определяется как действенность. Это различение имеет и теоретическое, и практическое значение, хотя очень часто эти термины употребляют как синонимы или близкие, даже тождественные понятия. (В частности, действенностью называют меру достижения непосредственного, сиюминутного результата, а эффективностью - отдаленные последствия и т.д.).

Различение эффективности и действенности по объекту журналистского обращения позволяет журналистам четко ориентировать свои усилия и соответствующим образом замерять их результаты. Причем высокая эффективность формирует в аудитории высокое доверие к СМИ, а высокая действенность способствует повышению их авторитета. Доверие и авторитет в их своеобразии и единстве - признаки влиятельности журналистики, что оказывается результатом высокого качества работы.

При этом деятельность журналистики в оптимальном варианте нацелена на результативность в обоих ее проявлениях, на «универсальность» влиятельности в обществе. Это тем более важно, что высокая эффективность способствует усилению действенности (так как на социальные институты как бы дополнительно «давит» пресс общественного мнения), и наоборот, действенность усиливает эффективность (так как повышается доверие к СМИ, пользующимся авторитетом в социальных институтах, оказывающим воздействие на принятие решений).

Забота о результативности требует прагматической ориентированности всех действий журналистов.

Действенность - это результативность выполнения непосредственно-организаторских функций журналистики, степень ее успеха в массово-информационном обеспечении решения задач социального развития, которое проявляется в принятии конкретных мер теми или иными социальными институтами.

«Формула» действенности может быть представлена так:

<?xml version="1.0"?>

«Меры» при этом - это и полное или частичное согласие/несогласие, обещание обдумать проблему и сообщить о результатах позднее, замечания о недостаточности фактов, аргументов, предложений и т.д.

Важность для журналиста правильного видения и действенного выполнения непосредственно-организаторских функций определяется тем, что эта деятельность как практическая реализация результатов анализа явлений действительности неотрывна от усилий по социальной ориентации аудитории. Ведь предлагаемые выводы и практические предложения журналистов, важные, разумеется, для выработки определенных представлений в аудитории, не должны «пропадать» для социальной практики. Их использование (не всегда полная реализация, но обязательно тщательный анализ) лицами и организациями, «принимающими решения», - прямое продолжение обращения к массовой аудитории. Если аудитория приняла высказанные в СМИ идеи и рекомендации, тогда они оказываются апелляцией от имени общественности к тем, кто отвечает за положение дел в рассматриваемой области жизни (в правительстве и на заводе, в вузе и администрации области и т.д.). Без достижения действенности деятельность журналистики остается односторонней и как бы незавершенной. Ведь невостребованные, нереализованные практические наработки журналистов как социальных аналитиков и общественных деятелей - «неэкономное» распоряжение добытого их трудом, а порой и прямые материальные убытки, не говоря уж об издержках социально-политического плана, в том числе о снижении авторитета СМИ и доверия к ним.

Действенность и ее повышение требуют от журналистов соблюдения ряда условий.

Прежде всего это необходимость для журналиста при анализе конкретных ситуаций постоянно «задаваться вопросом»: что именно и кто может и должен предпринять, чтобы улучшилось положение дел, активнее и целенаправленнее было движение в отвечающем нуждам общества направлении? При этом предложения по поддержке позитивных начинаний, прогрессивных форм деятельности, по исправлению недостатков, преодолению трудностей, решению назревших проблем формулируются лишь после анализа, четко показывающего, можно ли вообще их реализовать и в какие именно сроки. Это касается даже обоснованных предложений, которые в данных условиях могут быть невыполнимы (прожектерство, «добрые пожелания», вызывающие иронию у здравомыслящих людей). Иное дело определение перспектив и путей постепенного, «шаг за шагом» движения по намеченным линиям. Тут важно различать задачи сегодняшнего дня, ближайшего будущего и на более отдаленную перспективу.

Выдвигаемые журналистикой предложения с опорой на результаты анализа (экономический - для ситуации в сфере экономики, правоведческий - в сфере применения права, эстетический - по отношению к явлениям искусства и т.д.) обязательно имеют, кроме того, общесоциальный аспект, зависящий от социальной позиции СМИ. Но конечная цель - чего же добиваться? - задана принципиальным подходом к жизни, связанным с социальной позицией СМИ.

Таким образом, фоном и вместе с тем главным смыслом выступления журналиста оказывается принципиальное политическое решение по поводу перспектив движения. Такой подход, с одной стороны, «оберегает» его от слишком детального проникновения в специальную область, где первое слово принадлежит, разумеется, профессионалам, а с другой - позволяет активно вмешиваться в жизнь с позиций и в связи с важнейшими социальными интересами массовой аудитории, с точки зрения интересов всего общественного развития. Именно это позволяет журналистике «удержаться» в рамках своей специфики как области массово-информационной деятельности и не переходить в сферу специальной информации, реализуя характерный для СМИ подход к явлениям жизни под углом зрения нужд массового сознания общественности (мира в целом или страны, области или района). Благодаря этому и специалисты получают возможность с помощью журналистики увидеть состояние дел и требующие решения проблемы с общесоциальных позиций - то, что без «подсказки» журналиста часто оказывается за пределами их внимания, сосредоточенного на узкоспециальных вопросах.

При этом возможны разные подходы - от праволиберального до левокоммунистического. Однако, как уже отмечалось, перспектива современной журналистики, если она одухотворена заботой о «сбережении народа», а соответственно социокультурном развитии общества, связана по своей природе с гуманистической ориентацией. Отсюда и характер предлагаемых решений, их соотнесенность с жизнью общества в целом. Так что широкий социальный контекст рассмотрения конкретных ситуаций в тех или иных особых областях общественного организма важен и полезен со многих точек зрения, определяя характер и тон выступлений журналистики по практическим вопросам. Разумеется, при этом возможно и необходимо выдвижение различных вариантов решений (в силу широты гуманистических идей) и предположительность характера конкретного решения.

Поскольку решение проблем, поднятых в журналистике, и рассмотрение (если не прямая реализация) предложений, ею выдвинутых, зависят от тех или иных социальных институтов и/или должностных лиц (правительства, правоохранительных органов, хозяйствующих субъектов, общественных объединений, творческих союзов и т.д.), оказывается существенно важным налаживание контактов с этими институтами и официальными лицами.

Прежде всего необходимо донести до них выступления СМИ - ведь не все институты располагают пресс-центрами, собирающими и обобщающими выступления СМИ по касающимся их деятельности вопросам. Но даже если соответствующие материалы и оказываются в руках инстанций, от которых зависит решение, ими далеко не всегда принимаются адекватные меры, особенно по критическим выступлениям. Поэтому важно удостовериться, что выступление СМИ «дошло до адресата» и тем самым (а может быть, и «прямым текстом») заявлено о желательности получения ответа на выдвинутые замечания и предложения. Если реакции на «первичное» обращение нет, полезно через некоторое время напомнить о позиции издания или программы, а также приложить дополнительную информацию (поступившую новую или имеющуюся в редакции, но не опубликованную ранее).

Тем самым редакция последовательно вмешивается в рассмотрение поставленного ею вопроса, занимает активную позицию в стремлении к действенности. Многое в этой работе (напоминания, посылка дополнительных материалов, закрытых обзоров, откликов из аудитории и различных институтов и т.д.) «не выходит» на газетную полосу или в выпуск телепрограммы, как бы оставаясь «за кадром». Иногда редакции организуют по опубликованным материалам «круглые столы» с участием специалистов и затем знакомят аудиторию с результатами обсуждения тех или иных вопросов.

Однако усилий редакций даже в случае такого проявления активности часто оказывается недостаточно, чтобы выступления СМИ оказывались действенными. Пренебрежение к деятельности журналистов, нежелание считаться с ними, связанные с высокомерным отношением профессионалов к «вмешательству» СМИ в область их компетенции, к сожалению, подкрепляются отсутствием достаточной юридической базы, которой регулировались бы отношения «журналистика - социальные институты».

К сожалению, общеконституционная норма, в соответствии с кото рой граждане страны вправе участвовать в управлении делами государства, а их заявления, предложения и жалобы должны рассматриваться соответствующими институтами, носит общепринципиальный характер и не подкреплена конкретизирующими нормами права. Что же касается определяющего правовую базу функционирования журналистики Закона РФ о средствах массовой информации, то в нем нет положений затрагивающих эти вопросы деятельности СМИ, кроме регламентации права на ответ. Однако это право не обязывает социальные институты отвечать на выступления СМИ, но подразумевает требование к журналистам опубликовать ответ, если тот, кого касаются эти выступления, захочет дать опровержение или сделать заявление по затронутой теме.

Частично проблема решалась позднее отмененным Указом Президента РФ «О мерах по укреплению дисциплины в системе государственной власти», согласно которому материалы СМИ, в которых говорится о «нарушении или неисполнении федеральных законов, указов Президента Российской Федерации и решений судов», должны быть рассмотрены соответствующими госорганами в течение трех дней, а не позднее двух недель сведения о мерах должны быть сообщены в Главное контрольное управление Президента». Но легко заметить, что речь идет о нормировании действенности далеко не всех выступлений СМИ. Любопытно, что есть регламент по организации рассмотрения предложений, заявлений и жалоб осужденных и содержащихся под стражей, но нет такого документа, касающегося выступлений СМИ. А имеющийся Закон «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ», строго говоря, не касается выступлений в журналистике.

Недостаточность правовых норм в сфере отношений «журналистика - социальные институты» затрудняет реализацию непосредственно-организаторских функций журналистики, ослабляет возможности действенного влияния СМИ как «четвертой власти» на общественно-политическую, социально-экономическую, культурную и другие области жизни. Вместе с тем не следует забывать об опосредованном (часто «невидимом») воздействии СМИ на принятие решений, связанном с давлением общественного мнения, с требованиями общественности, выработанными под влиянием журналистики. Да и на представителей социальных институтов СМИ так или иначе оказывают влияние, даже если и нет публичного отклика.

Однако зафиксировать такую опосредованную действенность журналистики и дать отчет о ней аудитории со страниц газет, по радио или телевидению практически невозможно. Кроме того, следствием подобного положения вещей оказывается и некоторая дезориентированность самих журналистов - ведь не имея «обратной связи» по поводу наличия реакции на выступления, не зная ее характера, трудно продолжать и развивать данное проблемно-тематическое направление.

Тем не менее, несмотря на все трудности и нерешенные проблемы в области действенности выступлений журналистики (а может быть, и в силу этого), журналисты в своей практической деятельности не только не могут игнорировать возможности своего непосредственно-организаторского участия в жизни общества, но способны и должны стремиться к максимальной действенности выступлений. А также и сообщать аудитории о реакции на свои выступления, принятых и непринятых мерах в материалах типа «По следам наших выступлений», «Газета выступила - что сделано» и т.п.

При реализации идеологических, культурных и других функций журналистики возникает проблема эффективности их выполнения. А это требует нацеленности на свою аудиторию, умения подойти к ней, заинтересовать, увлечь, донести до нее отвечающую ее потребностям информацию. Поэтому как бы высок ни был уровень семантической и синтактической адекватности, судить об эффективности только по этим основаниям нельзя. Более того, нередко случается так, что высокие качества произведения, если его рассматривать только с этих сторон, оказываются своеобразными «недостатками» с прагматической точки зрения. Например, употребление редких лексических средств языка, развитых синтаксических конструкций, сложных композиционных построений может сделать текст труднодоступным и привести в конкретной аудитории к дисфункциональным последствиям. К таким же результатам приводит и излишне акцентированное изложение верных положений (оцениваемых аудиторией как «давление»), слишком большой объем предлагаемой в малый отрезок времени информации (восприятие «отстает» от темпа представления) и т.д. и т.п. Эти вполне реальные случаи из журналистской практики, возникающие именно в связи с тем, что не учитываются требования прагматической адекватности при создании и передаче текста, можно назвать «парадоксами эффективности».

Эффективность воздействия журналистики зависит от прагматического качества произведений, которые определяются использованными умениями (технологическими навыками, искусством или мастерством) журналиста, в свою очередь зависящими от владения им методами журналистской деятельности. В этой цепочке (метод <?xml version="1.0"?>
умение<?xml version="1.0"?>
качество <?xml version="1.0"?>
эффективность) результирующим понятием является эффективность, поэтому все остальное (методы, умения, качества) должно быть подчинено достижению искомого конечного результата. Следовательно, все составляющие деятельности журналиста, все компоненты формы и содержания его произведения должны быть ориентированы на конкретную аудиторию.

Результатами, которых добивается журналист, являются эффекты (лат. effectus - «действие», «впечатление», «результат») - конкретные изменения в сознании и поведении аудитории. В области сознания эти эффекты обнаруживаются в мировоззрении, миросозерцании, историческом сознании и преимущественно в общественном мнении, а внутри каждого из этих компонентов массового сознания - в знаниях, взглядах, представлениях, убеждениях, стремлениях, ценностях, нормах, идеалах и т.д. В области поведения, определяемого сознанием, эффекты обнаруживаются в переменах направленности действий в сфере труда, общественной жизни, быта, досуга и т.д. При этом эффекты в сознании и поведении проявляются и как возникновение каких-то новых образований (дополняющих и развивающих знаний, идей, стремлений и т.д.), и как корректировка уже имеющихся в «арсенале» аудитории знаний и ценностей, и как переоценка, опровержение, вытеснение негодного, ложного, осознаваемого как вредное для нее.

Системой эффектов, которых хочет добиться журналист, и определяются задачи и совокупности целей, поставленных им в ходе подготовки произведения. И работая над каждым его компонентом, во всех шагах творческой деятельности связка «цель-потребность» является определяющей.

Ведь эффективность - степень реализации целей, соответствующих потребностям аудитории в информации с учетом возможностей, которыми располагают и журналист, и аудитория.

<?xml version="1.0"?>

Очевидно, что для эффективной организации деятельности журналистам необходимо знание своей аудитории и умение это знание использовать. Аудитория (лат. auditorium; audire - слушать»; auditor - слушатель) - совокупность тех, к кому обращаются СМИ и кто воспринимает обращенную к нему информацию. «Взаимность» здесь обязательна, поэтому аудиторию часто называют реципиентами (лат. recipients - «принимающий»; receptio - «принятие»). Следовательно, искусство в прагматической сфере журналистской деятельности заключается в том, чтобы суметь получить у аудитории «аудиенцию» и добиться хотя бы того, чтобы журналиста по крайней мере «выслушали».

Аудитория - активная, самостоятельно формирующая свое отношение со СМИ «часть» журналистики как функционирующей системы.

Читателями, слушателями, зрителями становятся по собственной воле, самостоятельно выбирая для регулярного или спорадического контакта те или иные источники информации. В составе аудитории того или иного СМИ они остаются тогда, когда ощущают, что оно несет для них информацию субъективно значимую, удовлетворяющую их нужды. Часть аудитории при этом становится активной и в сфере «обратных связей» (сообщает редакции о своих впечатлениях относительно опубликованных материалов, высказывает просьбы, пожелания, дает советы, а также использует СМИ в качестве «четвертой власти», обращаясь к ним с жалобами, предложениями, призывами по самым различным вопросам). Некоторые представители аудитории становятся авторами материалов, публикуемых в СМИ, и не только писем, но и произведений «чисто» журналистских.

Аудитория журналистики постоянно растет (если не считать периодов, когда материальное положение ее резко ухудшается), в нашей стране практически в каждой семье есть радиопринимающее устройство, телевизор и хотя бы одно печатное издание (часто несколько, но есть семьи и не выписывающие прессу).

Следует учитывать, что «первичная» аудитория (реально получающая информацию от прессы, радио, телевидения) с той или иной степенью активности «транслирует» ее в преобразованном виде тем, кто сам с этими источниками непосредственно не контактировал. Так образуется «вторичная» аудитория. В силу постоянного обмена информацией (фактами и мнениями) в так называемых контактных группах информация, полученная от журналистики, широко циркулирует в обществе, притом в более или менее модифицированном виде, и это требует учета в журналистской деятельности.

Сложившаяся вокруг конкретного издания (программы) группа читателей/слушателей/зрителей - «Известий» или «Труда», «Маяка» или «Орфея», «Времени» или «Вестей» - это реальная аудитория. Те же члены общества, какие еще не влились в реальную аудиторию, но могут ею стать (если издание сумеет добиться большего «приспособления» материалов по интересам, доступности, увлекательности и пр. и соответственно увеличить розницу и подписку, а программа ТВ/РВ, помимо этого, еще и зону уверенного приема), составляют потенциальную аудиторию издания/программы. А те слои и группы общества, на которые специально рассчитана газета или радиопрограмма и значительную часть которых эти СМИ стремятся сделать своими читателями или слушателями, разработав соответствующее направление деятельности и реализующую его информационную политику, составляют расчетную аудиторию. В реальную аудиторию входит лишь часть расчетной (поэтому всегда велика потенциальная аудитория). Вместе с тем часть аудитории реальной составляет как бы случайная аудитория, на которую специально учредитель и редакция не рассчитывают.

Эффективная информационная политика складывается лишь при условии четкого планирования расчетной аудитории, определения реальной аудитории и выработки дальнейших шагов, способствующих укреплению контактов с аудиторией. Вариантов здесь может быть множество в зависимости от реального положения вещей и целей учредителя и редакции. Например, можно стремиться только лишь удержать реальную аудиторию или расширить ее за счет потенциальной; можно сократить аудиторию (делая ее в каком-то смысле элитарной) или, наоборот, максимально широко привлечь в нее самые разные слои и группы. Отсюда и тиражи - от нескольких тысяч до многих миллионов. Все сказанное относится также к аудитории радио и телевидения.

В целях эффективного осуществления информационной политики в ее аудиторной ориентации каждая редакция должна регулярно изучать свою аудиторию. Практически ориентированное знание аудитории складывается из сведений по крайней мере из трех сфер представлений о ней.

Во-первых, это социально-демографические характеристики аудитории (образование, профессия, пол, возраст, семейное положение, место жительства и т.д., что обычно фиксируется статистикой).

Во-вторых, это сведения о характере и состоянии массового сознания аудитории (о взглядах и убеждениях, целях и стремлениях, об ориентированности в общественно-политической жизни, отношении к власти и оппозиции, участии в партиях, союзах, ассоциациях и других организациях и т.д.).

В-третьих, сведения об информационном поведении (об источниках регулярно получаемой информации, отношении к различным изданиям и программам, интересах, о запросах, мотивах обращения к СМИ, предпочтениях тех или иных тематических пластов, рубрик, творческих форм, характера изложения, авторов и т.д.).

Существенное значение этих знаний - в возможности на их основе выявить потребности аудитории (ее различных слоев) в информации: ведь для этого необходимо сравнение реального состояния аудитории с тем, какое редакция считает оптимальным. Точное знание потребностей аудитории - основа принципиальной направленности информа ционной политики.

Однако журналистам должно быть хорошо известно, что «руководителем» аудитории в выборе источников информации, формировании отношения к ним, отборе материалов для беглого знакомства или внимательного освоения (или полного игнорирования представленных текстов), в характере освоения информации, т.е. «руководителем» реального ее информационного поведения, является информационный интерес (лат. interest - «имеет значение», «важно»).

Интерес особым образом связан с потребностью. Важно прежде всего то, что интересы основываются на потребностях и так или иначе отражают их. Однако это «так или иначе» находится в диапазоне от верного отражения потребностей в интересе до «нулевого» их понимания, т.е. когда потребность реально есть, но она не представлена в круге интересов. Бывает, кроме того, неверное и искаженное отражение потребностей в интересе. Интересы могут быть ложными, извращенными, вульгарными, низменными, недостойными человека, идти вразрез с подлинными нуждами людей.

Журналистская забота - удовлетворение потребностей, понимание которых должно быть положено в основу направления и информационной политики каждого СМИ. Однако аудитория в своем информационном поведении руководствуется собственными интересами, которые могут не только отличаться от потребностей, но быть даже в чем-то им противоположными.

Об этих непростых отношениях «потребность - интерес» журналисту важно знать именно потому, что руководствуется аудитория как раз интересами, т.е. субъективными желаниями и стремлениями. Тем самым организация эффективного функционирования журналистики наталкивается на некое противоречие, которое в силу своей «непреодолимости», неустранимости, постоянства представляет собой специфическое условие функционирования журналистики и с которым нельзя не считаться, если есть желание работать эффективно.

Законом деятельности журналистики поэтому является такое удовлетворение потребностей, которое протекает с учетом интересов, т.е. материалы журналистики должны не только отвечать интересам аудитории, но через интересы удовлетворять потребности, связывать интересы и потребности. Каждый материал должен быть интересным, иначе, будучи помещенным в издание или включенным в программу, он не будет воспринят аудиторией. Разумеется, для ответственной журналистики недопустима игра на низменных интересах, на дурных склонностях людей, эксплуатация дегуманизирующих факторов.

Внимание журналиста к интересам аудитории предопределяется, таким образом, ролью интереса как «посредника» между журналистикой и аудиторией. Если журналист не умеет или не хочет использовать этого «посредника» в целях удовлетворения потребностей, ему не удастся добиться успеха. Идти же просто «за» интересом, «на поводу» у него - значит потерять из поля зрения принципиальный ориентир - потребность (хотя часть потребностей, которые точно отражаются в интересах, удовлетворить в таком случае можно вполне эффективно).

Наряду с интересами важную роль в информационном поведении аудитории играют мотивы обращения к источникам информации. Интересы проявляются в том, что хочет читать, слушать, смотреть аудитория (какие темы, проблемы, характеры, события, подходы и т.д. ее привлекают). А мотивы обращения к СМИ отвечают на вопрос, зачем нужна аудитории информация, а также дают представление о роли, какую, с точки зрения аудитории, должна играть в ее жизни массовая информация, определяют личностный смысл ее получения.

Спектр мотивов весьма широк. Важнейшими из них являются: ориентационный мотив в разных проявлениях (в фактах, в смысле и связях фактов, в закономерностях и т.д.); мотив выработки и укрепления социальной позиции, подходов, взглядов; престижный мотив (реализация самоуважения и признание со стороны окружающих в связи с использованием «достойных» источников информации); утилитарный (получение практически полезной информации для сферы труда, проведения свободного времени, политической деятельности, самообразования и т.д.); рекреативный (отдых, развлечение, заполнение досуга); мотив культурного развития; познавательный мотив; мотив установления контактов с людьми и т.д.

Интересы (что хочу) и мотивы (почему хочу) определяют систему предпочтений тех или иных рубрик, творческих форм, тематических пластов, областей и проблем жизни, авторов, что выражается в «читаемости», «смотримости», «слушаемости» публикаций и передач. Знание их позволяет понять, что реально получает из СМИ аудитория. В связи с неудовлетворенными интересами и мотивами в аудитории возникают запросы - обращенные к СМИ пожелания, в которых выражается стремление получать определенную информацию. В явно выраженных пожеланиях (например, в письмах) или в направленности склонностей, проявляющихся в поведении аудитории, сказывается ощущение «информационного вакуума», который, с точки зрения аудитории, требует восполнения в изданиях и программах.

Принципиальная линия поведения в журналистике, если рассчитывать на эффективное выполнение информационной политики, получает конкретные формы через практический учет - прямое или косвенное выполнение «требований» аудитории, т.е. ее интересов, мотивов, запросов, предпочтений. Отсюда необходимость найти способы передачи информации, которая соответствовала бы потребностям и вместе с тем вызывала бы у нее активный интерес и осваивалась бы ею без излишних затруднений.

Журналисту необходим живой интерес аудитории, ее заинтересованный отклик, укрепляющееся доверие. Поэтому недовольство, высказываемое журналистами по поводу аудитории, жалобы на ее невнимание, непонимание, на отсутствие у нее интереса должны быть обращены ими прежде всего к самим себе - это они не сумели установить контакт с аудиторией, что является их профессиональным долгом. Аудитория же как «потребитель» информационного продукта ни в чем не виновата: надо уметь устанавливать контакты с той аудиторией, какая есть. Но при этом не следует идти на поводу у нее и действовать по принципу «дайте аудитории все, что она хочет».

Существуют четыре основных пути поведения журналиста по отношению к аудитории:«лобовой» - когда удовлетворение потребностей в информации никак не связывается с интересами аудитории; «хвостистский» - когда, наоборот, вся информационная деятельность основана на интересах аудитории при невнимании к ее потребностям; есть еще и «манипулятивный» путь - стремление привлечь аудиторию обманом, демагогически увлекая ее популистскими обещаниями, ложными посулами, скрывающими циничное стремление использовать аудиторию как орудие достижения целей, вовсе не соответствующих ее потребностям, но прямо связанных с позицией СМИ и стоящих за ним сил. Наконец, имеется «реалистический» путь - когда творчески соединяются потребности с интересами в целях гуманистического возвышения аудитории.

Эффективность информационной деятельности при использовании первого и второго путей возможна лишь как случайное, притом весьма редкое «попадание в цель», когда непреднамеренно потребность встречается с интересом или наоборот. Честный журналист должен избегать манипулятивного пути, в основе которого лежит обман. Действительный же успех возможен только при осуществлении четвертого, реалистически-гуманистического пути, и эффективность движения по нему тем выше, чем выше умение, перерастающее в искусство и мастерство. Именно на нем достигаются творческие высоты.

Выбор «реалистического» пути предполагает, следовательно, не только знание аудитории, но и умение действовать так, чтобы добиваться гуманистически ориентированного успеха в проведении своей информационной политики. Здесь возникает некоторый парадокс: с одной стороны, надо идти «за» аудиторией (удовлетворять ее интересы), с другой - быть постоянно «впереди» нее (способствуя ее движению в соответствии с потребностями). Это трудный, но единственно возможный, действительно эффективный путь. Он требует дифференцированного подхода к разным слоям аудитории, умения работать с каждым из них на основе их собственных интересов и потребностей. Благодаря такому подходу появляется возможность достичь высокой популярности (лат. popularis - «народный»). Достижение популярности - требование, принципиально общее для любого журналиста-демократа в его работе с аудиторией. В соответствии с требованиями популярности, характеризующими взаимоотношения в системе «журналист - аудитория», формируются представления о свойствах произведений, делающих их эффективными.

Первое из этих свойств - свойство близости. Оно проявляется в произведениях как прямая связь с вопросами, фактами, лицами и т.д., волнующими аудиторию, с ее жизненными интересами, запросами, проблемами, касающимися самых различных областей аудиторных интересов (экономических, социальных, политических, духовных и т.д.) и сфер их проявления (в труде, общественной жизни, быту, досуге и т.д.). Только тогда, когда журналист знает аудиторию, он может решить, на какой почве сблизиться с ней, как найти общую платформу для разговора. Ведь первый шаг на пути сближения с аудиторией - всегда поиск точек соприкосновения. Они могут быть и мелкими, узкожитейскими (зарплата и транспортное обслуживание, торговля и бытовые услуги...), и масштабными, затрагивающими глобальные проблемы человечества, но в любом случае важно постоянно поддерживать интересы аудитории, которые можно и нужно использовать при налаживании контакта.

Разумеется, требование «близости» ни в коем случае не является самодовлеющим - оно используется как отправной пункт, как основа для развертывания мысли, реализующей потребность аудитории в информации. При этом, конечно, движение от «близкого» к «далекому» не должно быть искусственным, внешним. «Близкое» - это не просто точка опоры, а именно почва для развертывания идей, связанных с потребностями, и одинаково важно и «близкое», и «далекое».

Отвечающая требованиям «близости» информация может быть общезначимой для многих слоев аудитории. Но нередко бывает необходимо искать точки соприкосновения с различными слоями аудитории в отдельности. Именно с этим связана дифференциация изданий и программ, наличие «адресных» рубрик в общеполитических изданиях. Дело в том, что к разработке общезначимой идеи путь часто лежит через различные «двери» и «тропинки». Ведь молодежь могут волновать совсем другие проблемы, чем пенсионеров, а с любителями легкой музыки иной разговор, чем с поклонниками классики, к осознанию глобальных проблем школьника надо вести одним путем, рабочего-горожанина - другим, а жителя деревни - третьим. Таким образом, дифференцированный подход к одной и той же проблеме оказывается так же необходим, как единый - к разным. Например, чтобы быть убедительным и «близким» в разговоре с конкретным слоем аудитории о заработной плате, надо исходить из общего положения дел, в том числе и из представления о том, как она складывается в других отраслях, регионах и т.д.

Итак, чтобы «уметь подойти» к аудитории, необходимо располагать материалом жизни, важным для нее, и на привлекающем материале сближать аудиторию с этим необходимым для нее, но не входящим в круг ее непосредственных интересов.

Вторым свойством, характерным для вызывающих высокий интерес произведений, является ситуативность повествования. Она проявляется в том, что ход рассуждений, аргументации, выводов автора постоянно вращается вокруг конкретных ситуаций жизни. В различных произведениях это свойство проявляется по-разному: одно дело репортаж о частном событии, когда отдельная ситуация предстает как на ладони, другое - дискуссия вокруг макроситуации в экономике страны, в ходе которой участниками представляются лишь «осколки» частных ситуаций в качестве примеров и аргументов. Но в любом случае в журналистике «полагается» держать перед мысленным взором конкретные ситуации, с тем чтобы размышления опирались на жизненную конкретику, на случаи из жизни, представляющие характерные проявления общего положения вещей.

Ситуативность подхода журналиста входит в арсенал эффективности, так как отвечает характеру общественного мнения, которое «видит» действительность как совокупность микро- и макроситуаций современности. Вместе с тем воссоздавая явления действительности в их внешних проявлениях и внутренних связях, раскрывая их смысл и значение в ходе представления и анализа ситуаций на глазах у аудитории, журналист как бы вовлекает ее в поиск истины, и тогда суждения и выводы оказываются основанными на прочном жизненном фундаменте.

Построенное на тщательном разборе ситуации - «жизненных случаев» - произведение часто может увеличиться в объеме - это оказывается оправданным, если усиливает воздействие. Впрочем, журналист может ограничиться и «осколками» ситуаций, отдельными деталями и подробностями, выразительными штрихами, и тогда появляется возможность работать в малых жанрах (ведь пятистрочная заметка представляет именно частичку развивающейся ситуации, которую журналистика отслеживает в ряде произведений).

И даже в том случае, когда журналист обращается не к общественному мнению, а, например, к мировоззрению или историческому сознанию, важна связь с современностью, которая проявляется в отталкивании от текущих событий, ситуаций, фактов, на базе которых можно извлекать фундаментальные (из области философии, права, этики и т.д.) уроки для современности, тем самым отвечая на волнующие аудиторию злободневные вопросы.

Третьим свойством, привлекающим аудиторию, является драматизм повествования. Его проявления многообразны.

Прежде всего это демонстрация драматизма самой реальности. Без конфликтов (от малых разногласий до острой борьбы) не обходится повседневная жизнь, через столкновения протекает процесс формирования и развития общества. Вскрывая, показывая, анализируя суть конфликтов, демонстрируя драматизм происходящего, журналист эффективно вовлекает аудиторию в эмоционально насыщенное «слежение» за развертыванием и исходом конфликтной ситуации.

Другая форма проявления драматизма в произведении - это демонстрация драматизма «искания истины» самим автором на глазах аудитории, показ «приключений» его мысли в ходе поиска ответа на поставленные вопросы, в процессе осмысления даже и бесконфликтных ситуаций. Демонстрация хода журналистского «расследования» активизирует внимание аудитории, чего трудно добиться при простом изложении выводов, сделанных по результатам анализа «в уме», заставляет следить за развитием мысли, проверять верность суждений и доводов автора. Тем самым формируется активное отношение к «расследуемому» читателей, слушателей, зрителей, более полным и прочным оказывается усвоение ими информации.

Драматизм может быть достигнут также путем активной диалогичной формы общения с аудиторией, открытого разговора с читателями, слушателями или зрителями. В прямом обращении к аудитории широко используются риторические «фигуры» (вопросы, поставленные как бы от имени аудитории, и сразу же даваемые ответы, указания на возможные несогласия аудитории и предлагаемая автором контраргументация, возражения на невысказанные сомнения и т.д.).

Диалог с аудиторией чрезвычайно важен, если учесть, что журналистика по природе своей призвана «общаться» с аудиторией, имея в виду характер и состояние массового сознания. Знакомство с массовым сознанием помогает выявить, что в нем верно и неверно, что существует в виде вопроса или проблемы, что из необходимого отсутствует. Соответственно в ходе диалога с аудиторией потребность в информации выявляется как необходимость развивать, пополнять, углублять верные представления; бороться, вытеснять, полемизируя с неверными; отвечать на важные для аудитории вопросы; хотя бы обсуждать волнующие ее проблемы, если невозможно предложить их решение; восполнять пробелы, «пустоты» в массовом сознании. Так диалогическая форма оказывается не формальной, а глубоко содержательной, помогающей решать принципиально важные вопросы журналистики.

Четвертый вариант - диалог с оппонентом на глазах у аудитории. А при отсутствии реального оппонента используется образ так называемого «адвоката дьявола» - сторонника взглядов, которые хочет опровергнуть журналист. Дело в том, что при отслеживании столкновения участников спора появляется возможность как бы «со стороны» сопоставлять подходы и идеи, наблюдать протекающий «на глазах» аудитории поиск наилучшего решения и, соглашаясь или не соглашаясь, вырабатывать свой взгляд. Тем самым в ходе обдумывания аудиторией предлагаемых оппонентами идей резко активизирует ее внимание и стремление разобраться, что способствует повышению эффективности влияния на аудиторию.

Такова «логика» популярного изложения, удовлетворения потребностей с учетом интересов, запросов, предпочтений аудитории. Но журналисту надо, кроме того, учитывать «психологию» освоения предлагаемой аудитории информации.

Поэтому требование популярности журналистских произведений предопределяет также необходимость учета законов восприятия информации, без чего даже вполне соответствующее потребностям и интересам аудитории произведение столкнется с существенными препятствиями «по дороге» к аудитории, на пути сближения с ней - с так называемыми психологическими барьерами.

Восприятие - это деятельность воспринимающего субъекта, активность, направленность и сосредоточенность которой зависят не только от предлагаемой информации, но и от субъекта восприятия, реципиента.

Важнейший из действующих при контакте «потребителя» с информацией механизмов - установка восприятия. Это зависящая от фундаментальных компонентов сознания людей (прежде всего мировоззрения, а также обобщающих характеристик общественного мнения) готовность, предрасположенность реципиента реагировать определенным образом на предлагаемую информацию, зависящим от сформировавшихся у него жизненных позиций. Поэтому журналистам важно знать, каковы фиксированные, прочно сформированные установки принципиального характера и установки ситуативные, связанные с конкретным умонастроением момента.

В зависимости от своего содержания установки предопределяют характер восприятия и потому на первых его шагах становятся предваряющими характер поведения аудитории предиспозициональными факторами. Первый этап работы установок - поисковые операции, в ходе которых в соответствии с жизненными позициями, ценностями и стремлениями реципиентов выбирается источник информации и определяется отношение к нему в целом и к его отдельным составляющим (рубрикам, разделам, авторам и т.д.). Это так называемая селективная экспозиция. На этом этапе возникает предварительная оценка возможной информативности оказавшихся в поле восприятия произведений и в соответствии с этим определяется главный предмет восприятия, тогда как все остальное оказывается лишь его фоном и живет как бы на его периферии.

Второй этап работы установок - собственно восприятие. Включаясь в процесс контакта с информацией, установки предопределяют отбор сведений (селективность экспозиции и затем восприятия). При этом действует ряд принципов восприятия. Принцип настороженности проявляется в том, что информация, несущая сведения об угрозе, затрагивающая жизненные интересы реципиентов, принимается наиболее полно и осмысливается быстрее всего, оказывая наивысшее воздействие.

В соответствии с принципом резонанса информация, отвечающая запросам, пожеланиям, стремлениям реципиентов, воспринимается быстро легко и правильно. Наоборот, принцип защиты проявляется в том, что не связанная с интересами и нуждами реципиентов или тем более противоречащая им информация осваивается медленно, плохо и подвергается искажению.

Прекращение контакта с информацией (т.е. завершение чтения или просмотра) не означает, что ее восприятие закончено. Дело в том, что установки определяют также и постдиспозициональные действия - третий этап восприятия, в ходе которого обнаруживается «последействие воспринятого ранее. Несущий информацию текст может приниматься/ отвергаться (полностью или частично), а принятая подвергается переработке, а затем включению (порой в борьбе и с «потерями») в систему сознания, в той или иной мере перестраивающегося под влиянием воспринятого. В ходе восприятия устанавливается значимость информации для реципиента, и одновременно проходит «передача» принятого на хранение (селективность запоминания).

Знание о системе установок и характере их проявления у конкретных групп реципиентов (а оно формируется прежде всего на основе изучения социальных позиций аудитории) позволяет вырабатывать эффективные способы информирования. Наиболее верно, легко и полно усваивается информация, способствующая усилению позиции группы, укрепляющая позиции реципиентов, а также ведущая к малым изменениям их взглядов и установок.

Если же необходимо передать в аудиторию информацию конверсионного характера (т.е. противоречащую сложившимся представлениям), следует опереться на другие стороны сознания, другие ценности и стремления реципиентов. В силу сложности и часто противоречивости сознания такую опору удается найти лишь знающим и опытным журналистам. Например, к тем, кто безразличен к классической музыке, более того, «агрессивно» относится к ней, можно идти через позитивные установки в других областях. В частности, или через бытовой танец в классической транскрипции, или через демонстрацию отношение к классике высокоавторитетных в этой аудитории личностей, или через «фоновое» ее звучание в интересных для аудитории передачах, или через сближающие с интересами аудитории и потому привлекательные рубрики типа «Этюды о шедеврах» и т.д. и т.п.).

В процессе восприятия информации наряду с социально-психологическими установками действуют также общепсихологические закономерности внимания, понимания и запоминания, которые, разумеется, требуют учета при проведении журналистских акций.

Внимание к информации зависит от ее значимости для реципиента. При этом, чем выше внимание, тем больше в процессе восприятия замечается подробностей («аналитический эффект»), тем сильнее впечатление («фиксирующий эффект») и отчетливее («усиливающий эффект»). Поэтому, чтобы вызвать высокий уровень внимания, журналисту важно опираться на такие компоненты информации, которые вызовут это внимание, организовать свою деятельность так, чтобы подаваемые сведения были насыщены информацией, привлекающей внимание.

Самое простое и очень эффективное решение задачи по привлечению внимания (и в значительной мере по его поддержанию) возможно на путях использования особенностей непроизвольного внимания. Этот вид внимания базируется на остром ориентировочном рефлексе (рефлексе «что такое?») как непроизвольной реакции на необычное, непривычное, само по себе бросающееся в глаза в «информационном поле» (такое действие производит сенсация). Даже простое объявление будущей передачи, если в нем выделено что-то необычное, особенное, имеет огромное значение для установления первичного контакта с информацией. Но непроизвольное внимание действует недолго.

Действительно активное и «понимающее» восприятие начинается тогда, когда реципиентами понято глубокое значение информации для реципиента. Так совершается переход к произвольному вниманию, связывающему информацию с глубинными областями сознания аудитории. Однако «чистое» произвольное внимание часто оказывается нелегким делом (логика: «важно, но трудно»). Отсюда возникновение недовольства текстом и его автором. А иногда и отказ от продолжения контакта с ним.

Максимально эффективно восприятие протекает в том случае, когда соединены эти оба вида внимания - непроизвольное и произвольное. Это так называемое послепроизвольное внимание, основой которого является сочетание важности и привлекательности.

Но и в этих условиях механизмы внимания действуют так, что неизбежными оказываются переключения и отвлечение внимания. Это следует учитывать и разнообразить повествование - перемежать планы, вводить «освежающие» отступления, излагать концепт (главную мысль) произведения рассредоточено, вариативно, чтобы «потери» не повлияли на усвоение главного.

Для оптимизации восприятия массовой информации важно также учитывать закономерности понимания и запоминания. Освоение информации будет существенно облегчено, если она будет «предъявляться» в соответствии с правилом движения от интересного факта к главному выводу, от сенсационного «зачина» к содержательно-закономерному «ядру», от явления к сущности и т.д. «Заголовочный комплекс» (рубрика, название произведения, подзаголовки, объясняющая «врезка» и др.) на уровне первичного синтеза дает общее представление о наиболее значимом для аудитории. А последующее повествование представляет развертывание системы подробностей, по мере обсуждения которых «по

нарастающей» идет вторичный синтез, ведущий к формулированию концепта произведения. Это касается крупных произведений. В сводках же новостей эффективен путь, когда вначале сообщается о самом важном («новости вкратце»), затем дается подробное изложение, а в конце выпуска снова повторяются главные темы и суждения.

При этом важно, как аудитория относится представляющему информацию журналисту. Это называют «эффектом ореола» - зависимостью характера восприятия оттого, каков (положительный, нейтральный или отрицательный) имидж журналиста-ведущего сложился в аудитории, каков накопленный им капитал доверия. Поэтому надо стремиться к тому, чтобы аудитория видела в авторе своего «представителя», общаться с которым интересно и полезно.

Таким образом, достижение популярности - важнейший путь к эффективности. При этом подлинная популярность далека от заигрывания с аудиторией. Наоборот, требуя учета реальностей (уровня образованности, системы интересов, состояния умонастроений, механизмов восприятия и т.д.), она нацелена на развитие сознания и поведения аудитории.

Движение от интересного к важному, от поверхностного к существенному, от события к закономерности при повествовании увлекательном и притом подвигающем аудиторию путем демонстрации хода рассуждений автора к самостоятельному анализу явлений в дальнейшем - эти и другие черты популярного изложения способствуют обогащению внутреннего мира аудитории, развитию ее гражданской самостоятельности и активности.

Направленность же формирования сознания и поведения аудитории во многом зависит от социальной позиции журналиста. И чем более эффективными приемами работы он владеет, тем выше мера его свободы, а вместе с тем и степень его ответственности за процессы и результаты своего труда.

© Центр дистанционного образования МГУП